Заложники

Павел Раста 24.05.2018 22:47 | Политика 105

Очень многими вещами Господь одаривает нас весьма ненавязчиво. И мы, зачастую, даже не подозреваем, какой ценный это подарок. Вот например, брезгливость. Есть она почти у каждого (персонажей с аномальными отклонениями мы сейчас в расчет не берём). Воспринимается она как нечто естественное и само собой разумеющееся. Но мало кто задумывается, что это, на самом деле, уникальный психофизиологический механизм, дающий нам колоссальное эволюционное преимущество и свойственный, кроме нас, только нескольким высшим млекопитающим. И механизм этот, на самом деле, на рефлекторном уровне удерживает полноценный человеческий организм от попадания в очень многие неприятности. Большая часть из которых связана с гигиеническими вопросами – к примеру, брезгливость (или отвращение) удерживает от нахождения рядом с источниками повышенной биологической опасности (например, с чем-то разлагающимся). И наш организм на рефлекторном уровне знает, что это эволюционная необходимость – брезговать тем, что отвратительно. Печально, что этот уникальный инстинкт, так безотказно работающий в обычной жизни, далеко не всегда срабатывает в политике. А ведь там он может быть не менее судьбоносным.

Впрочем, давайте, сперва, поговорим об актуальных вопросах. На днях в столице небратского бывшего государства Украина было разгромлено представительство нашего информационного агентства РИА «Новости». Ну, формально это почти самостоятельное издание (если я не ошибаюсь, конечно), но сейчас иначе и быть не может. Погром был осуществлён не какой-то местной шпаной из «С-14», а СБУ и Генеральной прокуратурой. В результате был арестован руководитель РИА «Новости Украина», гражданин Украины Кирилл Вышинский. По обвинению в государственной измене. В принципе, для современной Украины в этом нет ничего удивительного. Но вот только несколькими днями спустя украинское государство, устами своего МИДа, предложила обменять этого человека на Олега Сенцова – террориста, осуждённого на 20 лет за подготовку терактов против гражданского населения в русском Крыму. Дальше аппетиты выросли ещё больше: были озвучены ещё имена Романа Сущенко (обвиняемого в шпионаже), Александра Кольченка (подельника Сенцова по Крыму), и, в довесок Станислава Клыха и Николая Карпюка (осуждённых за военные преступления в Чечне боевиков УНА-УНСО). И знаете, друзья мои, ситуация эта, хоть формально и выглядит абсурдно, но, если подумать – вполне чётка и логична. И на эту чёткую логику указывает одна единственная ненавязчивая деталь. Которую я с удовольствием поясню. Дело в том, что обменивают, обычно, тех, кого осудили. Если, конечно, речь не идёт о прямом обмене пленными. Так вот, этого парня ни то, что не осудили – я сомневаюсь, что ему даже обвинение предъявили. Потому, что не может этого произойти так быстро хотя бы даже с точки зрения юридической процедуры. На всякий случай поясню: «арестовать по обвинению» и «предъявить обвинение» — это не совсем одно и то же. Так что ни о каком нормальном обмене речи быть не может. Даже если бы оный обмен имел смысл, в чём лично у меня серьёзные сомнения. Но об этом чуть позже. Так вот, вывод из всего этого может быть только один – этого человека изначально арестовали для того, чтобы предложить на обмен. И подобное действие имеет вполне конкретное название: его взяли в заложники. Причём сделали это максимально по-папуасски. И даже этого не стесняются. Дополнительную пикантность ситуации придаёт тот факт, что «предложение об обмене» озвучила пресс-секретарь украинского МИДа Марьяна Беца, которая в украинской же Википедии подписана как «правозащитник». Здесь вообще нет слов. Это туше.

Знаете, я сейчас не стану задаваться вопросом, что там вообще делают наши организации и их дочерние структуры. С моей точки зрения – это само по себе апофеоз идиотизма с оттенком суицида. Всё равно что они решили бы пожить немного в будке с бешеной собакой а потом бы начали  возмущаться, что она их покусала. Тем более что есть у нас, в этом смысле, и более отъявленные персонажи – такие, как Герман Оскарович Греф со своим «Сбербанком», который после всех событий минувшего года намеревается докапитализовывать свою украинскую «дочку» на весьма солидную сумму. С этим мне как раз всё понятно. А вопрос у меня, прежде всего, к тому самому психофизиологическому механизму, о котором я говорил чуть выше – к брезгливости. По всем его законам ни то, что общаться, а даже просто стоять рядом с чем-то настолько же омерзительным, как неонацистские деятели Украины уже само по себе опасно. Можно просто элементарно подцепить чего-нибудь, как от падали или грязи. Вот примерно так, как в нынешнем случае. Мне интересно, кто-нибудь вообще понимает, что это – торговля людьми. И что в торговле людьми ВСЕ стороны становятся замазаны в непотребстве. А нас сейчас в это самое непотребство втягивают на официальном уровне. И это не потому, что наши «оппоненты» — днище. Это потому что мы с данным днищем общаемся. Ведём переговоры с теми, с кем даже рядом стоять не желательно, чтоб не провоняться. Официальная фашистская Украина – это именно такой источник заразы и гнили, к которому даже подходить надо только с огнемётом. Иначе во всех других случаях это будет заканчиваться чем-то подобным. Я уже говорил и ещё раз повторю: бешеная собака – это бешеная собака и переговоры с ней вести, как минимум, глупо. Даже хотя бы с точки зрения брезгливости – от неё воняет и из пасти ядовитые слюни капают.

Кстати, о самих переговорах. Вот здесь можно уже предметно говорить о последствиях. Давайте себе представим, что подобный обмен произведён. Ну, «с точки зрения соображений гуманизма» и прочей ереси. Так вот, в этом случае захват заложников будет поставлен на промышленную основу. Не исключаю, что люди будут, в том числе, и похищаться на территории Российской Федерации. И нет – я так говорю не для того, чтобы кого-то застращать или «разжечь». Именно так было в Чечне. А тем, кто забыл, я напомню: для того, чтобы завертелся тот страшный конвейер, было достаточно того, чтобы Березовский всего лишь начал вести переговоры на эту тему. Чем подобные граждане украинцы отличаются от чеченских бандитов? Ничем. Что, кстати, вполне подтверждают те, кому «посчастливилось» участвовать в обеих войнах. Тем более что одни учились у других. Так сколько будет заложников, если Российская Федерация умудрится во всё это вляпаться? А вы вспомните, сколько их было между двумя чеченскими войнами.

Опять же: дело не в том, что бандеровцы – людоеды. Это, извините, уже утверждение в стиле незабвенного «Капитана Очевидности». В том, что людоедство в регионе нарастает, виноваты не сами людоеды, а те, кто ведёт с ними переговоры и делает с ними бизнес. Вот и всё. Хватит уже охать и ахать по этому поводу. И читать заклинания о гуманизме тоже не надо. Если сейчас поддаться шантажу, обменять заложника на террориста и в очередной раз утереться – заложники действительно начнут множиться по экспоненте. Просто потому, что такова логика подобных особей. Единственная выигрышная даже минимально стратегия в нынешней ситуации – включить жёсткий цинизм по отношению к врагу. Ну, и повторюсь в сотый раз: надо назвать войну войной и начать действовать в соответствии с этим.

А ещё вспомнить о том, что неотъемлемой частью инстинкта самосохранения является брезгливость. Ведь это эволюционная необходимость – брезговать тем, что отвратительно.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...

Популярное за неделю

Популярное за месяц

Партия нового типа
Центр сулашкина