Путин и теология

Александр Берберов 16.01.2018 5:43 | Общество 58

В 2012 году на встрече с доверенными лицами в конференц-зале Академии наук Путин, в числе прочего, поделился и своими теологическими изысканиями «Коммунистическая идеология — основные постулаты взяты из традиционных мировых религий… Кодекс строителя коммунизма — это все равно, что в Библии посмотреть, или в Коран. Многие говорят про мавзолей, говорят: „Это не соответствует традиции“, — что не соответствует традиции? Поезжайте в Киево-Печерскую Лавру или посмотрите, что во Псковском монастыре, либо на Афон: там мощи святых людей, уважаемых. Они присутствуют там. Пожалуйста, там можно все посмотреть. И в этом смысле, коммунисты, даже в этом смысле, в этой части даже традицию перехватили. Сделали это грамотно».

Сегодня президент продолжает намеченную линию размышлений: «Коммунистическая идеология очень сродни христианству», — заявил он в январском интервью телеканалу «Россия-1».

По мнению президента, кодекс строителя коммунизма является переложением библейских заповедей, а «свобода, братство, равенство, справедливость — это все заложено в Священном писании, это все там есть», поэтому коммунисты, разрушая старую религию, создавали новую религию. «Вера, она всегда нас сопровождала», — подчеркнул Владимир Путин.

По поводу муссирующейся темы о перезахронении Ленина Владимир Путин заявил следующее: «Смотрите, Ленина положили в Мавзолей. Чем это отличается от мощей святых? Для православных, да просто для христиан? Когда мне говорят: в христианском мире нет такой традиции, как же нет? На Афон поезжайте, посмотрите. Там мощи святые есть, да и у нас здесь [на Валааме] тоже святые мощи Сергия и Германа… По сути ничего нового тогдашняя власть не придумала. Она просто приспособила под свою идеологию то, что человечество давно уже изобрело».

Эту тему можно бесконечно развивать (что многие и делали) — обнаруживая сходство КПСС не только с христианской верой, но и с конфуцианством, уравнительным устройством империи инков (этим много и зло занимался великий Шафаревич), исламом, воззрениями Платона, утопиями Мора и Кампанеллы и т.п.

Но более плодотворно не повторять ошибки Шафаревича с Бердяевым, и не лазить в соблазн поверхностных сравнений. А подумать о сути. Вот есть животный мир, а есть выделяющееся из него человечество. Нельзя же просто выделиться без никаких признаков! Ведь есть же какие-то средства выделения, которые отделяют дикость от цивилизации…

Вот здесь стадо — а вот здесь уже общество. А вот здесь снова стадо… Не в этом ли разгадка сходства всех мировых религий и прогрессивных течений-идеологий? Скажем, живой организм дышит. Можно ходить и восхищаться, подмечая это у анатомически-разных организмов. Ой, смотрите, а кошка тоже дышит, как мы! Ой, смотрите, и собачка тоже дышит! И вон хомяк, и жираф — у всех по две ноздри…

Существуют определённые вещи, которые каждое цивилизованное общество, если оно не хочет вымирать и деградировать — обязано делать. На этой почве и возникает удивившая Путина конвергенция обрядности, сутевых утверждений, одним словом говоря — инфинитики, обобщающей явления теории и практики.

Дельфин или кит, оттого что всё время в воде, становятся похожи на рыбу. Организмы разные, но некие необходимые черты сливаются — как и у пингвинов с ними. Сама технология выживания диктует обществу некие общие формы для любой религии и/или идеологии, не носящих изуверски-истребительный характер.

Куда плодотворнее, на мой взгляд говорить не об очевидном сходстве христианской этики и коммунистического учения, а о несходстве с ними обоими либеральных бредней современности. Есть цивилизация, внутри которой бурлит борьба идей, ведущих, тем не менее, в одном направлении: вперёд и вверх. А есть антицивилизация, с идеями ведущими назад и вниз, в пропасть и в бездну.

И это расхождение уже системно, носит ключевой характер, и не объясняется личными амбициями, вкусовщиной, субъективными симпатиями людей. Мы облекаем развитие в ту или иную словесную оболочку? Но тогда за шелухой слов всегда стоит единое видение, до-словесный образ идеала, который слова только оформляют и омертвляют…

Или же мы облекаем в шелуху самых разных слов (в числе которых есть и возвышенно-распрекрасные) деградацию, смертоносное падение? И тогда любое имя («фашизм», «либерализм», etcetera) тоже лишь условность речи, неловкость выражения до-словесного образа.

Церковь определяет бессловесный, в молчании свершающийся ход дел «благодатным» или «безблагодатным». Можно услышать про тёмную личность — «он такой безблагодатный человек». Понимаете, не речи его, не партийная принадлежность, не продвигаемые с трибуны идеи — а он сам по себе — БЕЗБЛАГОДАТНЫЙ. Или наоборот. Его брат-близнец, и речи те же, и партия та же, и идеология та же — но «полон благодати»…

Сходство христианства и коммунизма — это внутреннее ядро цивилизации, которое переходит из эпохи в эпоху, меняя обличья и фасоны, моды и стили, но сущностно оставаясь одним и тем же феноменом:

Ах, как всё изменилось на свете
С тех далёких и памятных дней!
На бульваре вчерашние дети
Сами возят в колясках детей

Изменились одежда и танцы,
Песни новые нынче в ходу,
Но таким же, как прежде, остался
Добрый зритель в девятом ряду

И это особенно важно понимать в современном мутирующем обществе, когда явно пытаются изменить не одежду с танцами, а само существо, сам биологический вид человека разумного!

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...

Популярное за неделю

Партия нового типа
Центр сулашкина