Перлы Пушкова и Неменского — это разруха в головах

Владимир Викторович Волк Русранд Самое интересное 8.04.2019 10:11 | Политика 180

То, что говорят российские политики и кремлёвские эксперты всё яснее демонстрирует, говоря по-Булгаковски, разруху в их головах. Представители интеллектуальной элиты, которые по логике своих общественных функций должны нести народу свет и правду, мобилизовывать на труд и подвиг, наоборот — задувают последние свечи истины и надежды, погружая Россию в темноту и депрессию.

В сетях активно обсуждают два заявления — сенатора РФ Алексея Пушкова и ведущего научного сотрудника российского государственного Института стратегических исследований Олега Неменского. Которые говорят не просто унизительные для России вещи, противореча самим себе, но ещё и зондируют почву для будущего распада России. Чем, по сути, извращают закономерность служения народу и подменяют её философией услужения либеральному режиму, бросая тень на всё интеллектуальное сообщество Отечества.

В эфире радио «Комсомольская правда» Пушков заявил: «Есть политические ограничения. Они состоят в том, что мы никогда не говорили о том, что Донбасс не является частью Украины, мы признаем, что он часть Украины. Во-вторых, вы должны понимать, что такое изъятие Донбасса и присоединение его к России. Это постоянное состояние войны с Украиной, мы должны это понимать. Кто будет воевать, кто будет гибнуть, готовы ли мы к бесконечной войне, готовы ли мы к гибели наших солдат на этом фронте? Как это скажется на экономическом положении, насколько это нас подорвет с точки зрения нашего внутреннего развития? Это все очень серьезные вопросы. Поэтому мы ищем такую формулу, которая позволит Донбассу вновь обрести мир, но которая не приведет к состоянию постоянной войны между нами и Украиной. Мы в таком развитии событий тоже не заинтересованы».

Данный пассаж чётко говорит о том, что сенатор признаёт, что между Россией и Украиной идёт война. Пусть гибридная, но она есть. И мечтает о том времени, когда совместно с западными и киевскими партнёрами Кремлю удастся «замариновать» ДНР и ЛНР, погасить протестные, антинацистские, антибандеровские настроения и передать протянувшие руки к России республики партнёрам — как блюдо на тарелочке с голубой каёмочкой. А там — хоть фильтрационные лагеря, газовые камеры, крематории, прощения, суды и казни для русского населения — это уже не вопрос Москвы.

При этом сенатор позволяет себе совершенно непрофессиональный и вредный с точки зрения восприятия исторической действительности пассаж: «Я считаю, что это ошибка Ленина, потому что большевики тогда посчитали, что, если они насытят Украину русскоязычными областями, то это будет принцип Римской империи — разделяй и властвуй. То есть тогда будет ослаблен украинский национализм и будет усилено русское присутствие. Но они не предвидели распада Советского Союза, и когда распался Советский Союз, поставить под такой прямой вопрос международно признанную и нами, кстати, границу Украины — это было уже гораздо сложнее».

Во-первых, передача Донбасса и Новороссии в состав УССР носила не этнический характер и уж нем более не языковой, а классовый. Что это за термин такой — русскоязычные? В 1918 году русскоязычным мог быть говорящий по-русски перс, турок, поляк или китаец, но никак не носитель русского языка русского же корня и крови. Будучи историком, г-н Пушков либо лукавит, либо не озаботился внимательным изучением истории УССР, чтобы обнаружить значительную деталь: национализм с передачей Донбасса Украине не ослабился, а приобрёл экспансивный характер. То есть из регионов киевской глубинки начал силовыми и административными методами распространяться на русские территории под флагом такого узаконенного большевиками явления, как украинизация(коренизация).

В свою очередь, признавая и уважая границы Украины, г-н Пушков делает сенсационное заявление: «Крым в силу исторического казуса вошел в состав Украины, и он был передан в 54-м году. В 91-м году Крым хотел остаться в составе России, были соответствующие опросы и референдум проведен в 95-м. Крым и в Киеве всегда рассматривали как отрезанный ломоть. Что это полуостров, который стремится к России. И в мире считают, что Крым — это Россия».

Начнём с того, что никаким историческим казусом события 1954 года не были. Передача Крыма в юрисдикцию УССР был обоснована экономическими и политическими реалиями. Крыму как воздух необходима была днепровская вода и материковая электроэнергия, логистика, уголь, сырьё, поставляемые из Донбасса и южных областей УССР (они и сейчас нужны). Советское правительство, которое, наверняка, держало в памяти притязания США на создание в Крыму «Новой Калифорнии», а также неровное дыхание в крымскую сторону турецких правителей, приняло, возможно, не самое политически безупречное, но достаточно прагматичное для того периода решение.

Это сейчас оно рассматривается через призму событий 1991 года. Крым действительно хотел после развала СССР быть в составе России, но никто у него не спрашивал этого желания. И Донецк хотел, и Луганск, и Харьков, и Одесса. Но у них тоже никто не спрашивал. Однако в Киеве же, давайте будем честны, никто и никогда не рассматривал Крым как отрезанный ломоть. Конституцию Украины г-н Пушков давно открывал?

Даже сейчас, после перехода Крыма и Севастополя под юрисдикцию РФ, Киев принял ряд законов, которыми полуостров признан оккупированной территорией. Да это неприятно слышать в Москве, в самом Крыму, это нервирует даже жителей Украины (адекватную её часть), но это факт. И он неоспорим. Как неоспорим и тот факт, что в мире, чего бы Пушков ни наговорил в эфире радио, Крым не признан территорией России. Никарагуа, Венесуэла, Сирия, Афганистан, Куба и Северная Корея, признавшие Крым российским, — это ведь далеко не весь мир.

А что на этот счёт говорит главный претендент на княжение в Киеве комик Владимир Зеленский? А он говорит без шуток: «Крым — это Украина. Был, есть и будет». И ещё добавляет, что если встретится с Путиным, то скажет ему: «Ну, наконец-то вы вернули наши территории. Сколько еще готовы компенсировать денег за то, что отобрали наши территории и помогали людям, которые участвовали в эскалации Крыма и Донбасса, на всем их страшном, отвратительном пути?».

Так что, даже окончательно предав донбасские республики, Кремль не снимет крымского вопроса, и международные партнёры об этом недвусмысленно Москве намекают. То есть, вопрос войны — информационной, политической, горячей, отложенной, сетецентричной, террористической, вопрос интернационализации конфликта — не будет снят никогда до тех пор, пока будет существовать такой субъект, как Украина. И пока она будет находитсья под внешним управлением США и ЕС.

Впрочем, признавая существующую на данный момент войну Украины и России, буквально за месяц до этого Алексей Пушков убеждал общественность, что войны нет. Привёл цитату Черчилля: «Нация, которая, выбирая между войной и позором, делает выбор в пользу позора, получает и позор, и войну». А затем заявил: «Мы были в ситуации именно такого выбора — и сумели из нее выйти, не выбрав ни войну, ни позор. Была ли при тех геополитических раскладах более разумная альтернатива нашим действиям? Я такой разумной альтернативы не вижу».

Как же так: в начале марта войны нет, и Россия ушла от неё, избежав позора, а уже спустя месяц война таки есть? Так о каких «разумных альтернативах» речь, если у нас перед глазами две нарисованных Пушковым противоречащих себе действительности: войны и её отсутствия.

В чём неправ Пушков? В том, что говоря о признании границ Украины, не нужно выделять Крым отдельно от Донбасса. Или тогда вообще спрятать своё уважение к границам поглубже и молчать о нём. Пушков выступал на радио всё же как официальное лицо России, как уважаемый, популярный политик, лидер общественного мнения, а не как блогер, которому на щепетильные политические темы войны и позора позволительно говорить куда больше и безотвественней, чем сенатору. Пушков не прав и в том, что личное мнение выдаёт едва ли не за общепланетарное. Это тоже блогерская болезнь или бездумное охранительство? Пушкову, наконец, просто нужно говорить открыто, без сантиментов: у России был интерес забрать Крым, и Россия это сделала. А вот на Донбасс не хватило силёнок, смелости и политической воли. Поэтому, пообещав русским помощь и признание, пришлось капитулировать.

Такие вещи говорить неприятно, но они хотя бы заслуживают своей правдивостью и прямотой уважение. Да, они во-многом разрушают надежду миллионов, но мобилизуют их на борьбу, на реальное восприятие существующей действительности, дают понимание, что «никто не даст им избавленья». Позор страны по вине её правителей сильному политику и человеку высокого интеллекта тоже нужно уметь признавать и переносить, а не выдавать его за победу. И если Пушков сотоварищи не в состоянии бороться за Русский мир, то надо честно уступать правящие места тем, кто готов это делать.

Но ещё дальше Алексея Пушкова шагнул упомянутый сотрудник Института стратегических исследований Олег Неменский. Его словесную эквилибристику нужно процитировать.

«Очень точно было сказано, что в Донбассе не было такой консолидации власти и общества, как в Крыму. Я бы хотел добавить, не было автономии, законного права проведения референдума и национальной идентичности большинства населения, которое бы отличалось от титульной общегосударственной идентичности. Это очень важные моменты, которые определили то, что Россия не смогла повести себя так же в отношении Донбасса, как и в отношении Крыма…».

Казалось бы, Неменский озвучил то, что на данный момент времени находится в тренде кремлёвской публичной политики — подыгрывать украинским кандидатам в президенты. Очередное умывание рук: «Нас там нет», «Сами, всё сами» и «Мы готовы дружить». Но с юридической точки зрения «стратегический исследователь» белыми нитями вышил комбинацию, при которой допускает раскол России. А именно признаёт вполне законным право проведения референдума об отделении от государства автономных образований или народами, отличающимися от титульной общегосударственной идентичности. Да это же недвусмысленный намёк всем российским автономиям и национальным группам Российской Федерации! По логике Неменского в составе России не могут находиться субъекты, которые по своей национальной идентичности отличаются от большинства населения. Ведь большинство в России, около 80%, это русские.

Право народов на самоопределение обеспечивается не статусом автономии какой-то территории и не национальной идентичностью, которая в каждом регионе может быть многоуровневой и сложносоставной, а Уставом и другими документами ООН. Почему-то московские товарищи придумывают многоходовочки с идентичностями и автономиями, но забывают об этих основополагающих документах, которые и стали юридической основой проведения крымского и донбасского референдумов.

По международным нормам принцип территориальной целостности вторичен и подчинён праву народов на самоопределение. Если государство не соблюдает принцип равноправия и самоопределения народов, то принцип территориальной целостности на это государство не распространяется. Тем более в государстве, где с 22 февраля по 26 мая 2014 года не действовала конституция, не было легитимной власти и таких же легитимных решений. Но об этом в Кремле и около него как-то стали забывать. В Донбассе говорят — «стали отползать».

Хотя ещё пять лет назад тот же Олег Неменский говорил полностью противоположные вещи. Например: «После событий „Кровавой пятницы“ 2 мая в Одессе стала особенно заметна психологическая пропасть между двумя сторонами конфликта, которые принялись обсуждать произошедшее. У одних зрелище сожжённых в Доме профсоюзов тел вызвало бурное злорадство, даже ликование, а другие в ужасе задают вопрос: как же можно радоваться смерти, гибели людей, да ещё и своих соотечественников? Это же бесчеловечно! Гражданское противостояние на Украине — это конфликт в первую очередь межкультурный. Украинцы и русские в этом конфликте — не разные этносы, а разные позиции, разные мировоззрения. Теми или другими становятся сейчас не по паспорту и даже не по языку. Это хорошо чувствуют некоторые украинские комментаторы: для них нет „гражданской войны“ — это конфликт не внутри одной нации, а между чужими друг для друга сообществами».

Какие же разительны перемены произошли в умозаключениях «стратегического исследователя»! Но читаем дальше: «Большинство представителей русской стороны по паспорту записаны украинцами. Формальная советская украинизация отложилась на самосознании — и вполне русские по культуре люди привыкли думать, что они украинцы, просто русскоязычные. В Славянске по переписи 73% украинцев. А нет — в конфликтных условиях сразу выяснилось, что это неправда. Город по культуре русский. И весь Юго-Восток — преимущественно русский».

Ну, и как эти слова о национальной идентичности соприкасаются с последними изысканиями Неменского? Что значит «не было законного права на проведение референдума»? Если какие-то законы лишают человека, а тем более народ, региональную или национальную общность какого-то права, то грош цена таким законам. Не могут служить обоснованием и оправданием чего бы то ни было законы, принимаемые киевской хунтой, по которым русские жители Донбасса и Новороссии низводятся до положения бессловесных животных, у которых нет даже права на жизнь. Неужели уважаемый ведущий научный сотрудник приветствует такие законы, отказывая свои единокровным братьям в правах?

С такими «стратегическими исследователями», как он, с такими историками, как Пушков, Россия начинает выглядеть уже даже не смешно и нелепо. А беспомощно, бесхребетно, беззубо и даже отчасти безумно. И сеют это безумие в массы, что превращает всё наше общество в бессмысленную, деидеологизированную, инертную массу манкуртов. Можно понять и простить, если бы сенатор и научный сотрудник были представителями шоу-бизнеса. Для артистов, певцов, циркачей нет большой разницы, перед кем танцевать камаринскую, за какую политическую силу или идею петь песни. Кто платить деньги, тот и заказывает музыку.

Но здесь другое — Пушков и Неменский транслируют идеи государства и по сути владеют возможностями не просто исполнителя — а уже государственным влиянием. Они обладают словом на государственных ресурсах и информационных площадках, недоступных миллионам людей. Таким образом, полностью переметнувшись на сторону стремительно банкротящегося режима, сея «разруху в головах», они толкают своих коллег, всё российское общество, весь русский народ к конформизму. А значит работают не на будущее России, а на её увядание.


Автор Владимир Викторович Волк — Союз народной журналистики, команда поддержки Программы Сулакшина.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю