Жизнь ветерана ВОВ на фоне мегапроектов Газпрома

Русранд 23.05.2019 15:32 | Общество 171

Что мешает российским чиновникам перестать быть бездушными и алчными? Уже нет нерадивого и вороватого губернатора — 9 февраля 2018 года Южно-Сахалинский городской суд приговорил Александра Хорошавина к 13 годам лишения свободы в колонии строгого режима с выплатой штрафа в размере 500 млн рублей.

С голубых экранов уже десятилетия подряд трубят о беспрецедентных проектах Газпрома на Сахалине. В этом регионе «Газпром» реализует два крупных проекта — «Сахалин-2» (Пильтун-Астохское и Лунское месторождения) и «Сахалин-3» (Киринское, Южно-Киринское и Мынгинское месторождения на Киринском участке, Аяшкий и Восточно-Одоптинский участки).

Широко и масштабно мыслит российская элита, грезя новым суперпроектом моста САХАЛИН-ХОККАЙДО. Мост «даст возможность Японии стать континентальной державой». Неплохие перспективы. Но для кого эти перспективы?

Казалось бы, мегапроекты Сахалина должны способствовать улучшению жизни населения и развитию самого отдаленного от Москвы региона. Но на самом деле мы видим, что кремлевской власти и российскому бизнесу до населения нет никакого дела.

Информ-агентство Sakhalin.info (журналист Наталья Голубкова) уж который раз возвращается к судьбе ветерана Великой Отечественной войны, вдовы блокадника Ленинграда, ветерану труда Марии Адамович, всю жизнь проработавшей на Сахалине сучкорубом и кочегаром.

Старушка коротает жизнь в деревянном домике, без всяких удобств, в селе Ясном Тымовского района. Ей 92 года. Перенесла два инсульта. Но не потеряла ни силы духа, ни воли к жизни. Всё стремится делать самостоятельно: ухаживать за собой и своим более, чем скромным жилищем. Ходит, как умеет — с палочкой и «воюет» с протестующей дочерью Ириной Лисовой, мол, не мешай, справлюсь.

Но Ирина все-таки смогла настоять на своем и забрать маму к себе, как старушка, привыкшая к самостоятельности и независимости ни сопротивлялась. Это случилось два года назад — все-таки возраст и нездоровье. Хорошо, хоть поселок не понадобилось сменять — дом дочери тоже в Ясном стоит. Теперь у старушки появился водопровод вместо колодца. Но вот так и не случилось ни ванны, ни домашнего туалета, ни централизованного отопления. Удобства, как говорится, на улице. Так что приходится топить дровами печки и мыться в оцинкованном корыте.

Тем не менее, всё-таки дочерний уход. И обе теперь не одни (Ирина похоронила мужа).

Дом, в котором Мария Ивановна прожила 10 лет до переезда к дочери, удалось продать. Так что этому жилищу повезло не сгнить и не разрушиться от бесхозности. Новый хозяин провел водопровод, сделал туалет.

А вот Ирина Лисова не имеет на это средств, как ни старается. Брус в основании дома сгнил. Хорошо хоть окна удалось поменять и крышу покрыть. Но несмотря на бедность, в доме Ирины уютно и очень чисто, за что хозяйке большое уважение.

Активно добиваться благоустроенной квартиры Ирина начала с начала года. За помощью в приобретении жилья для матери она обращалась в администрацию не впервые, но никто из властей не проявил интереса к судьбе старого человека, ветерана ВОВ.

Ирина сначала опустила руки, но потом снова вызвалась побороться за справедливость и добиться нормального жилья для своей старенькой матери:

— В ее трудовой книжке первая запись сделана в 1947 году. Так она и до этого работала тоже. Неужели она не заслужила благоустроенного жилья? — не понимает Ирина Лисова.

Она обращалась к мэру, в КУМС, в соцзащиту, к местным депутатам. В ответ получила официальный отказ и сомнения в том, что ее мать — действительно ветеран.

— Я что, читать не умею? У нее в удостоверении написано — ветеран. Я все документы ношу с собой по кабинетам, — говорит Ирина.

Мария Ивановна — самая старшая жительница села. А вот внимания со стороны властей так и не дождалась.

— Ни разу администрация не позвонила, не спросила, может мы в чем-то нуждаемся. Хорошо, в этом году снега мало, а в прошлом я вылезала в окошко. Тропинки чистить некому. Позвонила в администрацию, прислали людей, но это платно. 500 рублей заплатила им. Дрова надо колоть, тоже нанимаю, опять деньги плачу. Никогда никакую помощь не предложили. Когда маме было 90 лет, из соцзащиты пообещали приехать поздравить. Она нарядилась, ордена достала, мы купили торт, ждали. Приехал только какой-то молодой человек от администрации, передал электрический чайник и все. А маме хотелось внимания, общения. От «Сахалин Энерджи» когда приезжают поздравлять — это небо и земля. Они и в гости пройдут, и поговорят, и цветы-подарки подарят. Мама такая счастливая становится. Я смотрела, в Южно-Сахалинске женщине 90 лет исполнилось, так ее губернатор лично поздравил, а у нас такого нету, — рассказывает Ирина Лисова.

Эта история превратилась для бабушки и её родных в хождение по мукам по замкнутому кругу. Проконсультировавшись в областном министерстве соцзащиты, было принято решение, что бабушке не хватает официально оформленной инвалидности.

Престарелая женщина прошла обследование и получила первую группу инвалидности, но и после этого пришел отказ в предоставлении благоустроенного жилья. Оказалось, что инвалидности мало, нужно ещё подтверждение, что бабушка малоимущая. Так как в России людоедские стандарты бедности и нищеты, то Мария Ивановна со своей пенсией статус малоимущей получить не может. …Ирина Лисова переживает, что своими руками только ухудшила ситуацию. После того, как она предала все огласке, к ней в дом зачастили гости: представители соцзащиты, КУМС, прокуратуры, тымовского райсобрания… Представитель прокуратуры просила ветерана признаться — наверное, это дочь заставляет ее добиваться квартиры? Из-за переживаний бабушка заболела. Ее парализовало, пропала речь, пришлось срочно везти в больницу в Тымовское…

Историю с ветераном прокомментировали в Сахалинской областной думе, куда Ирина обращалась за помощью. Как рассказал информационному порталу Sakh.com помощник депутата Ирины Никитиной, в Тымовскую администрацию и в Министерство соцзащиты были отправлены запросы. Официальные ответы заставили себя ждать, и помощник депутата сама позвонила в мэрию. Сообщение было неожиданным: оказывается, в Тымовском районе не числится ни один ветеран Великой Отечественной войны. Это был ответ первого вице-мэра Екатерины Калиниченко. А депутат местного собрания Галина Белкина подтвердила её слова.

Также оказалось, что Ирина Лисова два раза была на приеме у председателя собрания Сергея Емельянова, но он настолько не заинтересовался её чаяниями, что даже не завел на Ирину карточку, как это положено по правилам.

В годы расцвета Советского Союза, заботиться о стариках считалось делом и чести, и общегосударственной важности. Была общественная мораль, которая обеспечивала старикам нормальное отношение.

Общество, хранившее ещё опыт недавней войны с нацизмом, не расчеловечилось, не пало до звериных инстинктов: зачем кормить старых и беспомощных, объедают, понаехали, самим мало… Люди охотно и добродушно делились друг с другом своими скромными богатствами. Чиновники не имели личных яхт и дворцов, а также не могли себе позволить хамского отношения к героям войны и труда не только потому, что на госслужащего непременно найдется управа, но и потому, что это дурно, это не принято было в обществе.

Если посмотреть на астрономические доходы современных власть имущих и на несусветную нищету наших стариков, то хоть глазам своим не верь, ведь это — запределье. Такого нравственного падения властей мы и представить себе не могли, как не могли подумать, что наши соплеменники, некогда отзывчивые и добрые, превратятся в замороженных каев.

И это не единственная возмутительная история на далеком Сахалине: После публикации о ветеране из села Ясного в редакцию Sakh.com обратились жители Смирныховского района. Они прислали письмо, после прочтения которого надолго задумываешься. К сожалению, героине истории, которую рассказали сахалинцы, уже ничем не помочь, но Sakh.com считает, что об этом все равно нужно написать, чтобы все узнали, как государство в забытой богом глубинке порой относится к старикам. …В селе Онор жила тетя Шура Альпина, за 90 лет уже ей было. Поговаривают, что все 96. Во время ВОВ она делала снаряды. Муж давно умер, а детей у них не было. Зашли мы к тете Шуре на новогодние праздники в этом году по просьбе нашей пожилой родственницы. Переживала она очень за здоровье тети Шуры. Когда же мы увидели условия, в которых она проживает, на глаза просто навернулись слезы.

В доме нет ничего, штукатурка осыпается, умывальник стоит в холодном тамбуре, сколоченным просто из досок, о ванне и речи нет. У нас, посторонних людей, от увиденного душа разрывалась от боли. Куда смотрят органы соцзащиты, хваленые депутаты, нам не понятно. Они лишь в газетах пишут хвалебные статьи о себе, о своих мнимых успехах. А тетя Шура умерла в больнице 9 марта после падения в свой собственный погреб, где пробыла несколько дней. И никто ее не навестил. Все фото, кроме одной, — это ее дом, внутри и снаружи. Вот как доживала старушка свою долгую одинокую жизнь. Сколько еще таких старушек в наших селах?..

Мы видим вокруг себя неустроенность жизни большинства простых людей, вернее сказать, мы видим обездоленность нашего народа не только на Сахалине, но и по всей России. 

Мы понимаем — так жить нельзя! А как нужно жить? Как преодолеть безнадёгу? На эти вопросы дает ответ Программа Сулакшина, научно обоснованная, диагностирующая состояние и выход из тупика политического режима либерализма-путинизма. Существующий политический режим фактически приближает крах нашего государства.

Страшная перспектива страны должна быть изменена. Программа Сулакшина  — залог оздоровления страны. Вставайте в ряды сторонников Программы! Когда народ един — ему всё по силам!


Автор Любовь Сергеевна Донецкая, Союз Народной Журналистики, команда поддержки Программы Сулакшина.

Использованные материалы: 12345 

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора