Не будем строить из себя героев. Когда начало «падать», страшно стало всем. Причём, происходило это не только на общеизвестных окраинах. А, когда сразу за бульваром Пушкина рвётся, пролетая у тебя над головой – поневоле призадумаешься….
 
Но, мы остались. Я говорю «мы» от лица именно оставшихся. Которых, по тогдашним оценкам, было не менее шестисот тысяч из примерно девятисот, изначально имевшихся в наличии.

То есть, остались две трети….
Да, было страшно. Ибо, чего душой кривить, не были мы готовы к обстрелам со стороны собственного государства. И, чего греха таить, со стороны любой. Не были готовы – и всё тут.
 
Но, вскоре стало приходить понимание, почему мы остались. Это было:
- осознание того, что, оставаясь, мы, так, или иначе, защищаем свой Город. Ментально ли, или, просто, не позволяя ему опустеть, не даём и украм возможности его разбомбить под корень, и тогдашнему ополчению его сдать;
 
- что мы готовы на всё, лишь бы не быть с украми, не оказаться посреди оболваненной скачущей с вытаращенными глазами и летящими во все стороны слюнями толпы. Иногда, даже с кастрюлями на голове. Пожалуй, мы готовы были умереть, но, никогда более не иметь с подобным креативом ничего общего.
 
Осознание приходило постепенно. Изначальным был один порыв – а, вот, хрен вам!
Потом мы начали потихоньку адаптироваться и к изменяющемуся миру. Когда исчезает банковская система, исчезает работа, исчезают товары….
И, скажу Вам, у большинства вполне успешно получилось!
 
А, главный принцип, наверное, был один – разумная достаточность. И, на основе этого – понимание того, что, чего невозможно изменить, следует просто перетерпеть, а не рыдать как маленький капризный ребёнок – отобрали привычную игрушку.
 
Да, с удобством прошлой жизни пришлось попрощаться.
Но, смешно даже, что подавляющее большинство восприняли это абсолютно спокойно. Война же, собственно говоря….
 
Просто, мы понимали, за что воюем и за что терпим.
И, получилось следующее – оказывается, такие события здорово прочищают мозги!
 
И, начинаешь понимать, что в твоей жизни является истинной ценностью, а что – наносным. В частности, понимаешь, что маленькие котята куда важнее прочего барахла в доме. И что готов без зазрения пилить антикварную мебель в случае необходимости, чтобы защитить от осколков эти пушистые комочки.
 
Если помните мой материал «Разговор с киевлянином», я там умышленно не опустил одну маленькую деталь – что из простых и дешёвых продуктов можно готовить отличную пищу. Вроде бы, мелочь. Но, как тогда именно на эту тему взвились свидомые комментаторы! Им непереносима сама мысль – отказаться от привычного благосостояния. То есть, в любом товаре важен ценник. Ибо, в противном случае, ты выпадаешь из «своей» категории.
А мы от этого не то, что отказались, нет. Мы это, просто, проигнорировали.
 
Наступило очень отчётливое ощущение, того, что, многое из  что казавшегося раньше важным ли, или, просто вкусным, уже не радует. Просто потому, что более не имеет прежнего  значения.
Наверное, переходишь в другое состояние осознания и понимания, когда, то, от чего раньше рыдал бы, становится обыденным, а то, чем раньше восхищался – ненужным.
На то она и война….
 
Мы живём просто. И, именно от простоты этой, незатейливости, так и колбасит всех свидомых патриотов. От простоты, которая определила истинные ценности и отделила зёрна от плевел.
Благодаря чему у нас сейчас не принято хвастаться. Равно как и хамить, сорить….
Ведь, действительно, ни на улицах, ни в транспорте не услышишь, практически, бранного слова, ссор…. Наоборот, отношение друг к другу стало не просто вежливым, а уважительным. Особенно радует это в «присутственных местах», где раньше тебя просто пытались отфутболить. А сейчас вникают во все твои сложности. И всё – через «пожалуйста».
 
Да, есть тысяча ранее неизведанных неудобств. Например, совсем недавно, чтобы просто оплатить коммуналку, нужно было часами отстоять в очереди. Но, вот что интересно – это не вызывает такого неприятия, какое могло бы возникнуть раньше.
 
Да, мы просто понимаем, что сейчас иначе не получается. Да, сложно, неудобно, но это ведь вполне можно перетерпеть. Равно как и многие прочие сложности.
 
Да, высокие цены. Да, теперь, чтобы купить, зачастую нужно не пойти в магазин, а побегать по ним и поездить.
 
Ничего, было бы это последним горем. Помним, что не так давно было гораздо хуже.
То есть, мы видим, что, хоть и медленно, а жизнь налаживается. И, так, со временем, будет происходить и в других областях, включая работу, которой у многих, увы, пока нет.
 
Пусть они кричат сколько угодно - зато у вас война, а мы живём в мире.
Мы не боимся войны. Более того, нам следовало пройти через неё, чтобы очиститься от всего прилипшего к нам шлака. И, в том числе от вас, кричащие. Вы живёте в иллюзорном мире. И не понимаете, что война уже среди вас. Но, когда поймёте, мы вас назад к себе не примем.
 
Ради этого мы остались здесь, среди войны.
И, ещё, наверное, нет ничего сильнее улыбки.
 
Как сейчас, помню случай – иду по улице прошлым летом. Навстречу – два мужика с пулемётами наперевес. Тогда все были очень напряжены, если помните. И, бойцы – в первую очередь. Так, вот, идём, смотрим друг другу в глаза. Я не выдержал и улыбнулся. – В ответ – то же самое! Более того, они протягивают ладони – хлопнули друг друга по рукам и рассмеялись.
- От улыбки станет всем светлей!
 
И, кстати, от простой улыбки, вне зависимости от обстоятельств, начинается осознание того, что ты – Человек. И окружающие тебя – тоже Люди.
Старое правило – не нужно бояться человека с ружьём.
Куда опаснее человек с фигой в кармане.
 
То есть, что бы ни говорили, а в Донецке жить просто. Если только отбросить ненужные условности.
И, конечно, страх. Который и отделил, по сути, зёрна от плевел.