«ШОКОВАЯ ТЕРАПИЯ»

SOIZ 15.08.2018 1:10 | Политика 82

Какими методичками пользуется российская власть.

Давно хотел сделать статью по книге Наоми Кляйн «Доктрина шока. Становление капитализма катастроф», но все откладывал – казалось, что надо внимательнее вычитать, хорошо подобрать цитаты. А тут время подоспело и откладывать нельзя, лучше пересказать самое главное, ведь многие не понимают – что такое началось в нашей стране. Чиновники будто свихнулись: вырабатывают решения одно ужаснее другого, при этом ведут себя странно, неадекватно, несут какую-то чушь, и возникает ощущение абсурда происходящего. Тут же всплывает теория заговора, начинают говорить о том, что либералы копают под Путина, но при этом сам Владимир Владимирович вроде бы как не возражает, чтобы под него так копали… И на фоне всего этого уже всплыл знакомый нам термин «шоковая терапия», опробованный на нас уже не однажды. Но понимаем ли мы, что это такое? Наоми Кляйн посвятила целую книгу, достаточно объемную, происхождению этой политики… Я моментами буду пересказывать содержание книги, моментами комментировать,  моментами использовать цитаты, но не стану их заковычивать – для удобства чтения.

БЕДСТВИЕ КАК ВОЗМОЖНОСТЬ.

В конце августа 2005 года США накрыл самый разрушительный в истории страны ураган «Катрина». Наиболее тяжёлый ущерб был причинён Новому Орлеану в Луизиане, где под водой оказалось около 80 % площади города. В результате стихийного бедствия погибли 1836 жителей, экономический ущерб составил $125 млрд. Но эта беда вызвала восторг у рыночных фундаменталистов.

Ричард Бейкер, известный конгрессмен, республиканец из пострадавшего города, заявил группе лоббистов: «Наконец-то нам удалось очистить районы муниципального жилья в Новом Орлеане. Мы не могли этого сделать, но это совершил Бог». Джозеф Канизаро, один из самых состоятельных людей, занимающихся развитием Нового Орлеана, выразил подобное мнение: «Думаю, перед нами чистая страница, чтобы все начать заново. И этот чистый лист несет нам великие возможности».

Новые возможности увидел в затоплении Нового Орлеана и Милтон Фридман, великий гуру движения за свободный, неограниченный капитализм, который написал учебник современной глобальной экономики. Несмотря на свои 93 года, он нашел в себе силы через три месяца после разрушения плотин написать комментарии в «Wall Street Journal». «В Новом Орлеане разрушено большинство школьных зданий, как и жилищ детей, обучавшихся в этих школах. Теперь эти дети разбросаны по всей стране. Это трагедия. Но это также и новая возможность для радикальной перестройки системы образования». Группа правых идеологов горячо поддержала предложения Фридмана, и они повели наступление на город, который недавно подвергся атаке стихий. Администрация Джорджа Буша поддержала их планы, выделив десятки миллионов долларов на то, чтобы превратить государственные школы Нового Орлеана в частные.

Восстановление дамб и электрических сетей заняло немало времени, по сравнению с этим создание новой школьной системы Нового Орлеана происходило просто в военных темпах и с военной точностью. В течение 19 месяцев, когда большинство беднейших горожан были еще в изгнании, новоорлеанская система общедоступных школ почти полностью была заменена частными школами. До урагана «Катрина» школьный отдел занимался работой 123 государственных школ, теперь же их осталось всего четыре. До катастрофы существовало лишь семь частных школ, теперь их стало 31. Ранее учителей Нового Орлеана объединял сильный профсоюз, теперь же профсоюзный договор был расторгнут, и 4700 членов профсоюза вынуждены были покинуть город. Некоторых учителей помоложе снова наняли частные школы, уменьшив их зарплату; большинство же учителей остались без прежней работы. Американский институт предпринимательства, хранилище идей Фридмана, торжественно провозгласил: «Ураган «Катрина» за один день совершил то… чего долгие годы не могли сделать реформаторы школьной системы в Луизиане».

И вот тут самое важное! Для Милтона Фридмана сама концепция системы государственных школ слишком похожа на социализм. По его мнению, государство должно заботиться только о том, чтобы «защищать нашу свободу как от внешних врагов, так и от наших сограждан: оберегать законность и порядок, способствовать заключению частных контрактов и развитию соревнования на рынке». Другими словами, государство должно лишь обеспечивать существование полиции и армии — все прочее, в том числе и бесплатное образование, является несправедливым посягательством на права рынка.

Вы когда-нибудь задавались вопросом: каким государством в итоге продолжающихся уже не одно десятилетие реформ должна стать Россия? Куда нас ведут? А нас ведут к этому фридмановскому идеалу: государство обеспечивает только существование армии и полиции и больше ничего. Все остальное должно быть превращено в «рыночные услуги», приобретаемыми за деньги. Социальная система должна быть снесена до самого основания. Нас тащат именно в такой «рыночный рай»…

ЧЕРЕЗ КАТАСТРОФУ К КАТАСТРОФЕ

В одной из самых известных своих статей Фридман сформулировал суть доктрины шока. По его словам, «только кризис — подлинный или воображаемый — ведет к реальным переменам». Как только разражается кризис, уверяет профессор Чикагского университета, следует действовать быстро, молниеносно вносить необратимые изменения, пока охваченное кризисом общество не придет в себя. Фридман утверждает, что «у новой власти есть от шести до девяти месяцев, когда можно добиться основных перемен; если она не использует этот шанс и не предпримет решительных действий в этот период, ей не будут даны другие столь же богатые возможности». Этот вариант совета Макиавелли — наносить вред «внезапно и весь сразу», кажется, остается самым главным и неизменным пунктом из всего стратегического наследия Фридмана.

И если ситуация катастроф так полезна для радикальных рыночных преобразований, то почему бы не создавать их искусственно? Или просто не оказывать помощи в случае бедствия? Во время урагана «Катрина» было много претензий к действиям американских властей: «В тот день, когда на город обрушился ураган, мистер Буш, Джон Маккейн (сенатор) со своими богатыми друзьями потчевали себя тортом. А потом на протяжении всего дня Буш играл на гитаре, которую ему дал какой-то исполнитель «кантри». И все это — когда Новый Орлеан утопал в воде». А зачем им было волноваться и торопиться, если ураган открывал прекрасные возможности для радикальных реформ?
Природное бедствие  вгоняете людей в состояние растерянности и замешательства, это используется для политики, которая наносит сокрушительный удар по социальной системе и еще больше погружает людей в состояние шока, и это, в свою очередь, можно использовать для следующего удара, чтобы вколачивать человека в состояние примата. Здесь обнажается природа позднего капитализма, который полностью утратил какой-либо намек на прогрессивность, на проведение политики просвещения. Поздний капитализм – это оскалившийся фашистский зверь…

ФАШИСТСКИМИ МЕТОДАМИ

Неслучайно впервые Фридман учился использовать широкомасштабный шок или кризис в середине 70‑х годов прошлого века, когда работал советником чилийского диктатора генерала Аугусто Пиночета (помните, как российские либералы восхищались этим диктатором?). Жители Чили находились в состоянии шока не только из–за насильственного захвата власти Пиночетом, но и благодаря мучительной и резкой гиперинфляции. Фридман посоветовал Пиночету совершить моментальное преобразование экономики: дать свободу торговле, приватизировать часть государственных функций, уменьшить расходы на социальную сферу и ослабить государственный контроль. В итоге на смену государственным школам в Чили пришли школы частные, финансируемые на основе ваучеров. Это был самый резкий переход к капитализму из всех, которые когда–либо где–либо предпринимались, и его называли революцией «чикагской школы», поскольку многие из экономистов Пиночета получили подготовку под руководством Фридмана в Чикагском университете. Фридман предсказывал, что скорость, неожиданность и масштаб экономических сдвигов вызовут психологическую реакцию населения, которая «облегчит процесс урегулирования». Он придумал название для такой болезненной тактики: экономическая «шоковая терапия». С тех пор на протяжении десятилетий правительства осуществляли радикальные программы перехода к свободному рынку, используя методику «лечения шоком» — внезапно и сразу.

«ШОКОВАЯ ТЕРАПИЯ»

Но самое главное – откуда рыночные фундаменталисты позаимствован сам термин «шоковая терапия», методику подобного «лечения».

Жил да был такой американец с шотландскими корнями Эвен Кэмерон, который достиг вершины успеха в своей профессиональной деятельности: он был президентом Американской психиатрической ассоциации, президентом Канадской психиатрической ассоциации, а также президентом Всемирной психиатрической ассоциации.

В начале 1950‑х годов Кэмерон предложил новаторские методы лечения психических болезней. Если говорить кратко, то он решил не лечить человека, а полностью стереть его личность и создать новую – с чистого листа. Достигать возвращения психики к состоянию девственной чистоты предполагалась с помощью внезапной атаки на мозг с помощью всех известных средств, которые нарушают его нормальную работу — внезапно и сразу. А уже к концу 1940‑х среди психиатров Европы и Северной Америки завоевало  популярность такая радикальная штучка, как электрошок. Следствием электроконвульсивной терапии была амнезия и регрессия – взрослые люди начинали впадать в младенческое состояние. Десятки клинических наблюдений показывали, что сразу после такого лечения пациенты сосали пальцы, лежали в эмбриональной позе, ели с ложечки и звали к себе маму (часто ошибочно принимая врачей и сестер за родителей). Когда применялись сильные дозы шока, наступала полная регрессия, так что пациент терял способность ходить и разговаривать.

И доктор Кэмерон видел именно в этом состоянии пустоты открывающие возможности для своей терапии: человек превращался в чистый лист, на котором можно написать новые поведенческие паттерны, создать новую, искусственную личность. Как военные ястребы, призывавшие «вбомбить» некоторые страны «обратно в каменный век», Кэмерон видел в шоковой терапии средство вернуть своих пациентов назад, к их младенчеству, вызвать у них полную регрессию. В 1962 году он написал статью, где описано то состояние, к которому он хотел бы привести пациентов: «Это не только потеря восприятия пространства и времени, но также утрата того ощущения, что они должны быть. В более глубоких случаях они не в состоянии ходить без поддержки, самостоятельно принимать пищу, а также у них появляется недержание мочи и кала… Все аспекты функции памяти сильно нарушены» .

Чтобы эффективно «очистить» своих пациентов, Кэмерон использовал новое устройство конструкции Пейджа Расселла, которое позволяло подавать шесть последовательных разрядов тока вместо одного. Кроме того, он использовал для углубления дезориентации различные стимуляторы, депрессанты и галлюциногены: аминазин, барбитураты, амитал, закись азота, амфетамины, секонал, нембутал, веронал, меликон, хлорпромазин, ларгактил и инсулин. Когда «полная очистка от паттернов» достигнута и прежняя личность успешно устранена, можно начинать управление психикой. Кэмерон вколачивал пациентам новые установки с помощью магнитофона. Пациенты, пережившие шок и накачанные лекарствами, превращенные в «овощей», выслушивали эти внушения от 16 до 20 часов в сутки; однажды Кэмерон проигрывал эти записи в течение 101 дня непрерывно.

В середине 50‑х годов методиками Кэмерона заинтересовалось ЦРУ, которое активно работало над «промыванием мозгов» в рамках проекта,  получившего сначала кодовое название Project Bluebird, а затем Project Artichoke, а в 1953 году переименованного в MKUltra. В течение последующего десятилетия на проект MKUltra было потрачено 25 миллионов долларов.

Первый грант  от ЦРУ Кэмерон получил в 1957 году — через подставную организацию под названием Общество по исследованию экологии человека . И как только доллары ЦРУ стали поступать в Институт, это заведение все меньше напоминало госпиталь и все больше походило на мрачную темницу. Прежде всего значительно выросли объемы применяемых электрошоков. Двое психиатров, придумавших весьма спорный прибор Пейджа Расселла для электрошоковой терапии, рекомендовали проводить по четыре сеанса для каждого пациента, что в сумме составляло 24 отдельных шока . Кэмерон же назначал своим пациентам по два сеанса в сутки на протяжении месяца, так что один пациент получал ужасающее количество ударов — 360, что намного превосходило объемы лечения, которое пациенты получали ранее. Если больным ранее назначали оглушительное количество медикаментов, теперь к ним добавились новые психотропные средства, весьма интересовавшие ЦРУ: ЛСД и РСР.

Доктор взял на вооружение и другие средства для опустошения мозга: сенсорную депривацию и продолжительный сон, комбинацию воздействий, которая, как он уверял, позволяет «уменьшить сопротивление индивида» и делает его гораздо более податливым к внушениям, записанным на пленку. Когда в его распоряжении оказались доллары ЦРУ, Кэмерон использовал эти средства, чтобы перестроить старые конюшни рядом с госпиталем и превратить их в звуконепроницаемые комнаты. Кроме того, он оборудовал в подвале комнату, названную им «палатой изоляции». Он сделал эту комнату звуконепроницаемой, в ней постоянно звучал белый шум и было выключено электрическое освещение; каждый пациент получал темную повязку на глаза и «резиновые затычки» для ушей, а также картонные трубки на руки от кистей до плеч, «чтобы он не мог прикоснуться к своему телу — и таким образом можно было бы воздействовать на его собственный образ», как писал Кэмерон в статье 1956 года .

Кэмерон усугублял сенсорный голод своих пациентов в так называемой комнате сна, где они, накачанные лекарствами, проводили от 20 до 22 часов в сутки; сестры лишь переворачивали больных каждые два часа, чтобы избежать пролежней, и будили их только для еды и посещения туалета. В таком состоянии пациента держали от 15 до 30 дней, хотя, как писал Кэмерон, «некоторые пациенты провели в состоянии непрерывного сна до 65 суток» .

Чтобы никто не мог вырваться из подобного кошмара, Кэмерон назначил одной группе пациентов малые дозы яда кураре, вызывающего паралич, так что они в буквальном смысле слова превратились в узников, заключенных в темнице своего тела .

В статье, написанной в 1960 году, Кэмерон говорит, что есть «два важнейших фактора», которые позволяют нам «управлять образами времени и пространства», другими словами, позволяют осознавать, где мы и кто мы такие. Это: «(а) постоянное поступление сенсорных стимулов и (б) наша память». С помощью электрошока Кэмерон мог разрушить память, а с помощью изоляции — устранить поступление сенсорных импульсов.

Многое доказывает, что Кэмерон прекрасно отдавал себе отчет в своей деятельности: он воспроизводил ситуацию пыток. Как в разоблачениях 1980‑х годов проекта MKUltra, так и в отчетах об официальных расследованиях, публикациях ведущих газет и книгах эти эксперименты описываются как попытки установления «контроля над сознанием» и «промывания мозгов».

ШОКИРУЮЩАЯ ПОЛИТИКА

Рыночные фундаменталисты позаимствовали эту методику «шоковой терапии» для проведения антисоциальных реформ, используя в качестве замены «электрошока» природные катаклизмы, специальную социальную и экономическую политику, которая сосредотачивала плотную обойму самых возмутительных, разрушительных мер в короткий отрезок времени, чтобы привести людей в состояние апатии, безвольного овоща, неспособного оказывать сопротивление. Кроме того, используются и кризисы.

Дэвид Рокфеллер, почетный президент Совета по международным отношениям (CFR), почетный председатель Трехсторонней комиссии, член Бильдербергского клуба, сделал в сентябре 1994 года такое заявление: «Мы находимся на заре глобальных преобразований. Нам нужен хорошо управляемый крупный кризис, и народы примут новый мировой порядок».

«Шоковая терапия» применяется для разных целей, например, для подавления народных волнений, когда против людей совершаются демонстративно варварские, дикие действия. Примером может служить октябрь 1993 года или пожар в доме Профсоюзов в Одессе. По массовому сознанию наносится интенсивный удар, чтобы надломить людей, вогнать их в состояние растерянности, апатии, вызвать подобие регрессии, впадения в детство, когда они, впав в подобие стокгольмского синдрома, будут облизывать и целовать окровавленные сапоги своих палачей.

 Я думаю, что внешняя абсурдность действия российский властей после выборов – вполне может быть намеренной. С помощью такой же атмосферы абсурда ломали СССР. Это методика прекрасно продемонстрирована в фильме Шахназарова «Город Зеро». С.Г. Кара-Мурза пишет: «В фильме сжато и талантливо изложена программа перестройки. В нем показано, как можно за два дня довести нормального и разумного советского человека до состояния, когда он полностью перестает понимать происходящее, теряет способность различать реальность и продукты воображения, в нем парализована воля к сопротивлению и даже к спасению. И все это без насилия, лишь воздействуя на его сознание и чувства».

И хотя отдельные представители российской власти действительно похожи на идиотов, но эти идиоты пользуются (или пытаются пользоваться) методичками и наработками своих «старших партнеров»…

Ссылка на скачивание книги  Наоми Кляйн «Доктрина шока. Становление капитализма катастроф».

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...

Популярное за месяц

Партия нового типа
Центр сулашкина