Жареный петух

Русранд 19.11.2018 18:00 | Политика 39

Больше пяти лет пишу о том, что наше сельское хозяйство, которым в последнее время наладились патриотически гордиться, — отвёрточное. Оно — локальная сборка из привозных компонентов. Но это не производило впечатления. Иногда читатели меня даже критиковали за недооценку отечественных производственных успехов. Ещё в 2014 г. я рассказывала, как на выставке «Пир» производитель диетических цесарок рассказал, жаловался, что стопроцентно зависит от иностранных яиц. Так оно и есть. Наше птицеводство в автономном режиме может существовать месяца полтора.

Российская «модернизация» до сих пор происходила по колониальному типу — с сохранением полной зависимости от метрополии. Надо очень внимательно смотреть, чтобы не принять за прогресс и развитие тотальный раздрай и упадок.

Фермер, владелец молочного хозяйства, рассказывает: в передовых хозяйствах процесс механизирован, роботизирован, информатизирован — смотри и умиляйся. Но такая мелкая деталь: каждые две недели обновление для доильных роботов закачивают из Голландии. Не закачают — и пропало передовое хозяйство. Не лучше ли что-нибудь попроще и понадёжнее? Тем более что с нашими просторами мы можем позволить себе не самые высокие урожаи и надои: у нас полей и лугов достаточно.

И вот — свершилось! Наконец на отвёрточное сельское хозяйство обращено высочайшее внимание. Агентство Bloomberg (США) сообщает: «Путин возрождает советскую суперкурицу».

Нечего сказать, терпеливая оказалась хохлатка, коли не выродилась, не испустила дух за четверть века рыночных реформ по прописям Мирового Банка.

Сейчас работа над собственным бройлером возобновлена, о чём рассказал 78-летний президент Российского птицеводческого союза и один из создателей российской породы Владимир Фисинин. «Фисинин отмахивается от критиков, которые считают, что позиции Запада в птицеводстве неприступны. По его словам, проект „Смена“ выполнит поставленную перед ним задачу и к 2025 году захватит 25 процентов внутреннего рынка», — сообщает Bloomberg.

Возраст учёного — очень типичен для российской науки в целом: у нас есть поколение «дедов» и поколение «внуков», а «отцов»-то и нет. Сегодня надо срочно передать дедову мудрость внукам, иначе всё придётся создавать сначала. А для этого нужны высокие стипендии для студентов и аспирантов в сельхозвузах, серьёзные задачи и строгий спрос за результат. И это делать надо немедленно. Желающие работать молодые учёные — воспитаются; надо только не бросать их на полпути. Безусловно, нужны экспериментальные хозяйства, поля. Когда-то у нас под Москвой был институт кормоводства, где исследовались и разрабатывались наилучшие корма для животноводства. Теперь там Сколково, а породистую скотину и рационы для неё мы получаем из-за границы. Но не только в скотине дело. У нас импортные семена овощей — практически полностью. А они — невозобновляемые.

Это так называемые гибриды первого поколения: на следующий год надо закупать опять. Мы висим на том же крючке транснациональных корпораций, что и самые затрапезные страны третьего мира.

И вот наконец на овощи обратили внимание: «Правительство уже утвердило программу по замене семенного картофеля, и теперь работает над программой по свекле». А яблоки собственных сортов нам что — не нужны? Раньше в каждой климатической зоне был свой институт садоводства, который выводил или районировал сорта яблок. Теперь покупают колоновидные импортные яблони, которые живут несколько лет, а там — надо опять покупать.

Аналогично обстоит дело со средствами защиты растений — от сорняков, вредителей, болезней. Эту «химию» очень ругают в быту, но без неё высокого урожая не получишь. Так вот она — импортная.

Аналогично — с т.н. премиксами — белково-витаминными добавками в корм скота. А ведь в 70-е годы было построено несколько предприятий по их производству. В 90-е они прекратили работу: и то сказать, хозяевам жизни конкуренты не нужны.

Ещё в XVIII веке было замечено: передовое сельское хозяйство есть только в тех странах, где есть передовая обрабатывающая промышленность. Нам нужно независимое производство сельхозтехники, химии, семян, выведение сортов и пород скота и птицы.

Это очень трудно и дорого, и заниматься этим может только государство: никакие «инвесторы» в это вкладываться не будут: окупится «не в этой жизни». Эту работу надо воспринимать наравне с оборонной.

К сожалению, действовать на опережение у нас не получается: гром не грянет — мужик не перекрестится. Когда-то наша селекционная наука, впоследствии заброшенная, создавалась в крайне жёстких условиях, под угрозой голода. Вот, например, Всероссийский научно-исследовательский институт селекции и семеноводства овощных культур (ВНИИССОК) — старейшее, ведущее селекционное учреждение России. Создано было в 1920 г., во время Гражданской войны. Тогда из южных районов и-за границы прекратилось поступление семян овощных культур, что и побудило Наркомзем в 1918–1919 годах приступить к делу.

Пора бы и нам: жареный петух — уже на подлёте.

Татьяна Воеводина

Источник


Автор Татьяна Владимировна Воеводина — предприниматель, сельхозпроизводитель, публицист и блогер.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора