Бывшая Одесса. Бывшие одесситы…

Павел Раста 31.08.2018 20:33 | Общество 64

Доброго времени суток, друзья мои. Сегодняшний текст я не назвал бы статьёй или даже заметкой. Это, скорее, реплика. Реакция на увиденное и услышанное. На то, что имело предысторию. И на то, к чему всё пришло вполне справедливо и закономерно. И нет – у меня нет радости по поводу того, о чём я хочу сейчас сказать. Впрочем… Всё заслужено. Всё правильно.

Чуть больше года назад, в кафе на главной площади Донецка, я пил чай со своим другом Игорем Сиваком – замечательным одесским автором и исполнителем песен. Человеком невероятно талантливым, на которого не обращает внимания официоз современной России, но весьма популярным среди тех, кто за эту Россию по той или иной причине взял оружие в руки. И, разумеется, живёт он сейчас не в Одессе. В своё время он чудом избежал страшной смерти на Куликовом поле, был вынужден несколько месяцев скрываться и, в итоге, покинул родной город, переехав в большую Россию. Он тогда приехал на Донбасс для того, чтобы провести несколько бесплатных выступлений перед бойцами, стоящими на линии фронта. Уже не в первый раз, да и не в последний.

Помню, меня тогда почему-то потрясла одна его фраза: он сказал, что никогда не вернётся в Одессу. Не потому, что у него не будет такой возможности – в победу, не смотря ни на что, он крепко верит, как и все мы. Он просто не хочет. Не смотря на то, что родной город он, как истинный одессит, очень любит. И на мой вопрос, почему так, он сказал, что уже не сможет жить «рядом с этими» — теми, что прогнулись под бандеровцев. Причём, прогнулись отнюдь не по идейным соображениям, а просто для того, чтобы сладко спать и вкусно жрать. Теми, кто радостно продал всё, чем его учили гордиться, что его учили уважать – всё то, чем являлась Одесса. И мой друг абсолютно не сомневается в том, что, когда всё снова изменится, эти граждане снова «переобуются на лету» и начнут рассуждать о том, как они вынуждены были притворяться, делать вид, что они за нацистов, говорить о том, что «героям слава». И, быть может, многие из них при этом не слукавят. Всё так. Но жить рядом с ними он больше не сможет. Смотреть в их лица. Дышать с ними одним воздухом. Ходить по одной земле. И я его прекрасно понимаю. То, что он ощущает. Пусть, наверное, я и не смогу объяснить это экзистенциальное отвращение людям со стороны. Но я, всё же, смею надеяться, что читающие меня понимают, о чём я говорю.

Но это было год назад. А пару дней назад мне скинули ссылку на одну короткую заметку. И тоже про Одессу. Суть заметки была в том, что коренные одесситы сейчас просто побежали из города. Они переезжают. Они просто уезжают. Они покидают родной город целыми домами. Медленно. Но неумолимо. Так, как гражданское население покидает прифронтовой Донецк. С той лишь разницей, что на Одессу не падают снаряды и линия фронта, отделяющая жизнь от смерти, не проходит в трёх километрах от городской черты. Как это, довольно образно и, по-одесски, смачно было описано: «Так не бежали даже евреи при коммунистах» (с). Вызвано это тем, что, после известных кровавых событий, Одессу наводнили выходцы с западной Украины. Которые ведут себя в городе хуже оккупантов, делая жизнь тех самых коренных одесситов невыносимой.

Вот что по этому поводу говорит один из пишущих одесситов, которого цитируют в заметке: «Одесса за последние годы превратилась из третьего города Империи в хуторок в степи. Город занимается исключительно обслуживанием туристов с Западной Украины, которые только пьют, мусорят и справляют нужду прямо в море. Мы теперь южный Трускавец, захудалый курорт для украинской голытьбы» (с).Замечательная картина, не так ли? Если отряхнуть с неё оценочные суждения комментатора к «понаехавшим» (которых никогда и никто не любит), то говорит она о том, что город, два столетия бывший жемчужиной в нашей короне, промышленным, культурным и экономическим центром, стремительно деградирует и, откровенно говоря, умирает. Пока это незаметно. Но уже, к сожалению, очевидно. И я безгранично посочувствовал бы тому, что прочитал, если бы не одно «НО» — личность того, кого процитировали в тексте. Того, кто как раз и сокрушается о тяжкой доле Одессы. Потому, что я прекрасно знаю этого человека. Знаю уже более 10 лет. И это тоже мой хороший друг. Но, к сожалению, уже бывший. Он тоже литератор и публицист.

Когда-то, за много лет до войны, мы относились с ним к одной контркультурной литературной тусовке. Потом, после того, как началась Русская Весна, произошла кровавая бойня в Одессе и разразилась война на Донбассе, он активно поддержал русское движение, уехал в Россию, писал пламенные тексты, призывающие освободить его родной город… А потом вдруг взял и предал всё это. Вернулся в Одессу и принялся активно лить грязь на Донбасс и тех, кто взялся за оружие. Сейчас, правда, уже перестал, но мы же помним. Чем именно он купил своё возвращение, какой выкуп отдал СБУ и почему теперь ни один бандеровский активист даже не пытается с него спросить за прошлое – об этом я рассуждать не буду. Просто потому, что не знаю таких подробностей, а в подобных вещах надо чётко отвечать за свои слова – за каждое из них.

Впрочем, пусть он сам за себя пояснит. Вот, что мой бывший товарищ тогда написал: «Одессе надо сосредоточить усилия на борьбу за то, дабы и донетчане и галичане не смогли в будущем приходить в наш дом со своим уставом… Одесситы, на Донбассе идет не наша война! Интересов нашего города там нет совершенно! Абстрагируйтесь от происходящего на востоке и, веря в теорию малых дел, лучше сосредоточьтесь на чём-то полезном для нашей Одессы! Садите цветы на клумбах во дворах, наводите порядок в подъездах, рисуйте морские пейзажи, но только не забивайте себе голову разборками донетчан и галичан, я вас умоляю!» (с). А резюмирует всё это в следующем посте: «Я одессит. Я не хочу воевать ни за «едыну крайину», ни за «русский мир». Я хочу денег и пить вино в тени где-нибудь у моря» (с). Собственно, это и есть мотивация всего того, что было сказано выше. Я сейчас об этом говорю не для того, чтобы его осуждать. Нет. Ни в коем случае. Это его выбор. На который он имел полное право. Он сам его сделал и с этим выбором теперь жить ему, а не мне. Его слова – всего лишь иллюстрация того, С КЕМ ИМЕННО больше не хочет жить рядом Игорь Сивак. А, быть может, и не он один.

Но то, что я сейчас процитировал, было сказано больше двух лет назад. А что сегодня? А сегодня именно то, о чём мне скинули заметку: Одесса, не захотевшая отстаивать себя, Одесса, захотевшая «денег и пить вино в тени где-нибудь у моря», теперь просто умирает. Тихо и бесславно. Не приняв бой, она мирным путём получает, в перспективе, результат куда худший, чем растерзанный Донбасс. Потому, что Донбасс воспрянет. Донбассу есть, чем гордиться. Донбасс жестоко, запредельно серьёзно травмирован. Говорю это с полным пониманием того, что с ним произошло в итоге. Но Донбасс остался Донбассом. А Одесса? А вот с ней всё иначе. Очень сильно иначе.

И речь здесь не о политике, не об экономике и даже не о культуре. Речь о метафизике. Именно с этой точки зрения Одессе, увы, скорее всего конец. Ведь после продажи души всё остальное перестаёт иметь значение. Продавший душу становится вещью. Фактически, он уже мёртв. И именно от этого мёртвого духа, а не от понаехавших «рагулей», из Одессы бегут люди. А ведь город – это именно люди. Чем станет Одесса без своих людей? Сохранит ли она свой неповторимый колорит, покорявший целые поколения русских людей и покоряющий до сих пор очень многих. Тот шарм, перед которым приклоняли голову и вечно недовольный гордец Киев, и блистательная красавица Москва, и холодный по-имперски высокомерный франт Санкт-Петербург. И лишь только её степной названный брат Ростов-на-Дону всегда оставался к её очарованию равнодушен: ведь он, как и она – мир в себе. Сохранится ли уникальная одесская культурная среда? Сохранится ли известная на весь мир одесская деловая сметка, навеянная эпохой «порто-франко» и уникальным смешением русской, греческой, еврейской и десятков других кровей? Сохранится ли не менее уникальный одессыкий юмор? Одесский говор? Одесская атмосфера? Всё, что делает Одессу самой собой и без чего она – не Одесса вовсе?

Нет.

Потому, что без людей нечему будет сохраняться. А замещение населения, происходящее сейчас, исключает саму возможность такого сохранения. На место одесситов, решивших отсидеться в сторонке с бокалом вина, заезжает другое население. С несопоставимым уровнем культурного развития. И несопоставимого качества.

Жёстко звучит? Да, жёстко. А что делать. Или хотите сказать, что это неправда?

И одесситы становятся бывшими. Причём, слово «бывший» относится отнюдь не к Игорю Сиваку. Как раз он останется одесситом навеки. Даже если не доживёт до освобождения родного города. А вот те, кто остался и вернулся – именно они и есть самые «бывшие» из всех. Ведь есть же на свете такие парадоксальные словосочетания, как «живой труп», к примеру. И к ним, даже не продавшим душу, а отдавшим её даром, в полной мере относится этот парадокс. К бывшим одесситам.

Живущим в бывшей Одессе.

Жаль. Очень жаль. Но, увы – это действительно по заслугам.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...

Популярное за неделю

Партия нового типа
Центр сулашкина