Политолог и военкор Дмитрий Родионов о том, почему каратели безнаказанно убивают лучших бойцов Донбасса.

 

Политолог и военкор Дмитрий Родионов о том, почему каратели безнаказанно убивают лучших бойцов Донбасса.

Я не был знаком с Гиви. Как и с Моторолой. Так получилось, что я неоднократно пересекался с их бойцами, были планы снять интервью для фильма с этими живыми легендами, но все как-то не получалось. Теперь уже и не получится. Обеих легенд больше нет.

Гиви был фигурой противоречивой конечно. Представители украинской стороны, когда им в споре нужно доказать, что ополченцы зверствовали по отношению к пленным украинским силовикам, любят приводить в качестве аргумента известную видеозапись, где Гиви бил по лицу пленного украинского подполковника и заставлял жевать погоны.

Те, кто любит об этом вспоминать, почему-то начисто игнорируют тот факт, что подразделение этого подполковника, засевшее в аэропорту, за несколько часов до этого посылало огненный дождь на Донецк. Один из снарядов попал в остановку общественного транспорта, убив 15 человек и ранив еще 20. Нет, об этом они стыдливо умалчивают. Думаю, любой дончанин на месте Гиви просто растерзал бы убийцу. Но Гиви военный, командир, он если и давал эмоциям вырваться наружу, то лишь совсем чуть-чуть, тут же беря себя в руки. Он просто не мог позволить себе терять контроль. Это война. И тут нужны колоссальные выдержка и самообладание.

Еще, кстати, любители "погонного" эпизода не любят, когда их просят привести еще примеры жестокого обращения с пленными. Их нету. Зато они есть у нас. Я собственными глазами видел, в каком состоянии каратели привозили пленных ополченцев на обмен. Со сломанными ребрами, руками и ногами, с выбитыми или вырванными зубами и отбитыми внутренностями. Я своими ушами слышал о том, что происходит в бандеровских застенках от тех, кому довелось вырваться оттуда. Сторонники Киева любят приводить пример с новостью о распятом мальчике в качестве примера "фейка" и "пропаганды", которой нельзя верить и которой, по их мнению, пронизаны все российские новости о происходящем в Донбассе. А я слышал про вполне реальные случаи, когда пленным ополченцам привязывали конечности к выхлопным трубам танков и газовали, пока те не обуглятся. Или как пытали, заливая в нос и в рот монтажную пену. И это не "фейки", и не "пропаганда".

Я слышал свидетельства людей, которые молили бога о смерти, когда их после ночи допросов и побоев к утру кидали на ледяной пол камеры. А еще я видел, как в ДНР и ЛНР обращаются с пленными украинскими солдатами. Именно с солдатами, не скажу про "правосеков" и прочих нацгадов, тех обычно в плен не берут. Нормально обращаются. Как со своими. Кормят так же, как и ополченцев, не бьют. Не удивительно, что многие попавшие в плен ВСУшники предпочитают остаться и вступить в ряды ополчения — там их больше за людей считают, чем в родной армии, бросившей их на убой и сделавшей соучастниками чудовищных преступлений.

Так можно ли пенять Гиви за то, что он в какой-то момент проявил слабость и сорвался на человека, который посылал на смерть своих солдат и посылал смерть в его родной Донецк?

Лично я не буду. Извините, это война, а не институт благородных девиц.

Гиви был легендой, настоящей легендой. Он вместе с Моторолой был образцом того, как работает социальный лифт в годы войн и революций. Простой парень, говорят, он работал охранником супермаркета. А Моторола мыл машины. И если Моторолу еще кто-то может обвинить, что тот приехал на чужую войну, то для Гиви эта война была своя — он был донецкий и защищал свою землю.

К сожалению, тут мы видим яркий пример того, что социальный лифт революций может не только стремительно поднять вверх из низов, сделав видным военачальником и кумиром масс, но и столь же стремительно опустить вниз, в землю. На войне люди быстро делают карьеру, из рядовых становятся полковниками, из простых рабочих - крупными политиками. Но этот полет может оборваться в любой момент. В любой момент машину могут обстрелять из пулеметов, заложить в нее взрывчатку, заминировать лифт дома, в котором ты живешь и чувствуешь себя в безопасности, ударить из реактивного огнемета прямо в окно твоего рабочего кабинета. Вжик – и нет легендарного полковника.

Все, кто идет на войну, это понимают и помнят об этом каждую минуту. И все готовы к смерти. У каждого своя мотивация: кто-то воюет за "русский мир", кто-то за социализм и народные республики, кто-то против фашизма. Добровольцы приезжают туда помогать ополченцам для того, чтобы завтра не стать ополченцами на своей земле.

Гиви был на своей земле. Ему идти было некуда. Нет, конечно, он мог просто сидеть тише воды, ниже травы, пытаясь переждать войну, мог бы и вовсе бросить все и уехать в Россию, как поступили многие его сограждане. Но он поступил иначе. И уже за это он достоин уважения. Как и любой ополченец, который взял в руки оружие, не будучи военным, вчерашний шахтер или рабочий, и пошел защищать свой город.

Говорят, шахтеры – люди особой породы. Они каждый день спускаются в преисподнюю, не будучи уверенными в том, что вернутся вечером домой, к своим семьям. Я никогда не страдал клаустрофобией, но мне приходилось бывать в шахтах — это, скажу вам, не для слабонервных испытание, серьезно. Наверное, поэтому шахтеры не знают страха смерти. Наверное, поэтому у них так хорошо получалось практически безоружными и меньшим числом бить втрое превосходящую в живой силе и до зубов вооруженную украинскую армию. Гиви не был шахтером. Но он был шахтерской породы.

Наверное, потому ему удалось создать одно из самых боеспособных подразделений в Новороссии. В начале 2015 года британский клуб ветеранов спецназа SAS
назвал "Спарту" (подразделение Моторолы) и "Сомали" (подразделение Гиви) лучшими пехотными подразделениями года в мире! Помните, с чего все начиналось? "Посмотрите на себя, вы как пираты сомалийские!" — говорил Гиви подчиненным, глядя на их внешний вид. Я хорошо помню те времена, еще в начале лета 2014-го, когда люди валом валили в ополчение, кто в чем. Шли в домашней одежде, в рабочей, в шортах и сланцах. И стар, и млад. И вооружался кто чем, кому-то повезло — достался автомат. А кто-то шел с охотничьим ружьем или травматическим пистолетом. А кто-то и вовсе с вилами. Это не преувеличение — многим из них предстояло добыть оружие в открытом бою, возможно, пожертвовав для этого жизнью.

Такое вот "Сомали" было по всему Донбассу. Но Гиви, который не был профессиональным военным, удалось создать действительно серьезную боевую силу. Не знаю, может, это не стоит полностью ставить ему в заслугу. Я сам знаю людей, которые еще весной 2014-го неловко, пугаясь, "просачивались" через границу, тогда еще перекрытую наглухо, поддержать протестующих, поддержать "Русскую весну". Большинство из них автоматов в руках отродясь не держало. Помню, как многие их них восторженно фотографировались с уже ставшими легендами еще "Крымской весны" ополченцами, типа того же Бабая, не подозревая, что тоже вскоре станут легендами. Тогда еще никто не представлял, во что все выльется, не думал, что будет настоящая война. И я знал людей, которые из очкастых студентов, которых судьба внезапно бросила в самую настоящую мясорубку, кто выживал — превращались в профессиональных солдат, готовых к выполнению заданий любой сложности, участвующих в спецоперациях, которые обычно поручают опытному и специально обученному спецназу. За полгода, а то и меньше.

Вот вам и "Сомали". Тут много факторов переплелось: и мужество, и героизм защитников Донбасса. И умелое руководство таких людей, как Гиви и Моторола. И просто военная удача. Мы все помним видеоролики, которые Гиви и Моторола делали в Донецком аэропорту, как они пугали "укропов". Реально пугали. Пугали уже их имена. Может быть, поэтому обоих убили подло, из-за спины. Одного в лифте собственного дома (где могли погибнуть и жившие там мирные жители), второго в собственном кабинете, влепив в него термобарический заряд. На поле боя этого сделать не могли. На поле боя их боялись.

И не просто так. Думаю, никому не надо рассказывать, как "Спарта" и "Сомали" воевали в донецком аэропорту, в Иловайске, в Дебальцево, как они воевали в авдеевской промзоне уже в наши дни, уже без Моторолы. Но был Гиви. И оба командира никогда не прятались за спины своих подчиненных, находились на передовой. Они жили только войной. Вернее, только защитой Донбасса от карателей.

Когда был убит Моторола, Гиви пообещал отомстить. Увы, не успел. Теперь они снова вместе. Но есть кому отомстить за обоих. И в Киеве это знают.

Зачем тогда они это делают?

Я уже говорил: тех, кого боялись на фронте, убивают в тылу. Террористы, не солдаты. По-другому — никак.

Конечно, смерть Моторолы или Гиви, или обоих, вряд ли повлияет на боеспособность подразделений – мы видим, что та же "Спарта" хорошо воюет и без Моторолы. В отличие от недавнего убийства начальника управления Народной милиции ЛНР Олега Анащенко, который, по сути, командовал всеми вооруженными силами ЛНР, был человеком, принимающим ключевые решения как внутри армии, так и в том, что касается военной стратегии. Это действительно был удар, имеющий целью обезглавить армию. Что особенно актуально на фоне последнего обострения и регулярных сообщений о том, что каратели вновь готовят широкомасштабную войну против народных республик.

Убийства Моторолы и Гиви — чисто символические. Их цель деморализовать, запугать, показать, что, мол, мы любого вашего, даже самого охраняемого командира достанем где угодно, даже у него дома, а вы нам ничего не сделаете.

И ведь правда, убийц, то есть исполнителей, могут и задержать по горячим следам. Говорят, что убийцу Анащенко уже задержали чуть ли не через восемь часов после преступления. Соглашусь, что сегодня следственные органы республик работают намного оперативнее и профессиональнее, чем в 2015-м, когда были убиты Алексей Мозговой и Павел Дремов, убийцы которых до сих пор не найдены.

Но если и задержат убийц и предадут их суду, и даже показательно расстреляют, это остановит волну террора? Ведь Киев объявил Донецку и Луганску настоящую террористическую войну. Просто потому, что реальную полномасштабную войну он не в состоянии выиграть. Попытался в 2014-м, но получил по зубам и проиграл бы в пух и прах, если бы не спасительный для Порошенко "Минск". Тогда он от шахтеров получил по зубам, от ополчения. Сегодня у Донбасса профессиональная, обкатанная в реальных боях армия. Конечно, и украинская армия стала на порядок выше той, что была сразу после Майдана, но в любом случае все говорит о том, что никакой легкой и быстрой победы у них не будет. Да и понимание того, что Россия не оставит Донбасс в случае реальной угрозы его разгрома и может повториться ситуация, как у Грузии в августе 2008-го, — все это останавливает Киев от начала реального полномасштабного наступления.

Да и "Минск" давит. Нет, можно еще по-всякому нарушать — обстреливать города, сбивать беспилотники ОБСЕ, нагло "светить" тяжелую технику у линии разграничения, устраивать террористические акты на территориях, подконтрольных республикам. Но если они совсем уж разорвут "Минск" и пойдут в наступление по всем фронтам, тут Запад их точно по головке не погладит. И не будет помогать, оставив их один на один разбираться с озверевшими от ярости ополченцами и, что намного хуже, с Москвой, с которой Киев уже четвертый год ведет виртуальную войну, но вряд ли захотел бы попробовать поиграть в войну настоящую.

Остается одно — именно то, чем Киев и занимается. Стрелять, взрывать и вопить на весь мир о том, что их бьют. Порошенко сегодня во что бы то ни стало нужно привлекать к себе внимание. Не пропадать с радаров. Не позволить Москве и Вашингтону тихо и мирно решить "украинский вопрос" вне Киева. Вне — потому, что мнения неадекватных обычно не спрашивают. Никто ведь не спрашивал мнения Гитлера в апреле сорок пятого о будущем послевоенном устройстве Германии. Так будет и тут. Порошенко нужно любой ценой сорвать будущие договоренности, а для этого нужно сильно и громко шуметь.

Впрочем, его дерганья на фоне выдержки Донбасса вызывают на Западе все большее раздражение, так что эффект может оказаться противоположным. Понимаю, что меня многие раскритикуют за эту выдержку. Я не понаслышке знаю о том, как в окопах Донбасса отзываются о минских соглашениях и с каким нетерпением ждут приказа наступать. Даже если придется погибнуть. Наступать, чтобы отомстить. За Гиви, Моторолу и других боевых товарищей.

Но нельзя. Пока есть "Минск".

"Россия должна официально уведомить украинскую, американскую стороны и НАТО о том, что в случае продолжения террористических атак на территориях ДНР и ЛНР спецслужбы РФ будут отлавливать и уничтожать исполнителей и заказчиков терактов", — говорил недавно в эфире ток-шоу "Право голоса" политолог Сергей Марков. Думаю, что он просто озвучивает пожелание очень многих. И для этого есть все технические возможности.

Но нельзя давать в руки Порошенко козырь и повод обвинять республики в нарушении мирных соглашений. А еще нельзя помогать Порошенко руками ополченцев уничтожать его же врагов — командиров нацбатов, которые завтра могут повернуть оружие против самого Порошенко. Пусть они сами там разбираются.

А республикам надо извлечь уроки и повысить безопасность и охрану ключевых фигур. Ведь украинские террористы реально обнаглели, минируя лифт в доме Моторолы и подбираясь под окна кабинета Гиви на закрытой территории базы "Сомали". Понятно, что тут не обошлось без предателя. Об этом уже не в первый месяц говорят, что практически во всех структурах государственной власти республики засело огромное количество представителей старой власти, лояльных Украине, для которых республики не имеют никакой ценности и которые в случае чего будут цветами встречать "освободителей", как встречали в Славянске и Мариуполе.

Слишком много проблем предстоит решать властям молодых, но уже твердо стоящих на ногах республик. И слишком много еще будет болезненных ошибок и потерь среди лучших людей Донбасса. Война всегда забирает лучших. Но хочется верить, что все это не зря. И что все то, во что верили Гиви и Моторола, о чем они мечтали, за что сражались и за что умирали — сбудется: Новороссия возродится.

На одном из последних прижизненных фото Моторола стоит с табличкой-мотиватором "Работайте, братья!" — лозунгом, ставшим символом мужества перед лицом смерти после убийства Героя России Магомеда Нурбагандова.

Спасибо вам за все, братья! Работаем!