Почему чиновники богатеют, а народ беднеет?

Валентин Катасонов 18.04.2018 11:52 | Общество 249


Российская компрадорская элита, компрадорская бюрократия обезьянничает и пытается подражать Западу …

Официальные ресурсы Совета Федерации, Государственной Думы, Администрации Президента России и Федерального правительства в пятницу, 13 апреля, представили сведения о декларациях депутатов и чиновников, пишет газета «Завтра». Такое было проведено всего второй раз в истории. Первый раз подобного рода сведения были опубликованы сравнительно недавно, в декабре 2017-го года, провисели буквально несколько часов на сайте Минфина и были оттуда скоро убраны — видимо, чтобы «не разжигать». А в этот раз данные пока что доступны.
 
Речь идёт о доходах за 2017 год. Цифры поразительные. Средний доход членов Совфеда составил 44 миллиона рублей и вырос по сравнению с 16-м годом на 47%. У депутатов Госдумы — рост 25,6%. Рекордный средний доход 144 миллиона рублей «на голову» и рост 128,5% показали правительственные чиновники. Ну, а в Кремле рост средней зарплаты оказался самым «маленьким» — всего 25,4%.
 
Некоторые абсолютные цифры. С ельцинских времен известен экономический и политический деятель Хлопонин, ныне вице-премьер: его задекларированный годовой доход — 2,912 миллиардов рублей. Изменения по сравнению с 16-м годом составили +2919%. «Достойные» показатели продемонстрировали Ткачев (Задекларированный годовой доход: 542,62 млн руб. Изменение по сравнению с 2016 годом: +9635%), Трутнев (Задекларированный годовой доход: 377,28 млн руб. Изменение по сравнению с 2016 годом: +20,3%), Мантуров (Задекларированный годовой доход: 213,57 млн руб. Изменение по сравнению с 2016 годом: +84,2%). Неплохо обстоят дела у Абызова, Шувалова, Рогозина, Силуанова, Орешкина…
 
Абсолютный рекордсмен по размеру автопарка — депутат фракции «Единой России», экс-председатель правления «Росгосстраха» Владислав Резник (в Испании депутат проходит по делу «русской мафии», связанной с Тамбовской ОПГ, сообщает РБК). У него 13 машин: Toyota Land Cruiser 100, Volkswagen Caravelle, ВАЗ-212140, раритетный «Москвич-М-401», Maybach 62S, Mercedes-Benz G300, Mercedes-Benz G63AMG, Mercedes-Benz S600, Mercedes-Benz S65AMG, УАЗ Patriot, два УАЗ-23632, военный внедорожник Mercedes-Benz G-class Steyr-Daimler-Puch 230GE.
 
Ситуацию прокомментировал изданию д.э.н., профессор, председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова Валентин Катасонов
Кому война, а кому мать родна? На фоне роста международной напряжённости, на фоне того, что нас с вами призывают затягивать пояса и «учиться жить в режиме санкций», мы видим рекордные цифры доходов высших чиновников России. И кто в таком случае на самом деле наши депутаты, сенаторы, министры, вице-премьеры и прочая публика?
Я неоднократно говорил, что это чиновничье племя, представляющее колониальную администрацию. Когда в советское время мы изучали, скажем, историю колониальной системы Британского Содружества, то называли этих чиновников компрадорской бюрократией. Она тесно сосуществовала с компрадорской буржуазией. Так что давайте будем использовать уже отработанные термины. Неверно говорить — «наши» чиновники, «наши» министры. Они не наши, это просто-напросто компрадорская бюрократия. А компрадорская бюрократия функционирует в рамках колониальной администрации. И тогда всё становится понятно. Если мы посмотрим на пример Индии XIX — второй половины XX века, то компрадорская буржуазия действительно получала очень большие деньги — часть официально, часть неофициально — и гнала их в Лондон. В Лондоне был огромный индийский квартал, где находились особняки индийской компрадорской бюрократии и индийской компрадорской буржуазии. Сегодня даже не осталось следов и признаков этого индийского квартала.
К сожалению, «наши руководители» плохо знают русскую историю, плохо знают мировую историю, поэтому это некие посредники, которых используют на время, после этого они представляют из себя просто отработанный ресурс. Ведомства опубликовали 13 апреля кучу всяких цифр доходов, связывая их с теми или иными именами чиновников и «народных избранников». Честно говоря, я даже не вникаю в эти цифры, мне это не интересно. Потому что, помимо всего прочего, эти цифры неполные. Достаточно вспомнить, например, скандалы с утечкой информации о бенефициарах некоторых офшоров. Помните Panama Gate? Ведь там фигурировали фамилии российских чиновников, и цифры быле поболее пятничных. Были утечки, связанные с Британскими Виргинскими островами, там тоже отличились наши чиновники. Мне больше всего запомнилась фамилия министра-капиталиста Шувалова. Он, тем не менее, остаётся на своей должности. Это говорит о том, что господин Шувалов — компрадорский бюрократ, который действует в интересах наших заокеанских «партнёров». То же самое можно сказать и в отношении других фигурантов списка, который сейчас обнародован и пока ещё находится в интернете.
В принципе, основной интерес к цифрам из этих списков должны предъявлять не простые граждане, а те, кто по своей должности должны в этих вопросах разбираться. Я имею в виду прежде всего Следственный комитет, прокуратуру. К сожалению, они имеют вывески, но практически бездействуют. А если они и занимаются какими-то историями, то, как правило, историями копеечными. Или поднимают шум по поводу 282-й статьи. Так что все признаки колониальной администрации, все признаки компрадорской бюрократии, все эти факты известны простым гражданам. Эта тема и так всем достаточно известна и понятна, особенно тем, кто владеет языками и следит за публикациями в иностранных СМИ, где смакуют эту тему о наших клептоманах.
Клептоманы — это люди, которые нарушают восьмую заповедь «Не укради». Значительная часть наших сегодняшних проблем связана с систематическим и наглым нарушением этой самой восьмой заповеди. Но самое главное, что восьмую заповедь нарушают не только господа Хлопонин, Мантуров, Ткачёв, Шувалов, Абызов, но даже и те люди, которые формально находятся в категории среднего класса и даже в категории неимущих. Потому что люди тоже мечтают занять такие же позиции, получить такие же неправедные богатства. Нарушение любой заповеди не обязательно проявляется в каких-то действиях и в каких-то материальных результатах. Сами по себе помыслы уже определяют модель развития общества. То есть огромная беда не только в том, что, допустим, у Ткачёва изменения в доходах по сравнению с 2016 годом — вы только не падайте — +9635%. Я не оговорился. А беда в том, что очень многие люди, которые прочитают это, не ужаснутся, а скажут — какой молодец, я хочу быть на его месте. Завидуют и подражают, безусловно. К сожалению, такая нравственно-духовная атмосфера в нашем обществе не способствует выходу из этой ситуации. Я как преподаватель высшей школы, МГИМО, вижу, что все обучающие программы нацелены на воспитание именно алчности, духа зависти, духа наживы. И это самое главное. Конкретные цифры «заработанного» чиновниками — это уже следствие ненормальной духовно-нравственной атмосферы. А о духовно-нравственной стороне жизни никто сегодня не говорит. И даже более того — это негласно запрещено. Выращивают алчных homo economicus — «человеков экономических», которые обладают только несколькими рефлексами — наживы, удовольствия и страха. Страха, естественно, за возможное наказание от получения неправедного богатства. Вот где корни-то находятся. А конкретные цифры — это уже цветочки и плоды. Поэтому пока в народном слое, среди миллионов нашего народа, не произойдёт духовного преображения, мы будем всё время нюхать эти вонючие цветочки и получать по башке этими плодами. Но я думаю, что жизнь заставит изменяться.
Война не только может начаться — она уже идёт. Война очень быстро всё ставит на свои места, и человек начинает лучше понимать, что «льзя», а что нельзя, что белое, а что чёрное. Сейчас, к сожалению, такого понимания нет, но я думаю, что оно постепенно будет формироваться.
Доходы некоторых наших министров выросли даже не на десятки, не на сотни, а на тысячи процентов. Вряд ли они так разбогатели по сравнению с 2016 годом. Скорее всего, им приказали опубликовать значительную часть своих доходов. Тогда зачем? Нет ли такого ощущения, что часть власти, которая не является «шестой колонной», пытается таким образом вывести на чистую воду ту часть, которая этой «шестой колонной является», демонизировать эту коррумпированную часть в глазах народа и провести всё-таки необходимые персональные реформы в органах нашей высшей власти? Так хочется на это надеяться…
Соединённые Штаты и некоторые другие государства Запада называют нас уже противником или даже врагом. Взять, например, закон от 2 августа 2017 года об ужесточении экономических санкций против России, Ирана и Северной Кореи — там мы фигурируем как противники. Фактически идёт необъявленная война, пока холодная. И тем не менее, российская компрадорская элита, компрадорская бюрократия обезьянничает и пытается подражать Западу. Практика публикации данных о доходах является обычной в тех самых западных странах, которые для нашей компрадорской бюрократии являются неким эталоном. Так что, думаю, что это просто дань мировой моде. Плюс к этому надо иметь в виду, что большинство стран заключили соответствующие конвенции. Существует конвенция о борьбе с коррупцией. Россия, кстати, в полной мере эту конвенцию не поддержала и не подписала. Но, тем не менее, оказывается некое внешнее давление для того, чтобы Россия всё-таки вела себя более-менее благопристойно. Я думаю, что публикация о доходах — не результат каких-то внутренних сигналов совести, а результат внешнего давления. Я не питаю никаких иллюзий насчёт того, что «наши» чиновники обладают хоть какими-то остатками совести.
Ещё один вариант. Ведь при всём нашем западнопоклонничестве за минувшие уже чуть ли не тридцать лет не было никакой моды на публикацию такого рода сведений. Более того, нам говорили, что смотреть в карман другому плохо. Вспомните высказывания Ельцина, Гайдара, Чубайса, Немцова, что это «совок», это «совковая привычка» считать деньги в карманах других, что это личное дело владельцев денег. И вдруг это дело стало не личным. Совершенно понятно, что миллионы наших с вами сограждан прочитали сведения о доходах министров и депутатов. Конечно, возмутились. Тут нельзя не возмутиться, потому что, в конце концов, нарушается закон. Не имеют права государственные служащие заниматься бизнесом — а понятно, что задекларированные миллиарды не от зарплат. Давайте ещё поразмышляем — зачем же тогда публикуют такие опасные сведения? Может быть, именно в надежде на то, что возмущение хлынет через край?
Такая версия не противоречит тому, что я сказал прежде. Потому что Запад по своим каналам продолжает добиваться от России выполнения основных положений международной конвенции о борьбе с коррупцией. И на данном отрезке истории Запад вынуждает «нашу» компрадорскую бюрократию это сделать, и рассчитывает, что это вызовет безусловно негативную социальную реакцию, ослабит Россию перед натиском Запада. Вот моё объяснение.
Ещё один момент хотелось бы затронуть. Пресса активно обсуждает, что состоялся эфир программы «60 минут» на телеканале Россия-1, и речь шла о том, что на днях лидеры фракций Госдумы внесли на рассмотрение законопроект о запрете ввоза в Россию товаров из стран, поддержавших антироссийские санкции. Дело вообще-то хорошее — но речь идёт в том числе об ограничении или запрете импорта лекарств. И Пётр Толстой посоветовал лечиться не западными лекарствами, а народными средствами. «Кору дуба заваривайте», — конкретная цитата Толстого, которую сейчас обсуждают в сети. Неужели нельзя было построить заводы, которые выпускали бы абсолютно необходимые противоастматические, противораковые и прочие препараты, аналогов которых не выпускается на родине, и только потом говорить о запрете лекарств? Или здесь правота на стороне Толстого, и пусть народ пострадает, но западное нужно запретить?
Действительно, в 2014 году, когда усилились санкции, даже на правительственном уровне звучали правильные лозунги насчёт того, что импортозамещение надо проводить как можно более активно и интенсивно именно в части, касающейся фармацевтики. Прошло уже практически четыре года, и ничего не сделано. Кстати говоря, это очень серьёзный аргумент, который надо учитывать при формировании нового правительства. Потому что прежнее правительство четыре года своим бездействием помогало противнику Российской Федерации. Что касается вопроса — а как же быть сейчас в этой ситуации? Я помню советское время. Несмотря на холодную войну и жёсткие блокады, всё-таки самые необходимые препараты и лекарства импортировались. Правда, частично мы выходили из положения за счёт стран Восточной Европы, других стран социалистического содружества: Венгрия или Югославия очень активно помогали своими лекарственными препаратами. Но какие-то препараты шли и из западных стран, хотя это было достаточно сложно. Этим занимались специально уполномоченные структуры, в том числе и даже нелегальные структуры — но это уже вопрос, скорее, технический. Война, безусловно, связана с человеческими жертвами, не бывает войны, где бы все выживали. Поэтому сейчас надо, наверное, не столько тратить энергию и эмоции на выяснение того, что сказал господин Толстой, сколько напрягать серое вещество и думать, как нам выходить из этих ситуаций. С моей точки зрения, сегодня есть гораздо больше возможностей для того, чтобы обходить экономические санкции, чем лет 50 назад. Я смотрю с чисто профессиональной точки зрения — как можно обеспечивать население в этот острый момент времени необходимыми препаратами? Я думаю, что возможности есть. При советском опыте была сеть, будем так говорить, нелегальных резидентур. Резидентуры работали с предпринимателями, предприниматели поставляли необходимые товары и даже деньги в промежкточные структуры — в общем, выстраивали соответствующие цепочки, соответствующие схемы и каким-то образом жили в условиях созданной Западом блокады. А сейчас, конечно, предложить какой-то идеальный вариант я не могу. Выбор между плохим и совсем плохим. Хочется, конечно, увидеть собственные заводы, производящие жизненно важные лекарства. В конце концов, если у нас есть заводы, производящие «Тойоты», почему нет заводов, производящих «Вентолин», позволяющий дышать астматикам?
Я общаюсь с некоторыми предпринимателями, которые жалуются на то, что правительство не только не стимулирует развитие отечественной фармацевтики, но даже уничтожает её. Но они говорят, что, в принципе, за год мы могли бы запустить производство очень многих препаратов, которые сегодня на 100% импортируются. Есть ещё некое окно возможностей, которое каждый день сужается — но, тем не менее, оно есть.
С этим составом правительства, Совета Федерации и Государственной Думы не приходится рассчитывать на те изменения, о необходимости которых мы говорим. У них ведь по факту всё хорошо. Без сталинизации нашей элиты не будет у нас своих лекарств. Ведь даже чисто психологически — а зачем это министрам? Себе и своим семьям они на свои сверхдоходы всегда всё купят в обход собственных законов, а пострадает, как всегда народ, частью которого министры безусловно не являются.
И это длится уже издавна. По крайней мере, 250 лет в России есть два народа — есть «малый народ» и есть просто народ. Об этом хорошо писал ещё Игорь Ростиславович Шафаревич. Это началось ещё со времён Петра III, усилилось со времён Екатерины II, которая освободила дворянство от тягот военной службы. Вот тогда и началась праздность верхов, началось заглядывание в Европу. И элита стала потихонечку превращаться в компрадорскую бюрократию. А общество, которое ставит высшей целью экономические и материальные блага, — обречено.
Элиту нужно периодически сечь. Если элиту не сечёт кто-то из той же самой элиты или из народа, тогда её начинает сечь Господь Бог — и он её периодически сечёт. Так что ей я не завидую: абсолютно сумасшедшие несчастные люди. Собственно, и не люди — бесоподобное племя. А это уже необратимый процесс.
Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора