«Зажравшиеся» сироты

Герман Пятов 30.12.2018 17:52 | Общество 41

Почему сироты в детских домах требуют от деда Мороза брендовую обувь за 25 000 рублей и смартфоны за 60 000

«Мою маму убили пьяные дяди и я все время плачу и скучаю по ней. Ну а так я живу хорошо. Я и работяга могу капать, грабать, похать собирать траву рыхлить, собирать яблоки, вишни, груши, шиповник, картошку, сливы, кабачки ну и так далее. Я умею ездить на тракторе. Ну ещё мне нравится когда дают вкусно есть» (Валентин, 12 лет).

***

«Я девочка небольшого возраста. Красивая, визучая и неглупая… У меня есть приемные родители, но они необычные американцы. Я их очень люблю. И они меня надеюсь тоже. … Мне нравится, когда мне присылают посылки, подарки и их смотрю. Мне это интересно»(Юлия, 12 лет).

***

«Я с самого детства без отца, мама умерла в 29 лет я в тот день был в приюте но бабушка меня сразу забрала. Потом где-то через неделю меня отправили в приют. …с 9 лет я по приютам. В приюте мы с пацанами ходили на рыбалку. Рыбачить меня научил дедушка, которого убили наркоманы» (Владислав, 13 лет).

***

«Я живу в интернате, потомушто у меня умерла мама. Сначала я жил в дедоме. «Еслибы у меня были родители яб их любил и помогал. Я уже умею стерать свои вещи и умею убираться в своей комнате» Игорь, 9 лет. Желание №1 плейер. Желание №2 футбольный мяч. Желание №3 скейтборд».

\

Фото Германа Пятова

Это цитаты из писем, которые писали мне дети-сироты в ходе акции «Три желания», которую мы проводили в разные годы в сиротских учреждениях разных областей. Таких писем у меня несколько тысяч, и исполненных желаний тоже.

Но лет пять, или даже больше мы эти акции не проводим.

Рассказываю, почему.

Буквально пару часов назад бухгалтер мне читает очередной заголовок в новостях:

«Детдомовцы попросили у Деда Мороза обувь Gucci».

В статье очередные горе-благотворители жалуются на «циничных и алчных сирот», которых не устраивают простые подарки, которым, понимаешь, брендовые вещи подавай.

Руководитель фонда возмущается: «дети просили только дорогостоящие подарки: вещи брендов Gucci, Nike, Reebok и другие. Она заключила, что ребят из детских домов сложно порадовать, поскольку они любят только брендовую одежду».

Меня искренне удивляют так называемые «благотворители», которые берутся за организацию акций с исполнением желаний сирот, вообще не представляя себе, как сегодня живут дети-сироты в детских домах, чем занимаются, о чем мечтают.

Я посмотрел в свой Живой Журнал — там под тегом «Акция «Три желания»» самая «свежая» запись датирована июнем 2011 года. Примерно тогда и была последняя акция. И тогда уже обозначилась эта тенденция: воспитанники побойчее или даже, прямо скажем, понаглее, просили дорогие смартфоны, ювелирные украшения, и т.д. Правда, в то время таких было немного, буквально единицы, но это был четкий «звоночек». Желания основной массы сирот в те годы были вполне «безобидными»: велосипеды, ролики, коньки, санки, аудиоплееры, куклы, машинки на радиоуправлении.

Идея акции «Три желания» появилась у меня еще в 1999 году, и в том же году была реализована в 72 детдоме г. Рыбинска Ярославской области. Потом были десятки других детских домов и тысячи сирот из Тверской, Смоленской, Калужской и Брянской области. Но мы не проводили акции с сиротами, которых мы не знаем. Все детские дома и интернаты мы посещали регулярно, с детьми был хороший контакт. И сама акция была тщательно продумана, чтобы не стимулировать потребительское отношение со стороны детей.

Когда принималось решение о проведении акции в детдомах какой-либо области, мы объезжали все детские дома, рассказывали детям, что и как они должны написать, чтобы одно из заявленных желаний было исполнено, раздавали специальные бланки для писем.

Каждый ребенок должен был не просто написать: «Хочу то-то и то-то!», а заполнить анкету, в которой рассказать о любимых предметах, о том, кем мечтает стать, о своей жизни, своих увлечениях, успехах, навыках и т.д. Это давало возможность познакомиться немного ближе с тысячами детей, а также выбрать правильное желание — по условиям акции исполнялось одно из трёх. В этом тоже была хитрость. Если ребенок показывал старание, то выбиралось более сложное, как правило, более дорогое. Если же отношение со стороны воспитанника было наплевательским — просто имя, фамилия, и «ДАЙТЕ!», то исполнялось самое простое из трёх желаний. Как правило, такие филоны не утруждали себя обдумыванием, первым писали самое желаемое, а потом — что в голову взбредет.

Кроме всего прочего, по письмам детей можно было четко выделить тех, кто стремится вверх, и готов ради этого трудиться. Это было самое важное, потому что таким мы давали «путевку в жизнь» — устраивали на учебу и работу в Москве.

Однако, несмотря на все наши ухищрения, деградация всей системы образования не миновала и детские дома.

Что мы сегодня наблюдаем в системе в целом? Как в обычных школах, так и в детских домах делается акцент на развитие материальной базы — дорогие ремонты, мебель, телевизоры, игрушки, но при этом очень мало воспитательной работы с самими детьми.

Это все, вместо того, чтобы развивать детей, их развращает. Для сирот это вообще критично — им же все достается без усилий с их стороны, «на блюдечке». В отличие от домашних детей, они не видят, каких трудов стоит взрослым людям заработать деньги на все их «хотелки».

Поэтому мы от всех этих «праздников жизни» отошли. Мы не устраиваем ни новогодних поздравлений, ни акций исполнения желаний.

Раньше у нас была масса программ по трудовой адаптации сирот, по которым сироты делали мебель своими руками, шили себе постельное белье и одежду. Мы привозили детей предвыпускного возраста в Москву, и устраивали на работу на 2-3 недели. Сироты могли своими глазами увидеть, как нужно вкалывать, чтобы жить в достатке.

Вы можете спросить: «Почему раньше? А что же сейчас?» А сейчас — никому ничего не нужно! Администрация детских домов в частности, как и администрация учебных заведений вообще, загнана чиновниками в жесткие рамки инструкций и приказов, которые направлены на то, чтобы выстроить систему «фасадного благополучия». Это позволяет чиновниками успешно отчитываться перед вышестоящими органами, и пилить бюджеты на ремонтах, закупке мебели и т.д. А сложные программы социальной, трудовой и бытовой адаптации для чиновников и администрации — ненужные риски.

Воспитанием и социальной адаптацией сирот занимаются разве что в одном из десяти сиротских учреждений, да и то на свой страх и риск. Поэтому у воспитанников сиротских учреждений такие приземленные мечты.

Ну, а что вы хотели? У нас вся страна так живёт!

Деградирует образование, деградирует культура, деградирует все общество. А сироты — просто часть общества, причем не самая успешная. Так что, если хотите сделать для сирот что-то хорошее — лучше поезжайте в детский дом лично, и научите детей чему-то полезному, что умеете сами: шить, вязать, делать мебель, ремонтировать сантехнику и водопровод. И не ждите, что за вас это сделают благотворительные фонды — нет таких фондов.

Сейчас на главной
Статьи по теме

Популярное за неделю