Как была основана русская экономическая разведка

Алексей Волынец 29.01.2019 17:16 | История 13

Министр финансов Российской империи Егор Канкрин. Vostock Photo Archive

190 лет назад, в январе 1829 года, министр финансов Российской империи Егор Канкрин направил царю Николаю I записку с предложением неожиданного для той эпохи новшества. Министр предлагал учредить в иностранных столицах особые представительства для отслеживания экономической ситуации, а также новинок науки и техники.

В те годы Минфин ведал не только финансами, но и всей промышленностью страны, управляя «казенными» заводами и регулируя деятельность частных. В его же ведении находилась и таможенная политика. Поэтому Министерству финансов требовался налаженный поток соответствующей информации из-за рубежа.

Но классическая дипломатия того времени занималась исключительно политикой в самом узком смысле. Настроения и интриги верхов, баланс сил и влияния у подножия тронов конкретных монархий – вот единственный интерес и цель дипломатии той эпохи. Все, что выходило за рамки этих задач – экономика, наука, техника и т. п., – оставалось на периферии внимания «аристократической» дипломатии.

К тому же в Российской империи ситуация обострялась жестким ведомственным соперничеством: МИД постоянно требовал увеличения бюджетов, тогда как Минфин столь же неизменно в целях экономии бюджеты урезал. В таких условиях Егор Канкрин не надеялся наладить систематический сбор нужных ему сведений через традиционных дипломатов.

Император Николай I оценил замысел Канкрина. Спустя несколько месяцев, в июле 1829 года, министр представил уже подробный «всеподданнейший доклад» на эту тему. И 21 августа 1829 года последовал царский указ, начинавшийся словами: «В нынешнее время успехи естественных наук столь быстры, а новые изобретения и улучшения по практической части столь многочисленны, что министерства наши и мануфактуры, по отдаленному положению России и по различию языков, находятся в большом затруднении следовать за оными. В сим отношении Министр Финансов имел уже счастье удостоиться получения Высочайшего соизволения на предложение свое, чтобы иметь особого Агента в Париже, как по разным предметам финансовой части вообще, так и в особенности по предмету мануфактур; но сверх сего Министр Финансов считал бы весьма полезным и даже необходимым иметь постоянно несколько чиновников в чужих краях, которые… служили бы посредниками для взаимных сообщений…»

Еще до появления царского указа первым «агентом» Минфина в Париж был назначен барон Александр Мейендорф, военный инженер, специалист в области промышленной геологии. Работая за рубежом, он официально числился чиновником «по Департаменту мануфактур и внутренней торговли Министерства финансов». Вскоре аналогичные «агенты» начали работу в Берне, Вене, Берлине и Константинополе. С 1836 года отдельный «агент» начал работу в Лондоне.

В Париже сложилась целая научная резидентура, когда в помощники инженеру Мейендорфу направили экономиста Александра Бутовского, племянника знаменитой «кавалерист-девицы», героини 1812 года Надежды Дуровой.

Задачи «агентов» Минфина за границей царским указом формулировались так: «Вести постоянную корреспонденцию относительно успехов естественных наук… Доставлять книги, журналы, планы, модели, вещества… Делать вояжи, дабы познакомиться лично с примечательными производствами и доставлять точные описания сих производств». В зависимости от страны задачи конкретизировались инструкциями. Например, агенту в Лондоне полагалось «наиболее обращать внимание на меры и распоряжения, коими правительство Великобритании поощряет и поддерживает мануфактурную промышленность…»

Словом, то, что сегодня именуют экономической и научно-технической разведкой, важнейшей задачей современных дипломатов и спецслужб, в нашем Отечестве получило организационное оформление еще 190 лет назад.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора