Токио вернулся к проекту «Великая Япония до Урала»

Андрей Полунин 9.02.2019 22:56 | Политика 68

Материал комментируют:  Валерий Кистанов Виктор Алкснис

Война за Курилы станет прологом к японской экспансии

Токио вынашивает планы возврата «своих» земель силой оружия. При этом план «Великая Япония до Урала» не отменялся. Такое мнение высказал доктор военных наук, генерал-полковник Анатолий Зайцев в своей статье для «Военно-промышленного курьера».

По версии генерал-полковника, возможный сценарий выглядит так:

— Япония, пользуясь многократным превосходством в личном составе и вооружении, наносит внезапный удар по Сахалину и Южным Курилам;

— США будут в стороне, убеждая Россию не применять ядерное оружие, а Китай скорее всего займет нейтральную позицию;

— претензии Страны восходящего солнца на Курилы со ссылкой на Трактат о торговле в границах 1855 года неизменны; понимая, что к этим островам есть интерес у США, Токио пойдет им на уступки, и уже на следующий день там будут стоять американские военные базы.

В доказательство, что сценарий вовсе не фантастический, аналитик привел следующие факты.

Японских детей учат не историческим фактам, а мифам. Во Второй мировой или Великой восточноазиатской войне Япония не проиграла, а по воле императора прекратила ее и осталась непобежденной. В святилищах Ясукуми размещены 14 поминальных табличек военных преступников — это гордость нации, освободившей страны Азии от колонизаторов европейских стран. Япония не уходит от мысли собрать все восемь углов мира под одной крышей, считая это божественным предназначением. Налицо пиетет к довоенному, агрессивному, милитаристскому воспитанию граждан, а отсюда — стремление к наращиванию военной мощи, констатирует Зайцев.

Если проанализировать военные расходы 25 развитых стран за последнее десятилетие в пересчете на человека и квадратный километр, Япония окажется на пятом месте. Причем, если в начале 2000-х военный бюджет страны прибавлял в среднем по 0,8% в год, то в 2014-м он увеличился втрое и продолжает наращиваться.

По оценке Зайцева, экономический потенциал Японии сейчас равен 61% от США, показатель производства на душу населения еще выше, а все предприятия, — как частные, так и государственные, — имеют мобилизационные задания. Это означает, что при населении 126,5 миллиона человек поставить под ружье каждого десятого вполне реально, пишет генерал-полковник. Плюс в Японии постоянно внедряется мысль, что ядерная война страшна, но не так опасна и для государства в целом не смертельна.

По конституции Япония должна иметь только Силы самообороны. Но если посмотреть их структуру, включающую сухопутные войска, ВВС, ВМС и спецслужбы, мы увидим хорошо оснащенную армию, считает аналитик.

В ближайшее время Япония собирается закупить в США истребители пятого поколения F-35 (общим числом до 42 единиц), способные нести ядерное оружие, и в планах еще 1626 истребителей, оснащение эсминцев ЗРК SM-3 с дальностью поражения до тысячи километров, модернизацию и переоснащение зенитно-ракетных комплексов Patriot (PAC-3), создание ПРО из двух эшелонов, закупку конвертоплана V-27 для высадки десанта на отдаленные острова, перечисляет Зайцев.

На Дальневосточном ТВД, считает генерал-полковник, мы можем противопоставить японцам немногое. У России там 25 подлодок, 10 боевых кораблей океанской морской зоны и 32 прибрежной. У Японии — 66 кораблей, в том числе пять эсминцев-вертолетоносцев со сплошной полетной палубой и ангаром для самолетов типа F-35B, 18 подлодок, из них треть — новые. В наличии также 7 ракетных, 8 десантных, 25 минно-тральных катеров, 5 морских танкеров, 2 корабля управления, 2 поисково-спасательных судна, 1 минный заградитель, 3 БДК и 2 малых десантных, 180 самолетов и 140 вертолетов.

Действительно ли Япония видит себя державой XXI века, какие выводы из этого следует сделать России?

— Я во многом согласен с выводами генерал-полковника Зайцева, — говорит депутат Госдумы третьего и четвертого созывов, полковник в отставке Виктор Алкснис. — В Японии всегда были сильны реваншистские настроения. Учитывая менталитет японцев, поражение во Второй мировой для них очень болезненная тема. И действительно, их Силы самообороны на сегодня представляют собой мощную армию, которая превосходит российскую группировку на Дальнем Востоке.

Со времен СССР предполагалось, что вероятных противников на этом направлении у нас нет. Мы исходили из того, что в любом случае Япония будет сохранять нейтралитет, а главная наша угроза — на Западе. Поэтому группировка, которая имелась на Дальнем Востоке на момент распада СССР, все последующие годы деградировала. На сегодня, я считаю, она представляет собой дутую величину, и реально противостоять японским Силам самообороны вряд ли сможет.

Да, у нас есть «последний довод королей» — ядерное оружие. Очевидно, руководство России рассчитывает, что в конце концов именно этот фактор окажется решающим. Но я напомню, что 100 с лишним лет назад в Российской империи тоже все были убеждены, что «жалкую» Японию мы запросто закидаем шапками. Однако русско-японская война 1904−1905 годов наглядно показала, что это не так.

Нужно учитывать, что Япония сегодня в области экономики существенно превосходит Россию, а японское общество проникнуто идеями реваншизма. Это значит, в российско-японских отношениях возможны самые разные варианты.

«СП»: — Что Кремлю делать в такой обстановке?

— Нужно исходить из реальных военных угроз. Сегодня на Западе, за исключением Эстонии и Украины, никто нам территориальных претензий не предъявляет. Да, действия Киева представляют сейчас наибольшую угрозу для России. Но вторая по значимости угроза, я считаю, исходит как раз от Японии.

Японскую угрозу никак нельзя оставлять без внимания под предлогом, что Дальний Восток далеко. Напомню, даже в самые страшные годы Великой Отечественной войны — в 1941-ом и 1942-м — мы все-таки держали там мощную группировку. Часть этой группировки мы отправили на спасение Москвы осенью 1941 года, и это сыграло важнейшую роль в контрнаступлении под столицей. Но всю войну, несмотря на то, что дальневосточные части были крайне необходимы на фронте, мы их не трогали. Потому что, несмотря на соглашение с Японией о нейтралитете, мы ощущали угрозу со стороны Квантунской армии.

Поэтому нам придется усиливать группировку на Дальнем Востоке, поставляться туда новейшую боевую технику, и восстанавливать систему обороны, которая была создана во времена СССР. Замечу, в те времена Токио в голову бы не пришло пытаться решить территориальную проблему военным путем.

«СП»: — Зачем при таком раскладе мы разговариваем с Токио о возможной передаче Курил?

— Руководство России, я считаю, само спровоцировало оживление реваншистских настроений путем необдуманных действий в вопросе Курил и подписании мирного договора с Токио. Мы совершенно спокойно жили без этого договора 70 лет, и никто от нас его не требовал. Но Владимир Путин принял решение реанимировать вопрос — и тем самым совершил, на мой взгляд, очень серьезную ошибку.

— Довоенная Япония хотела создать Восточно-Азиатское сообщество под своей эгидой, и тогдашнее милитаристское руководство страны действительно шло на агрессию на материке, — отмечает руководитель Центра японских исследований Института Дальнего Востока РАН Валерий Кистанов. — Это делалось под лозунгом освобождения братьев-азиатов от колониального ига белых людей. Но этот лозунг не помешал японцам зверствовать на территории Китая и Филиппин так же, как зверствовали гитлеровцы на территории Советского Союза.

У тогдашней Японии были громадные планы: Токио рассчитывал подмять под себя и Индонезию, и Австралию — Австралия тогда жила в страхе перед высадкой японского десанта. Имели японцы и планы захвата советского Дальнего Востока. Все это как раз и было «объединением восьми углом мира под одной крышей».

Но надо понимать: все это рухнуло — в 1945-м Япония подписала акт о безоговорочной капитуляции. Да, нынешний премьер Синдзо Абэ хочет покончить с теми обременениями, которые были наложены на страну после окончания Второй мировой. Плюс в какой-то мере сделать Японию более самостоятельной — в том числе, в отношениях с США, главным своим союзником. Но военный договор между Токио и Вашингтоном никуда не делся, и не денется в обозримом будущем — он будет только укрепляться.

Абэ хочет чувствовать себя свободнее в рамках этого договора, но это ему плохо удается. Премьер также хочет вернуть Японию на международную арену — у него есть лозунг Japan is back, с которым он повторно пришел к власти в 2012 году. Абэ считает, что при прежних администрациях Токио сильно потерял во внешнеполитическом влиянии из-за обременений, наложенных оккупантами — то есть, той же Америкой.

У Абэ были далеко идущие планы: пересмотреть ст. 9 конституции, которая запрещает Японии иметь Вооруженные силы, а также применять угрозу использования военной силы при разрешении международных конфликтов. Абэ хотел пересмотреть статью в корне, но в конце концов понял, что это слишком сложно.

В Японии сейчас нет милитаристских настроений, которые были до войны. Большинство японцев привыкли жить в мире и спокойствии, под американским зонтиком, в том числе военным. Тем не менее, Абэ полностью своих планов не оставил, и теперь хочет внести в 9-ю статью один только параграф: о том, что нынешние Силы самообороны являются легитимными. Потому что в многие Японии считают: поскольку конституция фактически запрещает иметь армию, то и нынешние Силы самообороны не легитимные.

Этот пункт — главная цель, которую Абэ попытается достигнуть за оставшейся период премьерства, до 2021 года. Но я не уверен, что даже это у него получится. Для внесения поправки нужно решения обеих палат японского парламента о созыве референдума. Да, у правящей партии Абэ большинство в обеих палатах, но нет гарантий, что на референдуме японцы проголосуют за поправку. Опросы общественного мнения показывают, что голоса разделятся 50 на 50.

Поэтому говорить о каком-то милитаристском угаре в Японии, или о милитаристской направленности менталитета современных японцев я бы не стал. Скорее, наоборот, они хотят быть как можно менее вовлеченными в зарубежные конфликты, и не участвовать в войнах.

Есть, конечно, определенные политические круги, которые воспевают милитаристское прошлое Японии. Они говорят, что была война за родину и императора. И храм Ясукуми — символ этих кругов. Хочу только уточнить, что в храме никто не захоронен — там почитают души японских солдат и офицеров, которые погибли на всех фронтах Японии за всю ее историю. Таковых насчитывается 2,5 миллиона человек. При этом почти все они погибли за пределами страны — они умирали, когда вели войну с Китаем в конце XIX века, и когда воевали с Россией.

Да, среди этих фамилий — 14 военных преступников, их душам также поклоняются. Этот храм является, повторюсь, символом японского милитаризма — именно так он воспринимается в странах, пострадавших от японской агрессии. И когда этот храм посещают японские руководители — а они это делают регулярно — это вызывает бурю негодования, прежде всего в Китае.

Синдзо Абэ считается в этих странах «ястребом». Замечу, Абэ имел смелось посетить храм Ясукуми в 2013 году, но китайцы быстро дали ему понять, что для японо-китайских отношений это серьезная вещь, и больше в храм Абэ не ходит. Посылает только туда синтоистское подношение — деревце масакаки.

Я был в этом храме — очень красивом, по-японски. При нем есть музей, и там у меня возникли некоторые вопросы. В музее, например, выставлен японский истребитель Mitsubishi A6M Zero — его широко применяли во Второй мировой. Рядом на постаменте стоит памятник камикадзе: летчик в форме. Я плохо себе представляю, чтобы в Германии был выставлен Messerschmitt Bf.109, а рядом — летчик Luftwaffe в нацистской форме. В Европе такой памятник вызвал бы массу протестов, а в Японии — пожалуйста.

Все это, да, есть в Японии. Но какого-то широкого милитаристского захвата дум и менталитета, идей о том, что можно возродить державу — в Японии совершенно точно нет.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора