Кураторы меняются, олигархи — нет

Александр Асафов Станислав Смагин 26.05.2019 13:46 | Политика 62

Мы уже не раз писали в своих статьях, что страны Восточной Европы, попадающие под особо плотную американскую опеку (как, собственно, Украина на нынешнем историческом этапе), подвергаются процедуре максимального отдаления олигархов от государственной системы. Крупный, выходящий своими интересами за национальные границы бизнес, не просто подминающий, но и подменяющий власть, это элемент, создающий раздражающие помехи линейному непротиворечивому исполнению заокеанской стратегии. Поэтому влияние данного фактора на государственную деятельность должно быть не особо сильным и, главное, не противоречащим интересам Вашингтона.

В то же время о полном политическом уничижении олигархов говорить не приходится — сумевшим подстроиться под американских кураторов оставляется поле для лоббистской активности, пусть и значительно суженное.

В конце концов, политика самих США, как внутренняя, так и внешняя, представляет собой калейдоскоп собственных линий и активностей разных ведомств, партий и корпораций, и сложно сказать, где заканчиваются интересы наиболее крупных из них и начинаются интересы США как государства, равно как и наоборот. Вошедший в историю и поговорку случай — в 1953 г. сенатский комитет по военным делам обсуждал кандидатуру Чарльза Вильсона, президента американской корпорации «Дженерал моторс», на пост министра обороны. На вопрос, чьи интересы будут более важными для будущего министра — страны или его фирмы, Вильсон ответил: «Я привык считать: то, что хорошо для нашей страны, хорошо и для «Дженерал моторс», и наоборот. Это одно и то же». Однако на своих подконтрольных территориях США дозволять эту же формулу, во всяком случае, в том же масштабе, не могут — и потому что тамошние олигархи признают ее лишь наполовину, в части своих интересах, и исходя из того, что уместное в метрополии по рангу не полагается колониям (как в анекдоте — «у генерала свой внук есть»).

Яркий пример противоречий между прежним олигархическим всевластием на Украине и наступающим установлением на ней прямого и жесткого американского правления — судьба пана Игоря Коломойского.

С одной стороны, он давно изрядно вкладывался, и финансово, и медийно, в становление Владимира Зеленского как политика и вообще значимой заметной фигуры, и без Коломойского, без его телеканала «1+1» избрание «Зе» президентом было бы невозможно. Недаром бывший хозяин «Приватбанк» вскоре после второго тура выборов вернулся из-за границы домой, надеясь получить справедливо полагающиеся ему дивиденды. С другой стороны, не меньше вложилась в победу комика действующая администрация США — не деньгами, нет, а тем, что написала на его личном деле «не возражаем» и снизу — фаталити! — «скорее поддерживаем». У Белого дома же к Коломойскому отношение крайне враждебное, что следует из нашумевшего интервью адвоката Джулиани, доверенного лица Трампа; он призывает выдавить Коломойского и его эмиссаров из окружения Зеленского, желательно брутальным судебно-репрессивным путем.

Коломойский понимает, что в потенциальной игре с нулевой суммой он, разумеется, проиграет, как понимают это и американские кураторы. Однако обе стороны понимают и то, что победа кураторов может попутно принести чрезмерные издержки. Недаром «хозяин Днепра» уже не раз многозначительно намекал на необходимость проведения в юго-восточном регионе чего-то сродни федерализации; он, в 2014 году изрядно способствовавший утоплению Новороссии в крови, спустя пять лет может поднять на щит свою, до неузнаваемости искаженную «Новороссию» в своих шкурных интересах. Предполагаем, что для недопущения этого сценария американо-трампистский опорный пункт на Украине готов пойти на негласное «водяное» перемирие.

Коломойский не получит блокирующего и тем более контрольного пакета акций в президентской команде и фракции «Слуги народа» в новой Раде, но будет иметь энное количество боевых единиц в исполнительной и законодательной власти для отстаивания своих интересов.

Еще один олигарх, явно собирающийся остаться в украинском политикуме и сохранить хоть часть прежнего влияния — бывший президент Порошенко. Данные о его дебете и кредите в годы президентства в разных версиях сильно разнятся, но, судя по всему, ему удалось зафиксировать убытки и обратить пятилетку себе в плюс, а доходы от войны и политики превзошли репутационные и финансово-хозяйственные издержки нахождения активов Петра Алексеевича в нещадно проклинаемой им «стране-агрессоре» России. До последнего времени пан Порошенко казался персоной предельно уязвимой, и как ставленник американских элит, преимущественно связанных с Обамой и Хиллари Клинтон, и как постоянный фигурант регулярных кровожадных обещаний «команды Зе» о грядущих «посадках». Однако буквально накануне выборов опытный и поднаторевший в многоходовках политик-бизнесмен сумел отыграть некоторое количество вистов и снискать кое-какие симпатии трампистов, руками и устами генпрокурора Луценко скомпрометировав и подставив под «неполное служебное соответствие» посла США в Киеве М.Йованович, враждебную Трампу.

Теперь Порошенко, кажется, имеет иммунитет если не от судебного преследования, то хотя бы от наиболее неприятных его форм, а также может, аккуратно и не зарываясь, продолжать участвовать в политической жизни на правах актера второго плана.

Словно скрытый имам из исламской религиозной доктрины, то чуть проявляется, то снова исчезает с украинской политической сцены недавний небожитель Р.Л.Ахметов. Избрание Зеленского, кажется, сулит его богатствам не самые простые дни и месяцы (но вряд ли годы — так далеко на «незалежной» не загадывают), но этот прогноз грешит поверхностностью как минимум до кадровых назначений в Антимонопольном комитете, где раньше сидели его протеже, прикрывавшие монополизацию Ринатом Леонидовичем целых секторов украинской экономики.

Выборы в Раду же для Ахметова прекрасный шанс в очередной раз перезагрузить свои роль и место в жовто-блакитном политикуме, вырыв новые лоббистские окопы.

Наконец, вряд ли собирается просто так уходить на политический покой Виктор Пинчук, зять Леонида Кучмы и один из богатейших людей Украины. Пестрое полотно его международных связей выглядит проекцией былого раздрая в международной опеке над Украиной.

Пинчук тесно связан с американской Демпартией и либерал-глобалистами, он финансировал чету Клинтон и удостаивался похвал от Сороса. При этом он аккуратно клал часть яиц и в республиканскую корзину — был как-то на очередном юбилее покойного Джорджа Буша-старшего, а в 2015 г. заплатил Трампу 150 тысяч долларов за двадцатиминутное видеообращение на конференции «Ялтинская Европейская Стратегия» (YES), проходившей в Киеве. Наконец, у него налажены тесные и теплые контакты с европейскими элитами, на его мероприятиях бывают Кэмерон, Расмусен, Квасневский, а бывшим евроминистрам он готов «платить за лекции» (завуалированная форма подкупа) еще большие деньги, чем Трампу. Сейчас, на этапе серьезного ремонта и переформатирования пульта внешнего управления украинским проектом, именно полифония международных связей олигарха должна стать залогом сохранения им определенных внутриполитических позиций.

Примерно понятны и конкретные ставки вышеперечисленных господ на выборах в Раду. Для Коломойского, если ему удастся отстоять «водяное перемирие» с заокеанскими недоброжелателями, это, конечно, «Слуга народа». У Ахметова, кажется, закончился мимолетный роман с Олегом Ляшко и его Радикальной партией — об этом можно судить по уходу Юрия Зинченко, ставленника Рината Леонидовича, с поста руководителя исполкома РП. На данный момент его несомненная точка опоры — это «Оппозиционный блок — Партия мира и развития» Мураева, Вилкула и Новинского, впрочем, судя по соцопросам, не преодолевающий пятипроцентный барьер (3,2%), а также, и в еще большей степени, пул кандидатов-одномандатников.

Пинчук, очевидно, вложится в Святослава Вакарчука и его свежесозданную партию «Голос», словно следуя завету из песни «Океана Эльзы» — «я не сдамся без бою».

На самом деле, вложения были сделаны еще раньше, когда Пинчук оплатил пребывание Вакарчука в Стэнфордском университете в рамках программы «подготовки молодых украинских лидеров». Более того, очень долго шли разговоры о возможности выдвижения музыканта на президентский пост, в амплуа примерно как у Зеленского, только несколько правее. В итоге сложилось как сложилось, конкуренцию полит-бизнес-проектов выиграл «Зе», но у Вакарчука, которого эксперты называют человеком не только Пинчука, но и Сороса (неудивительно — как мы помним, эти персоны дружественны друг другу), есть шанс взять частичный реванш. И здесь вырисовывается любопытное и приобретающее черты конфликтности взаимодействие с «Блоком Петра Порошенко», недавно переименованным в «Европейскую солидарность». Вакарчук, счастливо или несчастливо для себя избежав появления своего имени в бюллетенях на президентских выборах, косвенно выступил в поддержку Порошенко. И сейчас партии Порошенко и Вакарчука столь похожи и близки по многим параметрам, что им остается или совсем слиться, или вступить в межвидовую борьбу, как известно, отличающуюся особой жестокостью. Слияние, судя по всему, произойдет в форме оттока ряда представителей «Солидарности» в «Голос». Борьба — в форме, собственно, борьбы остатков порошенковской политсилы с «Голосом» за одну и ту же электоральную нишу.

Собственно, если говорить об электоральных нишах, то для «Слуги народа» географически это в первую очередь, базово — Юго-Восток, во вторую же очередь — почти вся Украина, кроме Запада. Идеологически — центр политического спектра и левее (миролюбивее). Ахметов-Вилкул претендуют на остаточное содержание этих же ниш, мажоритарные же ставленники Рината Леонидовича могут оказаться где угодно, да и в партийном плане ахметовские ставки могут ближе к выборам всплыть в новых местах, возможно, весьма неожиданных.

У Порошенко ситуация сложная и запутанная. По горячим следам второго тура он, при всем своем колоссальном антирейтинге, в свете парламентских выборов выглядел обладателем весьма неплохого рейтинга. Отбросить от апрельских 24,5% процентов десять крайне правых радикалов — и получатся солидные 14% в нише правее центра и на запад от Киева.

Однако появление почти идентичного «Голоса», трясущего той же выходящей из моды колодой «героев АТО» и «пламенных борцов за евроинтеграцию», но могущего похвастаться более свежим и особо не запятнанным лидером, превращает оную нишу в Боливара, который с трудом вынесет двоих. Поэтому ребрендинг БПП вполне понятен. Это сигнал обширному «болоту», вечному живительному резервуару украинских выборов, мол, Порошенко уже у нас не на знаменах, и подмигивание проверенным сторонникам — может, и не знаменах, но за кулисой. В 1999 году, помнится, в ходе кампании по выборам в Государственную Думу РФ Центризбирком забраковал список ЛДПР, которая спешно создала и провела в список уже без помех новую организационную форму жизни, «Блок Жириновского». Информация о нем в телевизионных роликах звучала так: «Блок Жириновского — это ЛДПР!». Вот и с БПП-«Солидарностью» будет похожая песня — будет звучать слоган «Блок Петра Порошенко — это Европейская солидарность!»…или наоборот, «Европейская солидарность — это не Блок Петра Порошенко», в зависимости от времени, места, аудитории и других нюансов. В результате БПП-ЕС и «Голос», видимо, до последнего будут балансировать на грани прохождения в новый состав Рады, и все-таки пройдут.

На Украине былых лет всеобъемлющее и всеохватывающее влияние олигархов затрудняло ответ на вопрос, что первичнее, их политические или экономические позиции. Как тут не вспомнить в очередной раз цитату из «Одесских рассказов» Бабеля, особо забавную в контексте Коломойского: «— Где начинается полиция, — вопил он, — и где кончается Беня? — Полиция кончается там, где начинается Беня, — отвечали резонные люди». Теперь схема поменяется.

Олигархи смогут получать определенную долю политических лоббистских возможностей, исходя из финансово-экономических возможностей и регионального влияния — именно в такой односторонней последовательности и при максимальной открытости всех процессов кураторам-ревизорам.

Недаром ходят упорные слухи о возможном назначении на пост генпрокурора либо американского юриста и прокурора Марты Берш, которую национал-доброхоты превратили в этническую украинку «Марту Борщ», либо легендарного уже румынского борца с коррупцией, так же прокурора в юбке Лауры Кевеши. Кевеши, наводившая ужас на прогнившую и насквозь коррумпированную элиту родной Румынии, европейка, но ее типаж неподкупного и несгибаемого следователя, бензопилой и без хирургических перчаток кромсающего эшелоны власти и сажающего их в другие эшелоны, как раз американский.

Один из авторов данного материала читал как-то записки ростовчан, переживших годы немецкой оккупации города. Пожилой мужчина, а в годы Великой Отечественной маленький мальчик, рассказал такую историю. Он красил ставни своего дома, мимо в это время проходил румынский солдат, который по принципу «бери что плохо лежит» выхватил у него ведро с краской и начал улепетывать. Мальчик, ревя, побежал жаловаться стоявшему на углу немецкому солдату-постовому. Немец догнал румына, дал ему пинка и вернул нехитрое украденное добро законному владельцу. Вот и на Украине теперь западные оккупанты-постовые, среди которых не исключено наличие природных румын, будут отбирать ведра и давать пинка румынам в кавычках, сиречь олигархам, которые на самом деле украинцы, но в основном опять же в кавычках. Народу, правда, эти ведра вряд ли достанутся. Зато 300-400 миллионов долларов издержек от роспуска Рады — такова оценка первого заместителя главы совета Национального банка Украины Тимофея Милованова — оплачивать придется именно ему, народу. Выложить последнюю копеечку за право заманчивого выбора между кандидатами Ахметова, Коломойского и Пинчука, пусть и под суровым заграничным взором — традиция, которую в этой политической жизни, видимо, уже не изменить.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора