«Повод к массовому протесту может быть крайне незначительным»

Андрей Перла 27.12.2018 19:27 | Общество 44

2019 год — для России год максимальных, по крайней мере в исследованной части XXI века, рисков социальных взрывов, считает экс-глава департамента общественных коммуникаций правительства Севастополя Андрей Перла. И возникнуть эти взрывы могут в самых неожиданных местах по самым неожиданным поводам.

Под конец года — прогноз на следующий. Не пожелание новогоднее, прошу заметить, а именно прогноз и только о том, в чем я, кажется, профессионально разбираюсь. Соответственно, новогоднее пожелание: чтобы прогноз ни в коем случае не сбылся. Пусть лучше все смеются над пессимистом, горе-прогнозистом.

Итак.

Большие, почти неуправляемые и, на сторонний взгляд, совершенно неожиданные, массовые протесты могут возникнуть почти в любом российском регионе.

Причина — медленное, но постоянное, пятый год к ряду ухудшение уровня жизни, для некоторых социальных групп и снижение качества жизни, сопровождаемое начальственной песней из телевизора о том, что жить становится лучше и веселей. Явное, с точки зрения «людей на земле» вранье, наряду с явным и тоже постоянным увеличением давления со стороны начальства (тут и рост тарифов, и просто цен на все подряд, и рост налогов, и захват налоговыми поборами сфер, где их раньше не было, и всякие «улучшения» вроде московских платных парковок) означает постоянный рост раздражения.

Раздражения накоплено столько (и это ясно видно во всех опубликованных социологических исследованиях последнего времени) что повод к массовому протесту может быть любым, в том числе очень незначительным.

Именно последнее обстоятельство делает взрыв труднопредсказуемым — последняя соломинка на спине верблюда может быть очень мелкой и практически незаметной, но после того, как ее кладут на верблюда, у него ломается спина.

Ситуация усугубляется тремя вещами. Во-первых, тем, что государственная пропаганда никак не может объяснить гражданам ни почему жизнь становится хуже, ни кто в этом виноват. Если бы мы вели войну и за то, что мы живем хуже, нес бы ответственность внешний враг, граждане, вероятно, сплотились бы вокруг начальства против этого врага. Но врага нет, а который есть, тот, если верить пропаганде, бессилен и ничтожен, его санкции нам не страшны и тем более не страшны угрозы. Если так, почему вывоз мусора дорожает в десять раз? Почему с соседки Нины вдруг налоговая требует несусветных денег, а она всего-то ногти таким же бабам красит у себя на кухне?

Не дает ответа пропаганда.

Во-вторых, начальства, вокруг которого можно было бы сплотиться, в стране не осталось. Причем — усилиями самого же начальства, точнее «внутриполитического блока». В стремлении как можно лучше играть в игру «царь хороший, плохие только бояре», дирижеры СМИ и общественных проектов не оставили в стране хороших бояр, ни детей боярских.

В глазах «простого человека» любой чиновник — казнокрад, коррупционер, в тюрьму можно сажать любого. О гадах-чиновниках, которые уже отправлены в тюрьму, в каждом регионе страны сообщают каждый день. Масштаб репрессий — сотни уголовных дел в каждом российском регионе.

Как будто этого мало, сообщают (и тоже каждый день) еще о чиновниках, депутатах, сказавших что-то оскорбительное для народа.

Но и этого мало. Так же, как потеряно доверие к «власти» — чиновникам, депутатам (то есть к представляющим избирателей политикам!) всех уровней, политическим партиям, теряется или уже потеряно доверие к таким важнейшим для социально-политической стабильности институтам, как врачи и учителя. Врачи нарочно морят новорожденных, их за это сажают. Учителя берут взятки, их за это сажают.

О доверии к тем, кто сажает, то есть к полиции во всех видах, говорить при этом не приходится.

При этом сами ненавидимые народом — чиновники, полицейские, врачи, учителя, низовые активисты «партии власти» испытывают такое же отвращение к «начальству» как те, кто, ступенькой или двумя ниже, считает начальством их самих. Они сами — больше не опора порядка, а топливо для беспорядка. Угнетатели в глазах самых обездоленных, они в своих глазах — угнетенные, несправедливо гонимые.

Как будто этого мало для создания зыбкой, нестабильной социально-политической почвы, есть еще в-третьих. По сути политическая система — это набор клапанов для выпуска пара народного недовольства, важнейшие из которых — локальные избирательные кампании. Да, мы живем хуже, чем год назад, в этом виновато начальство — депутаты, мэры, пэры, губернаторы. Сменим же их на других! И выдохнем удовлетворенно, наказав нехороших, поверив новому оратору. А когда он нас разочарует, заменим и его — этого добра в запасе навалом.

Так вот, этой возможности, по-видимому, сейчас нет. Три неудачных опыта во Владимирской, Хабаровской области и в Хакасии заставили внутриполитический блок собраться и произвести опыт удачный — в Приморье.

Шиш тебе, протестующий избиратель, мы вычислили цену, за которую нужный парень проходит в нужное кресло, больше протест успеха иметь не будет, клапан закрыт. Теперь его либо сорвет на следующих выборах — не хватит ресурсов везде продавить согласованных кожемяк — и это лучший, оптимистичный прогноз.

Всего лишь негодные к реальному управлению популисты во власти в десятке регионов, зато невредимая политическая система. Либо клапаны удастся удержать — и вот тогда разнесет весь котел. Вот тогда по-настоящему страшные неуправляемые митинги. Начнется с понятных требований и по понятным поводам — «мусорных» протестов будет много уже зимой, параллельно начнутся «тарифные», а вот потом они могут случаться по любому поводу. В пределе, не дай Бог — «Кто сверху ни поставлен, бей любого, хоть пару лет, авось, передохнем».

Сейчас на главной
Статьи по теме
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...

Популярное за неделю

Популярное за месяц