Жители Ульяновска бьются с бандеровцами из администрации

Буркина Фасо 30.05.2018 14:36 | Общество 78

Жители Ульяновска выступили против переименования главной Площади Ленина в Соборную, протестная акция на днях прошла в форме встречи с депутатами Госдумы РФ, хотя местные власти и пытались не допустить скопления тысячи горожан, так как высказывание воли людей считают не более, чем провокацией. Губернатор Ульяновской области Сергей Морозов, с чьей подачи начались переименования в Ульяновске, собрание проигнорировал.

В день сбора народа на Площади Ленина два крана «Ульяновец» подняли лозунг: «Долой Морозова» и » Слава Ленину!».
Некоторые активисты даже приковали себя цепями к габаритным машинам, этим красноречивым жестом противники переименования демонстрировали превращение народа в рабов, которым, видимо, в скором времени будет нечего терять, кроме своих оков.
С депутатами Госдумы РФ Алексеем Куринным, Валентином Шурчановым, Денисом Парфеновым и Юрием Синельщиковым пообщаться собрались более тысячи граждан. Некоторые легкомысленные журналисты сравнили ситуацию с майданом, но организаторы отмечают, что именно власть, снося памятники и убирая советские названия, «уподобляется бандеровскому режиму».
Многие очевидцы признались, что такого единого и бурного протеста не видели никогда, желание властей проводить жесткую десоветизацию, как ее именуют еще, «зуд переименований» – вызывает удивительно мощную реакцию отторжения. В то же время, чиновники пытались с помощью блокирования транспорта не допустить акции, «замять вопрос».
Вопреки препонам, митинг состоялся сначала в форме общения людей с депутатами, а затем к людям вышел и.о. главы Ульяновска Вадим Андреев, тот самый, который, игнорируя мнение большинства, подписал постановления о переименованиях Площади Ленина и Площади 100-летия Владимира Ленина, убрав из названия последней упоминание о вековом юбилее. Его речь освистали с возгласами «позор» и «в отставку».
Люди ставили в вину администрации то, что власть принимает серьезные решения в городе «без учета мнения жителей, исторических обстоятельств и возможных политических последствий». Андреев (на фото) в свою очередь отвечал народу, что с помощью этого протеста организатор просто хочет «подзаработать политических очков».
И.о. главы города пригласил всех желающих обсудить переименование в личной беседе, у себя в кабинете. Как пишут очевидцы, более 100 человек решили воспользоваться приглашением и проследовали в здание администрации, которое почему-то оказалось закрытым. Активисты останавливаться у закрытых дверей не стали и, пользуясь советом, оставленным самим Лениным, «пошли другим путем», а именно через черный вход.
Целеустремленные граждане, не желающие иметь в славном Ульяновске главную «Соборную» площадь, добрались до кабинета Андреева, но самого гостеприимного хозяина на месте не было. Доброжелательность переговорщиков столкнулась с группой быстрого реагирования и с множеством сотрудников полиции, которые «поход во власть» ульяновцев спутали со штурмом Зимнего и очень обеспокоились. Что ж, видимо, не зря.
«Зашедших в здание людей выгнали, тех, кто стоял у центрального входа, не пускали вовнутрь. Внешне вся эта ситуация напоминала начало революции. По крайней мере, у нас сложилось такое впечатление», – написал один из местных порталов.
О том, закончилась ли акция удачно для противников переименования и дадут ли народу высказаться путем референдума, в беседе с Накануне.RU рассказал депутат Госдумы Денис Парфенов.
– Что можете рассказать об акции в Ульяновске? Вы там присутствовали, как все проходило? Правда ли, что власти противодействовали народному сходу?
– Да, еще накануне стала поступать информация о том, что наши товарищи, которые ехали с окраин Ульяновской области и из некоторых соседних областей, не могут уехать, так как все транспортные компании в одночасье взяли и отказались от предоставления услуг под предлогом того, что у них поломались все автобусы. Но в личной беседе они признавались, что на них надавили, сказали – хотите работать, значит, никого не должны везти.
С точки зрения сопротивления власти еще бросалось в глаза то, что на подъезде к центральной площади все улицы тоже были перекрыты полицией, машины разворачивали, поэтому нам с другим депутатом, с которым мы летели в Ульяновск, пришлось пройтись пешком.
– Не было столкновений с правоохранителями?
– С точки зрения действий полиции, когда уже акция началась, сделать они ничего не могли и, видимо, решили силу не применять, потому что людей было достаточно много. Ну, а самое главное – не смогли пресечь то, что им нужно было пресечь – на площади несколько рабочих установили два автокрана, на которые повесили строительную люльку с большим плакатом «Долой Морозова!» – это действующий губернатор. И, причем, эта конструкция огромная и два больших крана находились около дома правительства на Площади Ленина в самом центре города. И ни охрана дома правительства, ни полиция ночью, когда рабочие ставили краны, просто не обратили внимания, я не знаю, как это получилось. Охранник спал, патрули не ходили, поэтому полиция, когда это все появилось на площади, была в полной растерянности и совершенно не знала, как это пресекать. Убрать краны было невозможно, это гигантские машины, их невозможно вывезти эвакуаторами, рабочих, которые туда их пригнали, невозможно заставить это сделать, потому что они отказываются, а задержать и увезти их тоже нельзя, потому что они себя цепями приковали к этим кранам.
– То есть приковали себя именно рабочие этих кранов?
– Да, трудяги – они в знак солидарности с жителями Ульяновска по собственной инициативе провели такое мероприятие – приковали себя к этим машинам, чтоб нельзя было их увезти, один себя прямо в люльке цепями приковал. Полиция не нашла ничего лучше, как взять в окружение эту конструкцию, человек 200 взяли в каре, но увезти-то никак нельзя при этом, краны высокие, и демонстрации надписей это никак не мешало. Все полицейские чины были в растерянности, не знали, что делать, так продолжалось несколько часов.
– А что стало причиной такого бурного волеизъявления народа, то самое переименование Площади Ленина в Соборную?
– Да, волны переименований по нашей стране не первый раз прокатываются: и в 1990-е, и в начале 2000-х были попытки в том числе переименования Ульяновска обратно в Симбирск, как всегда, это делается под предлогом того, что «мы восстанавливаем историческую справедливость», но почему-то «историческая правда» ограничивается возвращением дореволюционных названий. Под этим соусом и тогда, и сейчас предпринимаются такого рода попытки, причем они не уникальны.
Такое происходит не только в Ульяновске. Не так давно в Петербурге городской совет решил переименовать несколько улиц (Восстания, Советская). На моей памяти не раз было, что в Москве переименовывали – самый вопиющий случай был, когда улицу Большую Коммунистическую переименовали в улицу Александра Солженицына. Это совершенно целенаправленные кампании, которые проводятся для того, чтобы вытравить из памяти населения все советские символы, все, что вообще хоть как-то связано с той эпохой. Ульяновские власти в данном случае встраиваются в большую кампанию, которая то затухает, то вновь поднимается по всей стране.
В России антисоветчиков хватает. И уж не знаю, вольно или невольно, но солидаризируются они с теми силами, которые на Западе занимаются тем же самым. Только в прошлом году, в 100-летие Великой Октябрьской социалистической революции, американцы приняли декларацию «о преступлениях коммунизма». Поляки, как вы знаете, сносят памятники советским войнам, я уже молчу про Украину. А у нас в Ульяновске – вот, пожалуйста, пытаются заниматься подобными вещами.
– В случае дальнейших переименований в России, будет ли пример сопротивления ульяновцев заразительным, на Ваш взгляд?
– Конечно, хочется верить, что пример будет заразителен и послужит воодушевляющим символом. Другое дело, что нужно понимать, что переименование само по себе (нужно быть, наверное, объективными), может быть, не всколыхнуло бы людей настолько. В Ульяновской области достаточно серьезная социальная неустроенность, вот я первый раз там был, проехался – видно, что за исключением самого центра, в принципе большинство домов явно нуждаются в ремонте, то есть сфере ЖКХ уделяется недостаточное внимание.
Я думаю, что здесь наложилось одно на другое: с одной стороны, протест за защиту исторической правды, а с другой стороны, как неким фоном присутствует то, что люди просто недовольны тем, как они живут. И когда все это вместе сочетается, то получаются достаточно серьезные акции протеста. Я должен сказать, что, честно говоря, даже не ожидал, что акция так ярко пройдет. Люди были заряжены, было довольно интересно там присутствовать.
– В Екатеринбурге собираются убрать памятник Ленину с главной площади города якобы на реставрацию. Но многие опасаются, что власти его после этого не вернут на место. Будет ли здесь мощный протест?
– Я должен сказать, что нужно местным общественникам и неравнодушным быть поактивнее, если узнаю, что в Екатеринбурге проходят акции, буду рад, если позовут поучаствовать, как это было в Ульяновске. С удовольствием приеду и скажу несколько слов о защите советской символики, потому что никакими Олимпиадами, понятное дело, это не объясняется, это просто предлог для того, чтобы продолжать кампанию по десоветизации. И несмотря на все меры повышенной безопасности в связи с чемпионатом, я считаю, людям все равно нужно заявлять о своем мнении, не стесняться выходить на акции, потому что если сейчас промолчать, то не ровен час, советскую символику запретят, как в Польше. Здесь это исключительно вопрос борьбы. Будем молчать – сомнут, съедят и не подавятся.
– Возвращаясь к событиям в Ульяновске – что за история там приключилась с господином Андреевым, кого-то из ваших коллег депутатов обвиняют в причинении вреда этому чиновнику?
– Да, там была довольно интересная ситуация, когда началась встреча с депутатами, проводил ее Алексей Куринный, и вдруг заметили в какой-то момент, что на окраине толпы находится Андреев, он там с кем-то из своих помощников наблюдал за всем – к нему стали люди подходить, общаться, его с трибуны пригласили подойти и сказать несколько слов. Он как-то медлил сначала, потом в итоге отважился подняться, ему дали микрофон, когда он его получил, то заявил, что все собравшиеся и организаторы встречи с депутатами – это провокаторы.
После этого народ начал пытаться забраться на трибуны с явным намерением его побить. Присутствовавшие депутаты Госдумы и просто работники обкома окружили его, встали спиной, чтобы удержать желающих прикоснуться к телу начальника. Мы его защитили от его же собственных горожан, после чего он, естественно, сбежал оттуда. Как мне потом сказали товарищи из обкома, он еще до начала встречи согласился с кем-то из представителей протестующих пообщаться, обсудить ситуацию, соответственно, когда встреча прошла, и мы отправились в городскую администрацию с ним поговорить, как он нам обещал, мы его не нашли. Или в другом кабинете закрылся, или уехал куда-то, но его не было.
– А все это в СМИ назвали «штурм администрации»?
– Администрация оказалась закрытой, когда мы все туда пришли. Парадная была закрыта, и мы думали, что нужно зайти со двора, там ворота с калиткой – нашли «брешь в обороне», и ручеек желающих пообщаться с градоначальником проник все-таки на территорию, но охрана, которая пыталась возражать, просто отодвинулась в сторону. Поискали Андреева, сотрудники городской администрации явно были удивлены тому, что к ним человек триста зашло. Более того, нас еще не хотели выпускать оттуда – мы поговорили с ними строго, и тогда они соизволили найти ключ и выпустить нас. ОМОН приехал, но не решился кого-либо пинать, куда-то тащить. Народу было достаточно много, я думаю, что они поняли – силы неравны.
– Чего же удалось добиться? Власти услышали? Ведь сам Морозов не появился в городе? Будет ли референдум?
– Действительно, руководство области в городе отсутствовало на момент прохождения мероприятий. Морозов со всеми своими замами и с главой заксобрания были на Петербургском экономическом форуме, соответственно, был только и. о. главы города Андреев. И я так понимаю, что в момент, пока акция продолжалась, наш представитель президиума ЦК Валентин Шурчанов пошел пообщаться с комиссией, которая обсуждала подготовку к будущему 150-летнему юбилею Ленина. Он рассказал, что в результате общения они обещали еще раз внимательно рассмотреть этот вопрос, потому что видят, что переименование вызывает серьезную социальную напряженность. Естественно, никто никаких гарантий не давал.
Но я думаю, что для властей это серьезный повод задуматься, стоит ли дальше играть с огнем. Уже как минимум несколько полицейских чинов должны лишиться «звездочек», а может быть, будут уволены из-за того, что произошло. Дальше посмотрим – если не будет никакой реакции, я полагаю, протестные мероприятия продолжатся. Народ активный, заряженный и явно спускать власти на тормозах ничего не будет.
Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора