Трамп –пам-пам в ООН. Так ли уж прост американский лидер?

Владимир Скрипов 28.09.2018 0:26 | Политика 42

Трамп стал редкостной фигурой, феноменом, расколовшим американский пипл на две, почти равные доли. Причем, по оскалу непримиримости, напоминающий российский случай. Этот накал способствует эмоциональной развязанности, пристрастиям, которые сильно искажают и его образ, и картину общего пейзажа вокруг него.

Повод для этого замечания дает его большая речь на Ассамблее ООН, произнесенная 26 сентября.  Не знаю, как на других, но на меня она произвела большое впечатление. И прежде всего тем, что она при бесстрастном прочтении избавляет от многого наносного как со стороны хулителей, так и почитателей.

Не собираюсь ее пересказывать или комментировать -использую только как источник, позволяющий если не отвергнуть, то поправить некоторые расхожие штампы, которыми оброс его политический портрет в обстановке острого противостояния.

Трамп как герой «рабочего класса»

Начну с базиса –-экономической политики. Одним из главных штрихов к портрету Трампа является тезис о том, что не будучи политиком, а всего лишь предпринимателем, он и страну воспринимает как частную лавочку – только очень крупных размеров. А это далеко не одно и тоже. На грамотное управление экономикой он не потянет.

Однако цифры и факты говорят о другом.  Первый -2017-й год правления его администрации отмечен ростом ВВП на 2,3%, что существенно выше завершающего обамовского года(1,5% в 2016). В этом году во втором квартале темп вырос до 4,1% , а прогноз по году – не менее 3%. Рост фондового рынка на 20%в прошлом году в США был рекордным за 17 последних лет. Это столь резонно, что МВФ уже скорректировал на 2 пункта вверх и рост мировой экономики.

Трамп затеял беспрецедентную налоговую реформу, призванную завести мотор бизнеса.  Главным звеном ее является резкое сокращение ставки корпоративного налога  — с 37 до 21% . По идее это должно не только стимулировать занятость и рост оплаты труда, что уже наблюдается и фигурирует в цифрах его доклада, но и инвестиции. Именно эти реальные, физически ощутимые перемены и обеспечивают ему стойкую поддержку со стороны  своего электората, который в стилистике марксистской терминологии можно было бы назвать «рабочий класс».

Правда аналитики всех мастей предупреждают, что столь ретивый рост будет временным, и с 2020-го начнет замедляться. Но так это ведь вполне естественно: экономика не может все время скакать вверх. Она – циклична. И Трамп здесь хорош уже тем, что ясно осознал необходимость правого упора после обамовской левизны.  Вот он и дает послаблениебизнесу.

При этом в качестве дополнительных рычагов накачивания национальной экономики работают и дополнительные, привнесенные им, уже как политиком. В самом общем виде это означает строку из его доклада, звучащую так:«Мы отвергаем идеологию глобализма ипринимаем идеологию патриотизма».

Ну а на языке экономического курса — это весь комплекс его мер по защите и географическому возврату отечественного бизнеса. От протекционистских пошлин на торговлю до строительства пограничной стены на границе с Мексикой, от поощрения корпораций льготными налогами на возвращаемую прибыль до прокладки трубопровода из Северной Дакоты к побережью, чтобы за счет транспортной составляющей сбить цену на газ и увеличить его экспорт. Проект этот не решился под давлением экологов запустить Обама, но все сантименты отбросил Трамп, поставивший перед собой сверхзадачу: превратить Америку в мирового игрока на рынке природных ресурсов.

Вот и судите сами, насколько слаб и неопытен он во главе государства в качестве хозяйственника.

Трамп и «друзья»

Другой орбитой споров вокруг нынешнего американского президента является тема: чей он? Кого считает врагами и с кем хотел бы дружить?

Тут в качестве если не вражин, то соперников, обычно называют Китай, Мексику, Иран, арабов и даже ЕС в лице прежде всего, Берлина. В качестве иллюстрации симпатий можно процитировать другой фрагмент его ооновской речи: «Здесь присутствует Саудовская Аравия, чей король инаследный принц осуществляют новые решительные реформы. Здесь Израиль, который гордо празднует свой 70-й юбилей как процветающая демократия наСвятой земле. В Польше великий народ отстаивает свою независимость, безопасность исуверенитет».

По поводу Польши считается, что она ему нравится в качестве противовеса строптивой Меркель. А отсутствие в этом абзаце, да и вообще – во всем тексте России комментаторы уже успели мотивировать тем, что он не хочет демонстрировать свои тайные помыслы, которые расходятся с настроениями в Конгрессе и Госдепе.

Впрочем, поскольку в своей «любви к России» Трамп достаточно противоречив, версий на счет ее характера множество. Вплоть до аналогии с Сев. Кореей, которую он хочет обуздать как «дикую лошадку» из спортивного азарта, чтоб продемонстрировать свой талант.

Однако, такие «вкусовые» предпочтения и сортировка необходимы, если воспринимать Трампа в стилистике его порицателей. То есть как персонажа сумбурного, вспыльчивого, безыдейного и потому непоследовательного. Этакого неотесанного медведя, который даже говорить внятно не умеет.

Но все это видится по-иному, если все же исходить из наличия некоего концепта – пусть чуждого, кому-то неприемлемого, но со своей внутренней логикой и последовательностью. И выраженного в том же докладе такой, к примеру, строкой:«Мы считаем, что когда народы уважают права своих соседей изащищают интересы своих народов, они могут лучше взаимодействовать, чтобы обеспечить себе блага безопасности, процветания имира». Звучит довольно пафосно – как в докладе громыко-брежневских времен. Но вполне убедительно, если вспомнить основной посыл Трампа – ставку на приоритет национальных интересов перед глобальными.

Для бизнесмена Трампа практически это означает, что он, предлагая другим странам такую же диспозицию и игру по одним правилам, создает как бы поле «свободной конкуренции». Мы вводим торговые пошлины – и вам никто не запретит в ответ. Мы вносим деньги в ООН, в НАТО и т.п. – но от вас требуем пропорциональной щедрости. Мы ограничиваем миграцию, но потому, что вы ничего не предпринимаете, чтобы ее сдержать. Мы не будем навязывать свою идеологию, но и вы не требуйте от нас помощи. В общем, «правило Трампа» — во всем надо блюсти баланс интересов.

При таком подходе деление на друзей и врагов просто утрачивает смысл. Во всяком случае, в восприятии Трампа. Во-первых, потому что не враги, а временные соперники. Во-вторых, в отношении к ним, как и в бизнесе, «только целесообразность – и ничего личного».

Быть идейным, но не идеалистом.

При этом Трамп конечно же понимает, что при таких правилах выигрывает сильнейший. А кто сильнейший – догадаться нетрудно. Отсюда и еще один важный вывод напрашивается: а так ли уж он наплевательски относится к «демократическим ценностям» и  мессианской роли Америки, в чем его обвиняют демократы и вообще – соперники?

В качестве аргументов они приводят обычно выход из Совета по правам человека ООН, из Международного уголовного суда и т.п. Но в своей речи он аргументирует это только тем, что не видит смысла тратить деньги на бесполезные, бессильные структуры. На том же основании он отвергает и идею заключения глобального договора о регулировании миграции. А там, где еще какой-то смысл для влияния видит(НАТО, ООН в целом), требует более равномерного участия.

И это понятно: ведь по логике антиглобалиста Трампа именно индивидуальная конкуренция государств в экономике, идеологии, культуре и др. дает Америке наилучшие шансы на победу при минимальных издержках. То есть, как он откровенно пояснил в ООН, «в дальнейшем мы будем предоставлять помощь иностранным государствам, только приусловии, что они уважают нас инаших друзей». Иными словами, Трамп вовсе не отказывается от гегемонии США и в части транзита ценностей, но считает, что предыдущая практика была слишком расточительной и неэффективной.

Резюмируя, закончу риторическим вопросом. А так ли уж «невменяем и противоречив нынешний американский лидер, как его рисуют?

Владимир Скрипов

Сейчас на главной
Статьи по теме