Карикатура из советской печати 1961 года против "Антипартийной группы" — "скептиков, рутинёров и нытиков"

60 лет назад, 29 июня 1957 года, Никита Хрущёв и его сторонники одержали верх над последней оппозицией из числа "ленинской гвардии" — так называемой "Антипартийной группой" Молотова, Маленкова, Кагановича "и примкнувшего к ним Шепилова". Это была последняя оппозиция в КПСС, которая открыто критиковалась в советской печати. И, как сейчас ясно видно, она была левее хрущёвцев, хотя тогда именно её участников обличали как "замшелых консерваторов". Удивительно, как всё было безнадёжно перепутано в то время: самые ярые реакционеры, типа Солженицына, зачастую мнили и изображали себя наиболее передовыми людьми, а прогрессисты, даже довольно умеренные, наоборот, выглядели ретроградами...

В каком-то смысле, конечно, "антипартийная группа" была обречена на поражение, как и "последние якобинцы" во Франции в эпоху Термидора. (По аналогии, "антипартийцев" можно было бы назвать "последними большевиками"). Потому что интересы правящей касты требовали их устранения от власти, если не из жизни. Каковы были эти интересы? Внимательно посмотрев на пёструю череду "дворцовых переворотов" 1950-1960-х годов — против Берии, против "антипартийцев", против Жукова, наконец, против самого Хрущёва... — мы увидим, что все они или почти все, в общем, вели в одну сторону.

1957-1.jpg

Карикатура голландского художника отражает, как увидели победу Хрущёва на Западе: на асфальтовом катке Первый секретарь ЦК КПСС раскатывает в блин своих оппонентов: Молотова, Булганина, Шепилова, Кагановича, Ворошилова, Первухина, Сабурова и Маленкова.

Н. С. Хрущёв и его упрямый оппонент В. М. Молотов. Голландская карикатура

В 1956 году представители руководящего слоя советского общества добились для себя "хабеас корпус" — гарантий личной неприкосновенности, защиты от ареста и расстрела. А чуть позже, в 1964 году, получили даже гарантию пожизненного социального статуса. Этого жирного куска, полученного "элитой", ей хватило на добрых два десятка лет брежневской "стабильности", когда никаких дворцовых переворотов уже не было, а их попытки на пленумах ЦК (например, группы "Железного Шурика" Шелепина в конце 60-х) неизменно терпели поражение. А спустя 30 лет полученные в 1956-1964 годах завоевания были переварены и усвоены, и назрел уже новый "элитный" запрос — о превращении полученного пожизненного статуса в наследственный, семейный, что означало, как нетрудно понять, восстановление частной собственности и буржуазного строя.

Как писал поэт Борис Слуцкий о действии советского неформального "акта о неприкосновенности личности", "хабеас корпус" 1956 года:

Теперь не каторга и ссылка,

Куда раз в год одна посылка,

А сохраняемая дача,

В энциклопедии – столбцы,

И можно, о судьбе судача,

Выращивать хоть огурцы.

Он, вероятно, имел в виду судьбу самого Хрущёва, но, вполне возможно, и Вячеслава Молотова. Ведь о нём тоже остались "столбцы" в Большой Советской энциклопедии и других справочниках, где Молотов приобрёл невиданный титул "советского политического деятеля". Тонкость тут состояла в том, что называть его обычной формулой "советский партийный и государственный деятель" после исключения из КПСС в 1961 году уже не полагалось, отсюда и возникло это непривычное определение.

И залог победы Хрущёва заключался в том, что он сумел создать впечатление, что его оппоненты хотели затормозить этот процесс роста привилегий и "защищённости" "элиты", вернуть времена арестов и расстрелов. Что было, конечно, не так или не совсем так, поскольку Молотов и другие сами поддерживали "развенчание культа личности" на ХХ съезде партии, то есть тот самый "хабеас корпус".

А ещё одно изобретение 1957 года – это выражение "и примкнувший к ним Шепилов". Отец со смехом рассказывал мне о своих впечатлениях от того лета: "На всех собраниях клеймили "антипартийную группу Молотова, Кагановича, Маленкова и примкнувшего к ним Шепилова". Дело в том, что Шепилов вначале не был на их стороне, но не разобрался и в последний момент примкнул к ним. Так его и назвали... Ну, казалось бы, скажи один раз, что он примкнул, а потом говори: группа Молотова, Кагановича, Маленкова и Шепилова. Нет! Всюду шло это "и примкнувшего к ним Шепилова"".

Анекдоты 1957 года:

"Какая самая длинная русская фамилия? Ипримкнувшийкнимшепилов".

"Два алкоголика кричат третьему: "Примкни к нам! Шепиловым будешь!".

Свои мемуары в итоге Шепилов так и назвал — "Непримкнувший"...

Карикатура из голландской печати: Хрущёв против своих кремлёвских оппонентов зовёт себе на помощь югославского лидера Тито. В. Молотов был обвинён в постановлении против "антипартийной группы", среди прочего, в том, что он, как министр иностранных дел, тормозил нормализацию отношений с Югославией

Любопытно также отметить, что "антипартийная группа" не "висела в воздухе", а, совсем как старые оппозиции 20-х и 30-х годов, имела некоторую поддержку и в низах партии. Бывали случаи, когда партийные организации КПСС отказывались одобрить постановление ЦК «Об антипартийной группе». Например, Камчатский областной комитет партии информировал ЦК о срыве рабочего собрания на рыбоконсервном заводе № 46 Кихчинского рыбокомбината Усть-Большерецкого района: за предложение поддержать антипартийную группу проголосовал 81 человек, а за одобрение постановления ЦК только 31 человек (после этого директора завода отстранили от должности, а заново собранный митинг одобрил постановление ЦК).