Культ американской империи и христианство

Виктор Евлогин 18.09.2018 16:01 | Политика 37

Сегодня Американская империя поддерживает создание своей карманной, колониальной «украинской автокефальной православной церкви». Именно об этом сказал бесконечно далёкий от Православия посол Соединенных Штатов Америки «по вопросам международной религиозной свободы» Сэмюэль Браунбек[1], который находится на Украине с рабочим визитом, сообщает сайт президента Украины. Мало кто сегодня осознаёт, что в точности до мелких деталей воссоздаётся среда гонений первых веков христианства…

Колониальный бургомистр украинского бантустана заявил, что религиозная свобода является неотъемлемой частью украинской идентичности[2]. Порошенко поблагодарил американскую сторону за активную поддержку Украины в процессе становления проамериканской церкви.

Давайте вспомним, как было дело в «катакомбные времена гонений». А было оно точно так же – под знаменем «международной религиозной свободы».

Конфликт ранних христианских общин с языческим миром в Римской империи приобрёл особую остроту вовсе не потому, что христиане были какими-то обрядами неугодны Империи. Там (как и сегодня) сжигали и бросали львам – за то, что христиане отрицали культ императоров.

Римляне в своём цинизме и всеядности, как и США вообще проявляли большую терпимость к религиям других племён и народов. Объявляя неприкосновенным богопочитание каждого из покорённых народов, римские власти надеялись расположить к себе побежденных и снискать покровительство их жрецов.

Различные чужеземные культы свободно отправлялись повсюду в империи — не только в провинциях, но и в самом Риме, где от чужеземцев требовалось лишь соблюдать уважение по отношению к римскому государственному культу и отправлять свои обряды частным образом, не навязывая их другим.

Это в точности схема «свободы совести», которую сегодня навязывает Америка!

Гонения на христиан в Римской империи не были собственно религиозными. Дело в том, что почти одновременно с появлением христианской проповеди римская религия пополнилась новым культом: культом цезарей.

С появлением в Риме императорской власти появилось и представление о новом божестве: гении императора (в современных условиях – гегемонии США). Очень скоро почитание гения императоров переросло в личное обожествление венценосцев. Поначалу обожествляли только умерших цезарей. Этот культ увенчал римскую религию, так как был для всех принудительным[3].

В Риме привыкли считать богом и живого цезаря, ему предоставляли титул «бог и властитель наш» и падали перед ним на колени. С теми, кто по небрежности или неуважению не хотел выражать чествования императору, поступали как с величайшим преступником.

Поэтому даже иудеи, во всём остальном твёрдо державшиеся своей религии, старались ладить с императорами в этом вопросе[4]. Суть сводилась к простой униатской сделке: ты можешь ритуально скакать каким угодно образом, хоть кверху ногами, хоть боком в своём храме! Но вначале – обязан признать богом Имперскую Власть и принести ей жертву. А потом – называйся, как тебе вздумается (нам, императорам, наплевать): хоть иудеем, хоть православным, хоть вудуистом! «Свобода совести», итить!

Христиане первых веков восстали ровным счётом против того же самого, против чего сегодня борется Православие на Украине.

Они вместо земного царства кесаря благовествовали Царство Божие. По словам апостола Иоанна, Фома называл Иисуса своим Господом и Богом, отсюда нельзя было одновременно поклоняться и Господу, и цезарю. Во времена Нерона христианам запрещалось пользоваться монетами с изображением на них цезаря; тем более не могло быть никаких компромиссов с императором Домицианом, потребовавшим, чтобы его титуловали «Господом и Богом».

Домициан не лез в обряды, как не лезут в них униаты и современная украинская «автокефаль»: единственно, чего он требовал – чтобы его почитали выше Бога Небесного. В остальном же цезарю было безразлично под каким фартуком и какие причастия будут принимать пасомые тем или иным храмом.

Откуда такое безразличие к обрядам? Оно вытекает из римского-американского-современного глубинного атеизма, из презрения к верующим как к недоумкам, бессильным «ходить без костылей веры», бессильным отказаться от «химерической идеи Бога» — которая для властей века сего суть есть бред и сказка.

Поскольку сами римские власти (и американские, и вообще современные растленные власти) не верят сами ни в Бога, ни в чёрта, им совершенно безразлично, как будут отправлять свой «отмирающий» культ полудурки, неспособные жить одним дарвинистким хищничеством и голой «борьбой за существование».

Условие одно, что у языческого Рима, что у современного Запада: чти мирового гегемона грубой силы, а в остальном отправляй какие угодно ритуалы, или не отправляй никаких. Нам ничего не интересно знать о тебе, кроме того, что ты лоялен нашему идолу Мамоны…

Оттого христиане и попали под гонения: отказ христиан приносить жертвы языческим богам и обожествлять римских императоров воспринимался как угроза сложившемуся римскому (американскому) господству.

Цельс обращался к христианам с увещевательным словом: «Разве есть что худое в том, чтобы приобретать благоволение владыки людей; ведь не без божественного благоизволения получается власть над миром? Если от тебя требуют клятвы именем императора, тут нет ничего дурного; ибо все, что ты имеешь в жизни, получаешь от императора».

Но христиане думали иначе. Тертуллиан поучал своих братьев по вере:

«Отдай деньги твои кесарю, а себя самого Богу. Но если все будешь отдавать кесарю, что же останется для Бога? Я хочу называть императора владыкой, но только в обыкновенном смысле, если я не принуждаюсь поставлять его владыкой на место Бога» (Апология, гл. 45).

Обычная сцена того времени. Проконсул провинции замечает христианину, что тот должен любить императора как прилично человеку, живущему под покровительством римских законов, и, чтобы свидетельствовать свою покорность императору, предлагает принести ему жертву.

Христианин охотно соглашается любить цезаря как гражданин, но решительно отказывается от жертвоприношения:

«Я молюсь Богу за императора, но жертвы в честь его нельзя ни требовать, ни приносить, ибо можно ли воздавать божеские почести человеку?»

Естественно, вслед за этим следует тягчайшее обвинение в оскорблении царского (сегодня – американского) величества и казнь…

На что же надеются униаты и автокефали? На то, что фальшивые храмы заполнят новообращенные люди, которые имеют весьма смутное понятие о христианской доктрине и склонны к компромиссам, немыслимым для их подлинной веры.

Хитрая интеллектуальная элита начинает приспосабливать императорский (американский имперский) культ к земным реалиям, кнутом и пряником переделывая церковь Христа в храм Мамоны. На обряды и ритуалы этим людям плевать – потому что они вообще всякую веру считают слабоумием.

Подлинный культ для них один: Мамона, или Американская Империя, от которой они получают свои доллары, и которая обеспечивает им господствующее положение.

+++

Сегодня христианство, которое пошло на сделку с американскими содомитами и сатанистами – перерождается в собственную противоположность.

Принято считать, что псевдорелигия может дать угнетённым некий «опиум» для обезболивания их страданий, связанных с обобранностью. Это как если бы при шайке бандитов работал психолог, уверяющий ограбленных, что «всё не так уж и плохо», и «жизнь по-прежнему прекрасна», несмотря на то, что их ограбили…

Конечно, подлинное христианство несовместимо с ролью штатного психолога при банде мародёров. Никакого злодейства оно благословлять не должно и не будет.

Христианство – метафизическая противоположность Мамоне. Не только политически, социально (пространство, где действуют и компартии), но и в пространстве смыслов, в пространстве чистого мышления.

+++

Маркс считал, что буржуазия угнетает пролетариев. Но если присмотреться, то очевидно, что в этом мире нет и близко ничего подобного.

Пролетарий мучается вовсе не добровольно, как только ему повезёт – он тут же становится буржуем. Наоборот, обанкротившийся буржуй становится пролетарием. Это лишь вопрос личной удачливости или неудачи, а не вопрос характера, выбора, позиции.

НА САМОМ ДЕЛЕ, в мире бессовестные угнетают совестливых. Это, в отличие от мифических классов, вовсе не химера, а ежедневно подтверждаемая реальность. В угнетательском обществе Совесть превращается для человека в мельничный жернов на шее, топит его. Бессовестные делают то, что совестливые никогда себе не позволяют – и выходят наверх.

С помощью цинизма они навязывают совестливым людям комбинации, выгодные хищникам, и катастрофически невыгодные честным гражданам. Они оттесняют честных людей от рычагов управления и влияния, монополизируют их в своих руках.

+++

Земной успех – и есть поклонение Мамоне: миллионы «лохов» сдохли, зато у меня миллиард долларов!

Забота о спасении бессмертной души – это христианство:

— Неважно, как я живу в этом мире, и что обо мне тут думают,
— Важно, каков я в глазах Бога и каким предстану на Страшном Суде!

Можно эти позиции совместить? Конечно, нет!

Задача цивилизации – минимизировать потери человека за совестливое поведение. Сделать так, чтобы бессовестные не получали всех выгод от обмана, предательства, шантажа, манипуляции сознанием, от подлости (а всё перечисленное нужно только для прибыли; кабы оно не приносило прибыль, кто бы им занимался?).

Здесь и проходит грань между Мамоной и Богом: между капитализмом и социализмом.

Что же касается обрядов, одеяний священников, убранства храмов и т.п. – то бессовестный маммонист без труда изобразит любые.

У него же совести нет, ему мочись в глаза – что божья роса! Какие ему, цинику, проблемы отразить (если выгодно) – православное вероотправление или католическое, или квакерское?

Бессовестный хищник мимикрирует под любой обряд, не имея никаких проблем с функцией оборотня.

Тот же П. Порошенко, как и вся его клика – и коммунистами побывали, некоторые даже компартию возглавляли (Кравчук), и со свечками в храме постоять готовы, и в кипе у стены плача, и куриной лапкой ритуально поводить – если будет в моде вудуизм…

Это поведение оборотней и называется у них «свободой совести».

Точнее, свободой от совести. Каждый день – новая вера, потому что на самом деле – полное и окончательно безверие.

+++

Или человек верующий – или он циник. Если он верующий, то его поведение отличается устойчивостью, консерватизмом. Его переход в новую веру, даже если и случается – долгий, тяжёлый, мучительный, и никак не связан со шкурной выгодой и текущей конъюнктурой.

А если человек законченный и беспринципный циник, то его переходы моментальны.

Если проходимец пробрался в священники, чтобы у бабок пенсии воровать (пользуясь, как он думает, их «отсталостью») – тогда ему, конечно, совершенно безразлично, московский ли над ним Патриарх, или Стамбульский, или вообще Эфиопский… Вопрос же в доходах от прихода, а не в символе веры.

+++

Верующий человек отличается от циника тем, что готов пострадать за свои убеждения. Циник же полагает, что нужно держать нос по ветру, и при всякой угрозе «пострадать за веру» тут же меняет веру на более доходную.

Именно таким образом 25 млн членов КПСС в одночасье вдруг оказались демократами в 1991 году. А самые одарённые – на год-два раньше, демонстративно сжигая партбилеты… Циник входит в любую церковь (включая и КПСС) – делать деньги и карьеру. Он примазывается к тому, что ему кажется наиболее перспективным, а если видит, что ситуация изменилась – «переобувается на лету».

Отсюда и требование «свободы совести» — чтобы переобуваться в прыжке никто проходимцам не мешал и за прошлое их не наказывал.

«Любая молитва годная» — это всё равно, что сказать «любая молитва бессмысленна». Уравнять между собой все религии и веры может только абсолютно беспринципная власть, которая вообще сама ни во что не верит, и хочет лишь лояльности.

-Вы молитесь, как хотите, только Антихристу сперва жертву принесите…

Именно такой серой смердит украинский автокефальный вопрос. Это попытка неверующих решить дела верующих, исходя из убеждения, что верующие – слабоумные, и сами за себя ничего решать не могут.

-А вот мы, циники, сейчас им всё разрулим, как надо! Дурость их оставим им, а их деньги – себе заберём…

Пахнет- то не просто серой, чувствуете?! Пахнет Апокалипсисом и Армагеддоном…


[1] Браунбек заверил, что Соединенные Штаты и в дальнейшем будут поддерживать Украину в борьбе за «восстановление суверенитета и территориальной целостности» и право иметь единую «украинскую автокефальную православную церковь».

[2] «Мы гордимся, что имеем достойное состояние религиозной свободы на Украине, который гарантируется Конституцией Украины и Законом Украины о свободе совести и религиозных организациях, а также традиционно высоким уровнем толерантности, которая царит в украинском обществе», — отметил Петр Порошенко.

[3] Так, после смерти Марка Аврелия сенат постановил считать безбожником всякого, кто не имел у себя в доме хоть какого-нибудь его изображения.

[4] Когда Калигуле донесли на иудеев, что они недостаточно выражают почитание к священной особе императора, то они отправили депутацию к нему сказать: «Мы приносим жертвы за тебя, и не простые жертвы, а гекатомбы (сотенные). Мы делали это уже три раза – по случаю твоего вступления на престол, по случаю твоей болезни за твое выздоровление и за твою победу».

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора