Перестройка — завершающий этап буржуазной контрреволюции

Оксана Снегирь 3.01.2019 17:11 | Общество 49

Период нашей истории с восемьдесят пятого по девяноста первый год и происходившие в это время события получили название «Перестройки».

До сих пор многие не понимают, что это было, и что на самом деле скрывается за этим названием. В головах у большинства наших сограждан на этот счет сохраняются самые разные мещанские заблуждения, которые очень далеки от действительности.

Что же это такое в действительности было – Перестройка? Чтобы это понять, нужно ответить на вопрос – к каким результатам она привела? Что произошло в итоге Перестройки?

А произошло следующее.

До Перестройки у нас был один общественный строй — а после Перестройки стал другой. До Перестройки мы жили в социализме, а после Перестройки стали жить при капитализме.

Переход от капитализма к социализму – это социалистическая революция. А переход от социализма к капитализму – противоположное явление – буржуазная контрреволюция.

Именно буржуазной контрреволюцией и была так называемая Перестройка. Вернее – это был ее завершающий этап.

***

Социалистическую революцию может совершить только класс. И этот класс – революционный пролетариат, которому капитализм враждебен, ибо не дает ему свободно трудиться и пользоваться плодами своего труда. Точно так и буржуазную контрреволюцию может совершить только класс. И этот класс — контрреволюционная буржуазия, которой социализм враждебен, ибо не дает ей свободно грабить трудящихся и жить за их счет.

Откуда же взялась буржуазия в Советском Союзе? Как мы знаем, к тридцать третьему году в нашей стране было покончено с последними представителями эксплуататорских классов – с кулачеством. В ходе коллективизации кулачество было ликвидировано как класс. С ним канула в прошлое буржуазия. И в сталинском Союзе ее не было, потому что не было предпосылок для ее зарождения. Диктатура пролетариата за этим зорко следила, на корню пресекала попытки представителей уничтоженного эксплуататорского класса поднять голову. Однако после смерти Сталина к власти пришли силы, враждебные диктатуре пролетариата и нацеленные на ее разрушение. Начав разрушение диктатуры пролетариата, они тем самым создали предпосылки для зарождения новой буржуазии. То есть — положили начало контрреволюции.

Поэтому пятьдесят третий год можно считать началом контрреволюции.

А весь период с 53 по 91 год – это период буржуазной контрреволюции.

***

Контрреволюция имела два этапа – скрытый и открытый. Скрытый этап – это период с 53 до 85 года, когда класс новой буржуазии формировался. И открытый этап – с 85 до 91, когда класс новой буржуазии полностью сформировался и осознал себя классом, осознал свой классовый интерес. А классовый интерес у новой буржуазии на тот момент был один – уничтожение социализма и реставрация капитализма.

С восемьдесят пятого года класс новой буржуазии вышел из подполья и пошел в атаку на советский строй.

Начался заключительный этап буржуазной контрреволюции – Перестройка.

Буржуазия вела свою контрреволюционную войну против советского строя по трем направлениям. Она воевала против него идеологически, политически и экономически.

Воюя идеологически – она разрушала советскую идеологию и заменяла ее буржуазной идеологией. Воюя политически – она создавала свои политические организации, которые давали ей возможность развивать контрреволюцию дальше. Воюя экономически – она внедряла в советскую экономику капиталистические элементы, которые вступали с ней в противоречие и подрывали ее.

***

Конечно, эта борьба началась не с 85 года. Весь скрытый период контрреволюции буржуазия вела эту борьбу по всем трем направлениям. Но до Перестройки она вела эту борьбу скрыто, тайно. А в Перестройку ее действия стали гораздо откровеннее, увереннее и наглее.

В сфере идеологии до 85 года научный коммунизм исподволь подменялся ревизионизмом. Этим занимались псевдомарксистские теоретики-ревизионисты. Многие из них имели громкие имена, были профессорами на кафедрах научного коммунизма или редакторами советских теоретических журналов. Но они не стояли на позициях рабочего класса, а были носителями мелкобуржуазного сознания и поэтому действовали в интересах нарождающейся и крепнущей буржуазии. В силу своего мелкобуржуазного сознания они попали под влияние западной социологии и философии, и западных ревизионистских течений, искажающих марксизм. Попав под влияние буржуазной идеологии, они уже сами искажали марксистко-ленинское учение. Тем самым они лишали рабочий класс верного понимания действительности, делали его неспособным защитить свою власть и дать отпор начинающейся контрреволюции.

В начале Перестройки окрепшая буржуазия потребовала «плюрализма», то есть — уравнения советской и буржуазной идеологии. В конце Перестройки она уже с пеной на губах отрицала советскую идеологию и провозглашала буржуазную идеологию как единственно возможную для нашего общества.

В начале Перестройки она потребовала отказаться от классового подхода в отношении Октябрьской революции и заменить его «исторической объективностью». То есть, уравнять красных и белых – потому что, мол, «у каждого из них была своя правда». А к концу Перестройки она уже прославляла самодержавие, белогвардейщину, реакцию, и вовсю лила грязь на революцию, большевиков и Советскую власть.

Идеологическое оружие для советской буржуазии ковалось за рубежом.

Ковали его, во-первых, спецслужбы буржуазных держав и всякие якобы «научные» институты, которые на самом деле были филиалами тех же спецслужб, и у которых была одна задача – выработка антисоветской идеологии, очернение советского строя и восхваление в противовес ему западного образа жизни. Советский строй объявлялся «рабством» по той причине, что в нем запрещена эксплуатация. А западный буржуазный строй, наоборот, представлялся торжеством свободы – потому что в нем эта эксплуатация разрешена. Основную черту советского образа жизни — коллективизм и приоритет общественного над частным – западные буржуазные идеологи провозгласили «тоталитаризмом» и критиковали все его проявления. В противовес ему они восхваляли буржуазный индивидуализм, объявляя его «свободой личности». (Все это как по писаному теперь повторяют наши «либералы» — поклонники рынка, буржуазной демократии и «свободной инициативы»).

Во-вторых – идеологию для крепнущей советской буржуазии вырабатывали белоэмигрантские круги — представители свергнутого эксплуататорского класса, которые бежали от пролетарской революции за рубеж.

Советский народ героически боролся с разрухой после Первой мировой и Гражданской, восстанавливал хозяйство, строил социализм, совершал трудовые подвиги, страшной ценой защищал родину от фашистского вторжения.

А все это время выброшенная на свалку истории белоэмигрантщина исходила ядом, поливала грязью советский строй, стряпала клевету за клеветой.

Белоэмигранты взахлеб воспевали дореволюционное прошлое, патриархальщину, самодержавие, клерикализм, всяческую реакцию и мракобесие. Они обвиняли Советскую власть, что она якобы «столкнула Россию с ее исконного исторического пути» (то есть, покончила с частной собственностью и классовым неравенством), что она «попрала вековые традиции», «оторвала народ от корней», «разрушила его духовность» (то есть, положила конец засилью церкви, дала возможность народным массам избавиться от дурмана религии и обрести научное мировоззрение).

Белоэмигранты мечтали – как после свержения Советской власти они «вернут Россию на ее исконный исторический путь» (то есть, восстановят частную собственность и классовое неравенство), и «возродят духовность» (то есть, будут насаждать клерикализм и дурманить трудовой народ религией, чтобы примирить его с социальной несправедливостью и удерживать в подчинении имущему классу).

(Все эти фразы о «возвращении России на ее исторический путь», о «возрождении духовности», о «корнях» — сегодня буквально цитируют так называемые «патриоты»).

***

Из этих двух главных источников и взяла свою идеологию новая советская буржуазия, когда она окрепла и пошла в атаку на социализм – из антисоветчины западных спецслужб и антисоветчины белоэмигрантских кругов. И те, и другие имели вполне четкую и определенную цель – совершить контрреволюцию, уничтожить советское государство, ликвидировать социализм и реставрировать капитализм. Их идеями и вооружилась новая буржуазия, готовясь к войне против советского строя.

В политической сфере буржуазия и до 85 года создавала свои антисоветские политические организации. Но их было сравнительно мало, и все они были тайными, находились в подполье. В Перестройку же она стала создавать антисоветские организации открыто, и их было сотни тысяч по всей стране.

Постановлением Совета Министров СССР 9 марта 1988 года было объявлено, что работа общественных организаций уже не контролируется государством. Буржуазия мгновенно воспользовалась этим. Стали расти, как грибы после дождя, разные «исторические», «краеведческие», «природоохранные», «досуговые», «развлекательные» и прочие общества, всевозможные «клубы», «землячества», и т.п. За всеми этими притворными вывесками скрывалась всего одна настоящая цель – развитие контрреволюции, подрыв и уничтожение советского строя.

Тем же постановлением общественным организациям разрешались «свободные международные контакты, включая вступление в международные объединения». Это дало возможность новой советской буржуазии открыто поддерживать связь с мировой буржуазией и получать от нее помощь – идеологическую, организационную и финансовую.

Закон «О выборах народных депутатов в СССР», принятый 1 декабря 1988 г., предоставил общественным организациям одну треть мест (750 мандатов) в новом высшем органе государственной власти — Съезду народных депутатов СССР, который начал работу в мае 1989 г. Таким образом буржуазия, нацеленная на уничтожение советского строя – на законных основаниях вошла в верховный орган государственной власти, определяющий судьбу страны.

10 декабря 1990 г. был принят Закон «О профессиональных союзах, правах и гарантиях их деятельности». Началось массовое создание так называемых «независимых профсоюзов». Организаторами этих профсоюзов были антисоветски настроенные деятели Перестройки, а эти «профсоюзы» были определенно антисоветскими организациями. Они имели одну цель – настроить рабочих против советского строя и использовать их для его разрушения.

Весной 1990 г. III съезд народных депутатов СССР внес изменения в статьях 6 и 7 Конституции СССР (1977), отменив положение о руководящей роли КПСС и объявив «политический плюрализм». Это позволило буржуазии создавать не просто «общественные организации», скрывающие свою настоящую цель за той или другой вывеской — но политические партии, которые уже открыто выступали за уничтожение советского строя и реставрацию капитализма.

В экономической сфере до Перестройки уже были предприняты шаги, которые нанесли серьезный удар по принципам советской экономики. Сталин перед смертью указывал на то, что материальная база для перехода к коммунизму построена, и необходимо начать этот переход. Необходимо полностью отказаться от товарно-денежных отношений, которые уже стали тормозить развитие социализма. Важный шаг на пути к полному отказу от товарно-денежных отношений – превращение колхозов в совхозы, кооперативной колхозной собственности – в общенародную советскую собственность.

Однако хрущевская клика, представляющая интересы тех, кто был заинтересован в разрушении советского строя, поступила с точностью до наоборот.

Вместо отказа от товарно-денежных отношений она через реформу Косыгина-Либермана усилила их роль и расширила их сферу. Кроме того, она упразднила МТС и отдала колхозам сельхозтехнику, тем самым усилив их частнический аспект.

Все это вызвало сбой в работе советской экономики, который проявился, в частности, дефицитом. (А, на почве дефицита — ростом экономических преступлений и появлением теневой экономики).

Во время Перестройки все эти процессы находят свое продолжение, но уже в новом качестве.

В феврале 1987 года были приняты постановления Совета министров СССР №№ 160, 161 и 162 о создании кооперативов по бытовому обслуживанию населения, производству товаров народного потребления и в сфере общественного питания. Чтобы усыпить советских трудящихся, все это подавалось как «эксперимент». В результате этого «эксперимента» наплодилось сотни тысяч кооперативов по стране. В одной только Москве их было больше 500. А 26 мая 1988 года Верховный Совет одобрил закон N 8998-XI «О кооперации в СССР. Впервые с нэпа в Советском Союзе разрешено создание частных предприятий.

Для обмана советского народа буржуазия пока еще уверяет, что крупное производство останется в руках государства. А рыночные отношения распространятся только на мелкое производство и сферу услуг. Однако при этом приняты меры для того, чтобы и государственные предприятия перевести на рыночную основу. 30 июня 1987 года вступил в силу закон «О государственном предприятии». Он разрешал предприятиям самим определять свою экономическую деятельность и распоряжаться частью доходов по собственному усмотрению. То есть – по сути превращал их в капиталистические предприятия.

***

С первых дней своего существования рыночные отношения вступают в непримиримое противоречие с советской плановой экономикой. Кооперативам для работы требуется сырье. Но в советской экономике сырье не продается, а распределяется по фондам и затем идет в государственные предприятия. Снабжение сырьем частников, естественно, в задачи советской экономики не входило. Следовательно, сырье кооперативы могут получить только через махинации, через обкрадывание советских предприятий. За взятки «кооператоры» покупают сырье у директоров предприятий. Директора при своих заводах организуют кооперативы из доверенных лиц, выпускают продукцию из дешевых материалов, с использованием государственных производственных мощностей и электроэнергии, продают ее частникам по свободным ценам и присваивают сверхприбыль. Частники паразитируют на советской экономике, и в то же время ее ненавидят и стремятся ее разрушить, так как она ограничивает их грабительские аппетиты.

Капитализм и социализм, план и рынок – несовместимы. И долго рядом они существовать не могут. Между ними неизбежно начнется борьба, и окончательно победит либо одно, или другое. В Сталинском Советском Союзе какое-то время социализм соседствовал с капитализмом. Это было время нэпа. Но тогда страной правила революционная власть рабочего класса, которая стремилась к построению социализма. Поэтому там победил социализм. С капиталистическими отношениями было покончено, НЭП был отменен. А в перестроечном Советском Союзе от власти рабочего класса уже ничего не оставалось. Страной уже правили ставленники той самой новой буржуазии, которая всеми силами стремилась к реставрации капитализма. Поэтому в этой борьбе одержал верх капитализм.

В конце Перестройки побеждающая буржуазия уже не говорит о кооперативах только в сфере услуг и мелкого производства. Теперь она требует полного отказа от плановой экономики, полного перехода на рынок, передачи всех средств производства в частные руки. То есть – она требует реставрацию капитализма.

***

В августе 91 буржуазия захватила государственную власть. Она открыто объявила об отказе от социализма и провозгласила реставрацию капитализма. Реформами Ельцина-Гайдара она наконец осуществила свои многолетние чаяния. Она начала окончательный переход к рыночной экономике – приступила к полному разграблению собственности советского народа и порабощению советских трудящихся.

***

Контрреволюция завершилась победой буржуазии и поражением рабочего класса. Социализм был уничтожен в масштабе планеты. Социалистическая революция двадцатого века была подавлена буржуазной реакцией. Преодолеть реакцию и установить советский строй в нашей стране и во всем мире – такая задача теперь стоит перед мировым рабочим классом. У человечества нет другого будущего, кроме социализма. Оно либо перейдет к социализму, либо погибнет. От рабочего класса теперь зависит спасение планеты, сохранение человеческой цивилизации. Судьба мира – в руках пролетариата. Поэтому сегодняшний пролетариат, по примеру своих предшественников-большевиков, должен найти в себе силы и исполнить свою историческую задачу – покончить с капитализмом и установить на планете социалистический строй.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...

Популярное за неделю

Популярное за месяц