ЛИБЕРАЛИЗМ. ТРИ МЕРЫ ЛЖИ.

Виктор Коняев 22.07.2019 20:11 | Общество 108

Виктор КОНЯЕВ — о разрушительной силе смертоносного вируса. Проходят века, сменяются языки, возникают новые слова, а старые меняют свои значения, иногда до неузнаваемости. Наверное, древние римляне очень бы удивились, узнав, что подразумевают под словом liberalis – свободный – далекие-далекие потомки. Не задача автора рассмотреть весь исторический путь системы взглядов под названием либерализм, от гражданских усобиц Рима между патрициями и плебсом времен Гракхов, когда свободные, в том числе от собственности и власти, граждане Республики возжелали добиться справедливого распределения земельных участков и достойного представительства в органах управления (с той песчиночки в раковине моллюска, вероятно, и выросла «жемчужина» идеологии – либерализм), через взлеты в эпоху Просвещения и в начале XIX века, тогда, собственно, после 1812 года, либерализм на подошвах сапог русских офицеров и был доставлен в Россию, как чужеродный вирус в беззащитный организм.

Задача автора попытаться показать разрушительную силу этого смертоносного вируса, а точнее его новейшей и мерзейшей мутации – неолиберализма, выращенного в аналитических центрах США, втащенного в Россию и разносимого по ней до самых до окраин доморощенными его апологетами.

Показать с позиции патриота своей Родины, ясно понимающего губительность для России внедрения чуждого духа, потому что оно направлено единственно на разрушение начал русской народной жизни. Только на разрушение, иного быть не может, тому свидетель вся История.

* * *

Россия и Запад изначально, со времени возникновения европейских наций как единого цивилизационного сообщества (несмотря на все «внутрисемейные» конфликты) и русской Державы как центра славянского мира шли разными путями развития, причем, путями, не могущими слиться в единый, общеевропейский, общечеловеческий.

Отношения меж ними всегда были непростыми, со стороны Запада к тому же высокомерными, коварно враждебными, нацеленными на порабощение, таковыми остаются и доселе.

Вообще-то, цели и задачи Запада вполне можно уяснить даже из просмотра передач мировых информационных агентств.

Для этого нужно выделить из потока информации факты и события, сравнить их, проанализировать, отсеяв при этом словесную шелуху комментаторов, ибо вся ложь мировой политики сосредоточена именно в словах, под их воздействием любое событие предстает не в истинном свете, а в искусственно и искусно направленной подсветке. Особенно для тех, кому нравится искусственное освещение, но также и для тех, кому целенаправленно изменили зрительные пристрастия.

Система изменения смыслов словесной казуистикой работает отлажено, оттого уже и в России становится все больше людей, верящих в добрый Запад, несущий человечеству мир и процветание. Но, повторяем, думающему человеку становится все очевиднее истинное положение вещей – «золотой миллиард» (ввиду надвигающегося глобального краха их цивилизации) ускоряющимися методами закабаляет остальное человечество руками транснациональных корпораций.

Но коли ясна конечная цель, тогда и роль неолиберализма высвечивается ярко до видимости деталей.

Это есть набор пыточных инструментов, посредством которых подавляют у жертвы волю к сопротивлению, заставляют делать угодное хозяевам палача и при этом вдалбливают всему миру, что это прекрасный стимулятор демократии и действие его крайне благотворно. Потому что…

Ложь – это тоже инструмент, притом из наиважнейших, она есть универсальная обертка, в которую можно закатать, простите, любую какашку и преподнести как изысканное лакомство. (Если при этом сильно настаивать, то сожрут и даже поблагодарят.)

Ложь – орудие врага рода человеческого.

Вот во лжи как комплексе мер по уничтожению Божественного смысла человеческой жизни мы и попытаемся измерить либерализм.

Мера первая. Права человека

Представьте себе, читатель, Державу, хорошую Державу. Правитель боится Бога и любит свой народ, он с младых ногтей воспитан в любви к Отечеству и в уважении к человеку труда, кормильцу и защитнику. В Конституции Державы прописаны главные принципы существования государства и все они нацелены на благо населения. Уголовный, процессуальный, административный и прочие, регулирующие отношения меж людьми, кодексы составлены в полном соответствии с теми же задачами.

Экономика Державы работает на развитие и на удовлетворение насущных потребностей народа. Теперь вопрос.

Если Держава так разумно организована и большинство народа довольно таким порядком, то кому в ней нужны какие-то особые «права человека»? Рабочему человеку, получающему достойную зарплату за свой труд, имеющему хорошее жилище, и все социальные блага? Он что, в выходной день вместо поездки за город с семьей или посещения кинотеатра пойдет к городской управе с плакатом, на котором написано «Требую соблюдения моих прав человека. Желаю ходить по улицам родного города нагишом. Да здравствует свобода!».

Понятно, что здравый умом человек не пойдет, ну а нездравому место в палате №6. Значит, рабочему человеку в разумной Державе совершенно не нужны никакие «права человека». Но, что особо интересно, в неразумной Державе они ему тоже «по барабану»! Ему в ней нужнее право рабочего класса на забастовку, ну а ежели доведут до созревания «гроздьев гнева», тогда он без всяких прав возьмет в руки «оружие пролетариата».

Итак, в разумной Державе рабочему человеку не требуется никаких особых прав, но тогда, исходя из вышеназванных условий, сельскому труженику они тоже не нужны, ему даже тем более, у него и времени-то нет на «барские забавы». И далее, по логике.

В хреновой Державе, где сельское хозяйство брошено на выживание, разве отдельно взятый производитель пойдет с плакатом о защите своих прав человека в райцентр? Он скорее, оскорбленный непомерной ценой на топливо и мизерной на зерно и молоко, объединится с товарищами и они блокируют тракторами ближайший центр Власти.

А теперь возьмем пошире.

Где, в какой стране мира, кроме стран западной демократии, оказались востребованы права человека? Может, где-нибудь в Латинской Америке, в Африке, а может, в Индии или Китае? В Китае, впрочем, однажды попробовали в них поиграть, кончилось кишками приверженцев западной модели устройства жизни на траках танковых гусениц и ничего, страна живет, процветает, а не гниет в разгуле прав и свобод.

Это пример ни в коей мере не свидетельствует об одобрении автором подобных мер воздействия на носителей либеральных ценностей.

Просто автор таким, не очень изысканным способом подталкивает Вас, читатель, к выводу – «права человека» придуманы на хитроизощренном Западе. Это там, в странах зажравшегося миллиарда, они оказались востребованы некоторыми категориями граждан. Они только и могли родиться в пресыщенном обществе. Это родиться, а прижиться могут, при могучем содействии, и в обществе, тянущемся к европейскому образу жизни, в обществе, где при слове «Европа» глаза мутной поволокой затягиваются, а с нижней, отпавшей ото рта губищи струйка сладкой слюны повисает. Великий русский мыслитель Константин Леонтьев когда еще сказал вещие слова: «Европа – это гниение». Вот ныне и наносит из Европы сладковатый запах гнили, кружит слабые головушки на восток от столиц европейских. Рукотворным ветерком запашок тот навевается на русские просторы.

А кому конкретно в нашем Отечестве сладостен этот тлетворный запах? Ну что ж, пришла пора назвать, так сказать, поименно группы людей, которым гнилостные миазмы слаще дыма Отечества.

Автор вполне осознает, какая буря негодования поднялась бы в случае широкого тиражирования таких высказываний (на святое руку поднял), но не столь обширен круг его читателей (увы), ну а бурю в стакане надеется пережить.

Так вот.

При самом тщательном разыскании удалось найти три категории людей, которым нужна защита их «прав человека». Только три. Разумеется, отдельные нуждающиеся индивидуумы могут отыскаться в любом сословии общества, но это частности.

Вот эта троица. Часть интеллигенции, преступники, находящиеся под следствием или отбывающие наказание, и люди с нетрадиционной сексуальной ориентацией.

А теперь рассмотрим побудительные мотивы этих групп к защите своих прав.

Интеллигенция

В это весьма условное понятие можно втиснуть много чего, но мы будем исходить из классического определения и из наличия в нашей действительности.

Есть служилая интеллигенция, традиционно несущая свой крест радения о народе: доктора, учителя, инженеры, работники музеев и библиотек. Эта прослойка по своему роду занятий и образу жизни менее других подвержена влиянию заморских идей, ибо она ближе всех к простому люду. Хотя в последнее время это уже не бесспорно, но тем не менее.

Есть еще научная интеллигенция.

Про нее можно сказать недлинно. Там, где настоящая наука, там не место либеральным вывертам ума, а где кормление при науке – там не научная интеллигенция.

Но есть так называемая творческая интеллигенция, самая обширная спектром: поэты, писатели, окололитературные деятели, актеры, режиссеры, художники, музыканты и композиторы. И труженики шоу-бизнеса. Вот тут-то бредешок праволюбия без богатого улова не останется.

Потому что сей народец со сменой формы собственности кинулся бить челом золотому тельцу со всей доступной проворностью и на пределе способностей, причем, защищая ценности, совершенно обратные ранее защищаемым. Ну а как иначе-то, иначе не быть ему на слуху, на виду и на прочих органах… чувств. Опять же, не все, а лишь те, кто не смог устоять пред обаянием трех страстей: страстолюбия, славолюбия и сребролюбия.

Эти ребята по отмашке из-за Атлантики будут втюхивать в родных краях любую идею, лишь бы детки учились-лечились там, на вожделенном Западе, да домишко где-нибудь в Майами не отобрали, да счетец в банке не прикрыли. Они не только подпишутся под письмом в защиту «пусек из Райта», они и сами не хуже отпляшут на душах верующих, как пляшут на чувствах слушающих, читающих и смотрящих, а, пожалуй, даже поизощреннее.

К этой когорте тесно примыкает еще одна веточка вечно цветущего древа интеллигенции – семя крапивное, по-нынешнему – чиновники.

Мотивы служения либерализму у них идентичные вышеобозначенным, а иных и не стало с изгнанием мотивов служения Родине.

Можно еще заметить, что у чиновников, попертых с доходной должности, добавляется обида за утерянную кормушку.

Ну как тут не обойтись без защиты «прав человека», ведь обнесли, сладкий кус мимо раззявленного рта проплывает и в чужую ненасытную пасть попадает, остается только глотать сухую и злую слюну. Выход один – защитить свои права человека, обездоленного и угнетенного.

Чиновник же, водворенный в узилище за казнокрадство, самым естественным способом вливается в другую категорию «правоискальцев» – преступную.

Относительно отставных чиновников-интеллигентов хочется привести историческую справку.

В восемнадцатом году (тысяча девятьсот) именно они слепили в объятой Гражданской войной России аж четыре областных и региональных образования с претензией на самостоятельность. Наиболее известен по истории КОМУЧ (Комитет Членов Учредительного Собрания), крови он пролил поболе какого-нибудь диктатора.

Таким дай власть – зальют страну кровищей.

Итак, с первой категорией и ее стимулами к служению делу демократии чуточку разобрались – посветили фонариком в темный погреб и кое-что явилось на свет.

Пойдем дальше.

Преступники

У этой категории мотивы любви к «правам человека» ясны по определению.

Человек – существо слабое, оно становится еще слабее, когда, поддавшись искушению, преступает закон и становится обитателем тюремной камеры. В таком положении человек (не всякий, но многие) хватается за малейшую возможность избежать заслуженной кары, обелить себя, свалить вину на другого кого-нибудь.

И если вдруг такому человеку в тяжкую минуту жизни говорят, что у него есть «права человека», которые готовы защитить всей своей мощью западные демократии, и если этими правами умело воспользоваться, то обозначится перспектива если и не выйти сразу на свободу, то, по крайней мере, стать «узником совести», страдальцем за общечеловеческие ценности.

Рано или поздно Запад через «правозащитников» додавит Власть и она вынуждена будет освободить страдальца, а пока в лагере при мировой известности будет не отбывание срока, а санаторий.

Желающие воспользоваться такой возможностью найдутся. Правда, придется на многое в душе своей наступить сапогом – жизнь и свобода дороже чести своей и чести Родины. Честь – понятие абстрактное, а тюремные стены давят реально и свобода видна лишь в узкую щель оконного жалюзи. А если «светит» срок в десятилетия или вообще пожизненный?

Вот и надо заявлять, что являешься борцом с тиранией, да пусть хоть и изнасиловал, а потом убил ребенка, не важно, все равно борец, специфический, а «в этой поганой России» только так и можно бороться с Властью, а преступные наклонности есть порождение тоталитарного прошлого.

Вот таким образом из преступной среды рекрутируют бойцов, ой, простите, борцов за «права человека».

И так либералы-космополиты выращивают в России ее недругов, потому что человек, ступивший ради личных выгод на путь пособничества врагам Родины, обречен идти по нему до конца.

Несть числа в нашей стране неправительственным организациям и фондам, большинство из них с уклоном в правозащиту и совершенно все функционируют на западные деньги; наиболее отличившихся на ниве защиты праволюбцев ждет награда в виде паспорта гражданина США.

Вот так обстоят дела со второй категорией.

Сексменьшинства

Агрессивно, демонстративно противопоставленная сексбольшинству.

Самая скандальная в силу неестественности, безумности своих половых пристрастий.

«Гомосеки», лесбиянки, трансвеститы, скотоложцы, педофилы – клопьё, полезшее изо всех щелей, как только почувствовало, что их больше не травят карбофосом.

За грех мужеложства Господь дотла выжег два древнееврейских города, с тех пор гомосексуализм называют еще содомским грехом, содомией. Апостол Павел яростно бичевал его. А все потому, что это порок противоприродный, противочеловеческий и противохристианский.

В Советском Союзе за половые извращения сажали в лагеря, а в лагерях нормальные уголовники их презирали, били и загоняли под нары. И это было справедливо, ибо извращения безусловно ведут к погибели души и к пресечению рода человеческого.

По мнению автора, половые извращения – это психическое отклонение. Ну разве может нормальный здоровый мужчина добровольно лишить себя близости с женщиной, то есть того, что предопределено самой природой его, и вместо обладания прекрасным женским телом заниматься гнуснейшей мерзопакостью? Не может, это отклонение от нормы.

На Западе отклонения в почете и охраняются законом. Потому что источник всех извращений – власть злата. Именно она порождает вседозволенность, которая есть тяжкий порок и, неусмиряемая, меняет психическое состояние человека, то есть производит отклонение. Богатому доступно в этом мире все (иллюзорно), в том числе женщины. Доступность порождает пресыщенность, а она, самая иезуитская из страстей человеческих, заставляет раба своего искать удовольствия за пределами морали и разума.

Историками давно подмечена одна закономерность. Перед гибелью цивилизации правящие круги и близкое к ним сословие богатых людей особо неистово предаются сатанинским оргиям. Не имея воли и сил изменить реальность, они уходят в мир иллюзий, мир чувственно изощренный, мир предсмертных конвульсий.

Иного пути у них нет, потому что нет Бога, нет вечной жизни, а есть краткий миг земного бытия, и надо успеть урвать за этот миг как можно больше, и прожить его как можно слаще, а уж коли голова готовится к встрече с топором, так хоть насладиться напоследок всем, что способен придумать воспаленный разум.

Ничто не ново под солнцем. Рим последних лет Империи пил и плясал; заполнял амфитеатр цирка, жадно глазея на смерть гладиаторов, погрязал в разврате и содомии. Вино! Кровь! И смерть!

Французская знать в конце 18 века предавалась дикому блуду в королевских дворцах. И покатились головы Людовика и его супруги, надменной австриячки, в корзину под эшафотом, а следом еще немало голов.

Русская знать в канун революции: кабаки и цыгане, кокаин и сифилис. Вино и кровь. И смерть!

Российская «элита» и близкий к ней класс собственников. Начало 21 века – ?..

* * *

Содомия, чума души, как и все дьявольские пороки, обладает сквернейшей особенностью – она втягивает в свое поле всех слабых духом, всех нестойких к тяготам жизни, всех шатких в вере, тем более, если она получает возможность влиять на общество посредством газет, телевидения и интернета, впрыскивая в души людей, особенно молодежи и подростков, яд порока и обретая неофитов.

Такое неуемное стремление порочной страсти расширять сферу своего влияния можно попытаться объяснить единственно тем, что в любой, самой зачумленной душе, все же остаются неугасшие угольки совести и они прожигают грешника болью, кричат о мерзости его дел, ну а если вокруг будет много подобных, тогда порок уже не будет выглядеть таким мерзким, а если их окажется очень много, тогда это будет и не порок вовсе, а естественное состояние и потухнут совсем в душе залитые угольки совести – Божьего инструмента.

Вот почему им необходимы «права» и стоящая за ними сила Запада. А мягкая «голубизна» уже влилась в воздух России. Нет ни чистого голубого неба, ни ясных голубых глаз – всё с поганым подтекстом, всё с гнусной ухмылкой.

(Публикуется в сокращении)

Сейчас на главной
Статьи по теме