75-летие «Длинной телеграммы»: с чего началась конфронтация США и СССР

Артём Филиппов 25.02.2021 11:51 | Политика 75
«Длинная телеграмма» и Джордж Кеннан. Иллюстрация: rt.com

Исполнилось 75 лет уникальному документу и памятнику целой эпохи — «Длинной телеграмме», отправленной из Москвы в Вашингтон советником американского посольства Джорджем Кеннаном зимой 1946 года. Общепризнанно, что содержание послания Кеннана, основной тезис которого заключался в невозможности сотрудничества США и СССР, оказывало во многом судьбоносное влияние на состояние советско-американских отношений вплоть до окончания холодной войны.

Актуальность этого документа заключается в том, что его отголоски очевидным образом прослеживаются и сегодня в агрессивной американской внешнеполитической риторике, хотя самого Кеннана ни в коем случае нельзя считать русофобом, более того, оставаясь признанными авторитетом в сфере международных отношений в течение многих десятилетий, он умел переосмысливать свои взгляды на Россию и ее место в мире, однако его предостережения и выводы по большей части игнорировались теми, кто определял внешнеполитический курс США.

Находясь после окончания Принстонского университета на вновь созданной в США дипломатической службе, Джордж Кеннан принял предложение Госдепартамента и в 1931 году закончил программу лингвистической подготовки в Институте Востока Берлинского университета, специализируясь на изучении истории, языка и культуры России. Блестящий эрудит (помимо русского он владел немецким, французским, польским, чешским, португальским и норвежским языками), Кеннан с огромным уважением относился к русским писателям, называя ТолстогоДостоевскогоПушкина и Чехова своими литературными кумирами. Внимательный к деталям, он развил в себе писательские навыки, считая, что сухость и казенность отчетов и шифровок, отсылаемых дипломатами своему руководству, вредит делу, ограничивает их влияние на внешнюю политику страны.

Сменив несколько стран (Швейцария, Германия, Латвия, Эстония), в 1933 году Кеннан получил назначение в качестве переводчика первого посла США в СССР Уильяма Буллита, пойдя по стопам двоюродного брата своего деда, Джорджа Кеннана (1845−1924), крупного американского эксперта по императорской России, журналиста и путешественника, автора нашумевшей книги «Сибирь и система ссылки». В мае 1945 — январе 1946 года Кеннан написал ряд депеш в Госдепартамент, в которых попытался спрогнозировать проблемы, с которыми СССР столкнется после окончания войны, указывал на экспансионистские, по его мнению, амбиции советского руководства, нуждающиеся в политике сдерживания со стороны Вашингтона. Помимо этого, Кеннан призывал США не выводить свои войска из западной Чехословакии, несмотря на соглашение с СССР, и критиковал любые уступки Москве.

Тем не менее, многократно путешествуя по СССР, встречаясь еще до войны с русскими белоэмигрантами в Риге и Таллине, Кеннан называл русских в своем дневнике одним из самых великих народов мира, талантливыми и отзывчивыми людьми:

«Мужественный, плодовитый народ с большим запасом стойкости и жизненных сил, глубоко убежденный в своем предназначении играть прогрессивную и благую роль в делах мира, и готовый дебютировать в этой роли».

Ошибочно считается, что «Длинная телеграмма» стала результатом запроса казначейства США у американского посольства по поводу причин отказа СССР поддерживать недавно созданные Всемирный банк и Международный валютный фонд. На самом деле причиной стала речь советского лидера Иосифа Сталина, произнесенная 9 февраля 1946 года в Большом театре. Выступление Сталина было приурочено к приближающимся выборам в Верховный совет СССР и на деле не содержало ничего выходящего за рамки обычной советской пропагандистской риторики, однако в Вашингтоне были встревожены текстом сталинской речи и потребовали дополнительных разъяснений. В том году Джордж Кеннан часто болел (он прожил 101 год, но на протяжении всей жизни не мог похвастать крепким здоровьем) и, понимая, что не сможет уложиться со своим ответом в размер обычной депеши, лежа в постели, надиктовал своему секретарю телеграмму в 8000 слов, что, по его словам, стало «возмутительной сложностью для телеграфного процесса», но Кеннан посчитал необходимым как можно более полно передать свои мысли.

Сегодня за океаном принято считать, что в тексте «Длинной телеграммы», разделенной на пять частей, Джордж Кеннан убедительно, красноречиво, исторически обоснованно объяснил причины советского поведения и определил границы американской стратегии противодействия угрозе со стороны Москвы, призвав твердо выступить против экспансии СССР в Восточной Европе. С российской точки зрения, несмотря на интерес к русской истории, культуре и народу, автор телеграммы допустил ряд ошибочных суждений, оказавших роковое влияние на настроения в Вашингтоне.

В частности, он раскритиковал советское руководство за нежелание поддерживать восстание в Варшаве в 1944 году, организованное польским правительством в изгнании, находящимся в Лондоне. Хотя Сталин с самого начала объяснял союзникам бесперспективность поспешного восстания в силу того, что никакие поставки оружия не помогут слабо подготовленным повстанцам победить четыре дивизии вермахта, сосредоточенные внутри и вокруг польской столицы. В этой обстановке Москва не могла рисковать положением дел на других, не менее важных фронтах, перебрасывая силы для ускоренного наступления на Варшаву.

Ошибается Кеннан и когда видит в российской истории исключительно автократичных и жестоких самодержцев, обвиняет россиян в неуважении объективной истины, предполагает, что у Сталина ощущается недостаток информации о внешнем мире, или считает, что все советские усилия на международной арене обязательно будут иметь исключительно деструктивный характер, а Советский Союз в целом иррационален, с ним нельзя договориться при помощи переговоров, так как он «невосприимчив к логике разума и очень чувствителен к логике силы».

В «Длинной телеграмме» Кеннан подчеркнул, что советское руководство воспринимает Запад как врага и, пытаясь посеять раздор в западном альянсе, оно намерено проводить ограниченную, но экспансионистскую политику в отношении стран, освобождающихся от колониальной зависимости. Диктуя текст телеграммы помощнику, Кеннан спрогнозировал неизбежный кризис в советских верхах во время борьбы за власть после смерти Сталина. В качестве практических выводов американский дипломат предложил коллективному Западу решить свои внутренние проблемы, противопоставить конструктивную пропаганду «разрушительной идеологии СССР», противодействовать любым попыткам Москвы выйти за пределы своей сферы влияния при помощи политики мирного сдерживания с одновременной демонстрацией решимости проявить силу.

«Длинная телеграмма», первоначально предназначавшаяся для узкого круга лиц в Госдепартаменте, произвела огромное впечатление на американский внешнеполитический истеблишмент, министров правительства и высшее руководство армии. Очень быстро взгляды Кеннана о необходимости сменить союзнические отношения с советской Россией времен войны на политику сдерживания и идеологического противостояния приобрели подавляющее число сторонников среди высокопоставленных американских функционеров. Через несколько дней, 5 марта 1946 года, прозвучала знаменитая речь Уинстона Черчилля в Фултоне (Миссури), считающаяся сигналом к началу холодной войны. В марте 1947 года была опубликована «Доктрина Трумэна», в разработке которой принял участие и сам Кеннан, призывающая к борьбе с коммунистической угрозой при помощи политики сдерживания. Теоретическое обоснование эта доктрина получила в июльской статье Джорджа Кеннана «Истоки советского поведения» (1947) в престижном журнале Foreign Affairs (написанной под псевдонимом X), ставшая дополнением к идеям, изложенным в «Длинной телеграмме».

В частности, в ней он утверждал, что «иметь дело с советской дипломатией — одновременно и легче, и труднее, чем с дипломатией таких агрессивных лидеров, как Наполеон или Гитлер». Вскоре последовали новые события, определившие характер мировой политики на следующие полвека: план Маршалла и отказ от участия в нем советского блока, создание НАТО, эпопея с Берлинским воздушным мостом, маккартизм и война в Корее. Мир окончательно разделился на два враждебных лагеря.

События 1946 года помогли Кеннану наконец-то выйти на первый дипломатический план, уйдя с вечно вторых ролей вице-консула и советника, тем более что он уже подумывал подать в отставку и сосредоточиться на научной работе. В 1947 году Кеннан возглавил отдел Госдепартамента, в частности разрабатывавший План Маршалла, в мае 1952 года был назначен послом США в СССР, но уже в сентябре того же года объявлен «персоной нон грата», назван лжецом и заклятым врагом советского народа. Джордж Кеннан продолжил свою дипломатическую работу, в частности, был послом в Югославии, однако с течением времени его вес в Госдепартаменте начал снижаться. Сам он вспоминал об этих моментах так:

«Но были времена, когда я чувствовал себя придворным шутом, от которого ожидалось умение оживить дискуссию, я имел привилегию говорить шокирующие вещи, ценился как интеллектуальный овод на шкурах более медлительных коллег, но меня не воспринимали всерьез, когда дело доходило до финала, принятия ответственных политических решений».

В 1951 году Кеннан пишет статью «Америка и русское будущее», избранные места которой в контексте сегодняшних событий выглядят невероятно актуально:

«Украина, несомненно, заслуживает полного признания самобытного гения и способностей ее народа, равно как ее нужд и возможностей в области развития собственного языка и собственной культуры; но в экономическом отношении Украина в такой же мере составная часть России, как Пенсильвания — составная часть Соединенных Штатов. …Что касается государств-сателлитов, то они должны вновь обрести и, несомненно, обретут полную независимость; но и они не обеспечат своей устойчивости и будущего процветания, если станут на ложный путь, отдавшись чувству мести и ненависти к русскому народу…».

Уже спустя несколько лет после написания «Длинной телеграммы» и «Истоков советского поведения» опытнейший дипломат Кеннан говорил, что под сдерживанием он имел в виду экономическое и политическое противостояние, но никак не военное, он был против создания НАТО и видел огромную опасность в гонке ядерных вооружений. В своих воспоминаниях, публичных выступлениях, статьях и эссе Джордж Кеннан осуждал Вьетнамскую войну, критиковал милитаризацию американской внешней политики, предостерегал Вашингтон от «триумфализма» после развала СССР, справедливо отмечая, что американцы совершенно напрасно, «глупо и по-детски» считают, что именно их усилия решительно повлияли на ход огромных политических потрясений в такой великой стране, как Россия. Кеннан решительно осудил расширение Североатлантического альянса в 1999 году (Венгрия, Чехия, Польша), которое, по его словам, явилось «фатальной ошибкой», возродив в России образ внешнего врага вблизи ее границ.

Несмотря на то, что сам Кеннан позднее признавал, что его «Длинная телеграмма» читалась как «алармистский детонатор, призванный пробудить граждан к опасностям коммунистического заговора», сама телеграмма и ее автор по-прежнему считаются в США главными основоположниками доктрины целой эпохи, заложившими основы послевоенной политики Запада в отношении СССР. В отличие от многих своих коллег, Джордж Кеннан не только отличался изысканным литературным стилем, но и был готов переосмысливать свои взгляды с течением времени.

Сегодня советы Кеннана, при том, что никто не оспаривает его интеллектуального первенства, продолжают игнорироваться американской дипломатией, которая не может жить без образа главного внешнего врага: на смену Японии, Германии и СССР пришли Россия и Китай (Иран). Взгляды Джорджа Кеннана на американскую внешнюю политику актуальны и в наше время, и то, что публика мало его читает, говорит больше о публике, чем о Кеннане. Американская внешняя политика продолжает совершать одни и те же ошибки, извлекая неверные уроки из своего прошлого, вместо того, чтобы серьезно проанализировать их природу.

Сейчас на главной
Статьи по теме

Лента новостей

Популярное за неделю