Трамп пытается приручить Китай: такая странная торговая война

Русранд 28.04.2018 2:43 | Политика 70

Несколько последних недель стали, наверное, самыми сумасшедшими в жизни двух этих человек — торгового представителя США Роберта Лайтхайзера и министра коммерции КНР Ван Шоувэня. Первые шаги в торговой войне сделаны — в Вашингтоне представили список из 1300 китайских товаров, на которые вводятся 25-процентные «штрафные» пошлины. И уже последовал зеркальный ответ Пекина, объявившего об аналогичном, на все те же 25 процентов, повышении тарифов на 106 видов товаров, экспортируемых в Китай из США.

Наступила пауза, во время которой по обе стороны Тихого океана кто-то выпивает виски, кто-то — маотай, думая при этом об одном и том же — что теперь делать дальше. Тревожные ожидания витают в залах крупнейших мировых бирж, напряглись политики и эксперты. Все понимают, что в случае полномасштабной торговой войны отсидеться в стороне не получится ни у кого. Вот только совершенно нет ясности о том, будет ли эта война полномасштабной? И какую именно сферу мировой экономики осколки торгового конфликта между США и Китаем накроют наиболее кучно?

Последнюю торговую войну американцы вели еще в начале 80-х прошлого столетия, при Рональде Рейгане, которого, подозреваю, Дональд Трамп считает для себя идеалом американского президента. Что интересно — вели против еще одного экономического гиганта Востока, Японии. И хотя некоторые причины той и нынешней войн в чем-то до мельчайших деталей схожи, между ними все же существуют принципиальные различия. В итоге — опыту в торговом противостоянии ни Пекину, ни Вашингтону взять неоткуда. И это, как уже видно, создает большие проблемы как для китайской, так и для американской команд. Не говоря уже о полной растерянности политиков и экспертов в других странах. Им сейчас крайне необходим супергерой, который придет и объяснит, что происходит и к чему готовиться. Но он, этот супергерой, где-то задерживается, причем, на совершенно неопределенный срок.

С официальной причиной торговой войны все вроде как вполне понятно. Существует огромный дефицит в торговом балансе между США и КНР. Специалисты говорят $375 млрд, хотя Дональд Трамп озвучивает более смелую цифру — 540 млрд. Заявляя при этом, что намерен добиться от Китая сокращения этого гигантского разрыва до 100 миллиардов, то есть то ли в три, то ли в пять раз.

Собственно, тут и начинаются странности. Во-первых, столь прямолинейный подсчет — разница между экспортом и импортом — порою бывает весьма лукав и не отражает всех граней экономических отношений между Китаем и США. Если в чем-то Пекин действительно превосходит, то, например, в сфере продажи услуг -образование, туризм, прокат фильмов и тому подобное — он проигрывает Вашингтону с разгромным счетом.

Из китайский соцсетей

Не говоря уже о том, что с промежуточными товарами, теми, которые собираются из импортных комплектующих в Китае по американским лицензиям, а потом продаются в США столь прямолинейные подсчеты вообще не работают. И показательный пример этого приводит корреспондент Центрального телевидения Китая в Северной Америке, ведущий CGTN Ван Гуань: «В 2009 году, когда iPhone производился в Китае, заводы использовали запчасти из США по 11 долларов, а затем закупали остальные части за 172 доллара в других странах. По возвращении в США, стоимость телефонов могла доходить до 600 долларов. Китай мог получить прибыль от производства в размере 6,5 долларов за штуку, что составляет всего 1% от розничной стоимости телефона. А компании в США заработали около 70% от этой стоимости».

А, во-вторых, если внимательно вчитываться в то, что говорят официальные лица США о своих претензиях к Китаю, то становится очевидным, что речь идет далеко не о дефиците торгового баланса, а о куда более серьезных вещах. Как несколько витиевато, но в целом достаточно прозрачно выразился на днях Ларри Кадлоу, советник Дональда Трампа по экономике: «Наша цель — не наказать кого-то. Наша цель — открыть рынки и инвестиции и снизить барьеры». По сути, разговоры о дисбалансе во взаимной торговле, возврате рабочих мест и тому подобное — это все пропагандистская шелуха. И все эти пляски вокруг повышения пошлин — обычное шоу, к которому не стоит относиться слишком уж серьезно. По одной простой причине — долгие годы переноса американскими компаниями производственной базы в Китай в итоге сделали США не только главным потребителем китайских товаров, но и заложником подобной ситуации.

В итоге — отсечение любой товарной позиции ударит, прежде всего, по американскому бюджету и американскому потребителю. Он же — избиратель Трампа.

Кроме того, руководство КНР вполне конкретно обозначило свою готовность договариваться с США по всем спорным экономическим вопросам. Премьер-министр Ли Кэцян в середине марта, на своей пресс-конференции по итогам сессии Всекитайского собрания народных представителей, вполне недвусмысленно пообещал конкретные шаги по защите интеллектуальной собственности, запрещению принудительных передач технологий и принятию мер по сокращению дисбаланса в торговле с Соединенными Штатами. Собственно, после этого выступления Ли Кэцяна вполне логично было ожидать начала переговоров, но в Вашингтоне решили понагнетать обстановку, имитируя «торговую войну», а в действительности — проверяя, как далеко может зайти уступчивость Пекина.

Поскольку главная задача Трампа на ближайшие годы, задача глобальная, стратегическая — заключается в том, чтобы не дать Китаю превратиться в альтернативный мировой банковско-валютный и технологический центр.

Из китайский соцсетей

И это, кстати, прекрасно понимают в Пекине. Разговоры о «штрафных пошлинах» еще только начинались, а в редакционной передовице Global Times, неофициальном органе Китайской компартии, происходящему был поставлен точный диагноз: «Трамп хочет задушить высокотехнологичные фирмы Китая и помешать Китаю стать новым центром капитала и технологий… Он хочет стать „героем“, сумевшим приручить Китай».

Как это сделать — ни Трамп, ни его советники, ни антикитайски настроенный американский истеблишмент пока не представляют.

Сейчас идет поиск рычагов воздействия на Пекин, выбор тона, которым можно вести диалог с Си Цзиньпином и его командой. Нынешняя имитация «торговой войны» — из этой серии. Серьезных последствий она иметь не будет. Но вот реализация политики «сдерживания Китая» всеми доступными методами — станет, без сомнения, главным вопросом внешнеполитической повестке Вашингтона в ближайшие годы.

Игорь Панкратенко

Источник


Автор Игорь Николаевич Панкратенко — эксперт Центра Сулакшина, замдиректора Центра стратегических оценок и прогнозов, востоковед, доктор исторических наук.


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Мифы российско-китайских отношений. Откровенный разговор о наиболее важном партнёре России

ВТБ Хуасинь ваньсуй!

Китай и США: итоги визита

Учиться… у себя

Визит китайского лидера: куда мы движемся?

Один пояс — один путь. Но для кого?

У России разговора на равных с Пекином не получается

Красный император накануне нового рывка

Гибель старшего брата: уроки кризисов Китай учит очень тщательно

Чиновники перестали думать о народе (новый клич Пекина)

Китайский съезд: почему у них получается то, что не вышло у СССР

Уроки экономических реформ: опыт Китая и России

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...

Популярное за неделю

Популярное за месяц

Партия нового типа
Центр сулашкина