ЧП ВЕДОМСТВЕННОГО МАСШТАБА

Лев Вершинин 7.07.2019 10:26 | Альтернативное мнение 108

«На тайные похороны погибших подводников пришли сотни людей«…, — пишет Лента, и опять Вру, потому что есть фотографии (раздва), и на этих фотографиях никаких «сотен», но возвращаюсь я к этой горькой, тяжелой, неприятной теме по причине куда более важной…

Некоторое время назад, в заметке о браконьерах Баренцева моря, я написал, что теперь»расхищение природных богатств Российской Федерации будет пресечено. Все остальное, поскольку мелочи, неинтересно, обсуждено и скоро будет забыто…», — и слово «мелочи» в определенных кругах

(в блоге «норманна» Шуни, например, и не только) вызвало форменную истерику всякой шушеры. Меня обвиняли в цинизме, в глумлении над святым и так далее. А я надменно молчал, ожидая момента, когда подтверждение моей правоты прозвучит на самом высшем уровне. И вот…

Давайте откровенно: почему режим прощания с погибшими моряками был, скажем так, максимально ограничен, понятно. Власти стремились как можно ниже опустить планку социальной значимости трагедии, чтобы избежать скопления массы людей, которым наверняка воспользовались бы

известные силы, льющие воду на мельницу определенных сил.  Это можно назвать «соображениями разумной целесообразности«, и в этом смысле (учитывая, что в остальном весь политес соблюден), наверное, не стоит все же выпячивать, выдавая за неуважение к памяти погибших. Но…

Но есть такие понятия, как протокол и символика. Если случилась трагедия государственного масштаба, касающаяся всего общества, не обязательно объявлять национальный траур, и провести церемонию в закрытом режиме, как сказано выше, тоже допустимо, однако

«статус представительства» должен быть адекватен. Поскольку речь идет о прощании с элитой элит ВМФ, главе государства (он же Главнокомандующий) следовало бы там быть, чтобы отдать морякам последнюю честь. Пусть и не под камеры, а по-человечески, от имени всего общества.

Но «следовало бы» не означает «обязан«. У главы государства вполне могли быть назначены на это время какие-то предельно важные дела, исключавшие присутствие на похоронах. В этом случае его должен был заменить кто-то, кто, согласно Табели о рангах, полномочен, — глава Госдумы

или глава Совета Федерации. И уж без всяких оговорок обязан был присутствовать на церемонии министр обороны. Ан нет. Ни г-на Володина, ни г-жи Матвиенко, ни г-на Шойгу (его представлял какой-то зам). Самые высокие персоны: главком ВМФ и (от государства)  врио губернатора, —

иначе говоря, статус прощания определен, как церемония ведомственно-городского уровня. То есть, мелочь по сравнению с действительно масштабными прощаниями государственного и общественного масштаба, принять участие в которых глава государства считает необходимым.

Поскольку внимание Кремля к символике общеизвестно, а сценарии таких мероприятий обсуждаются с пристрастием, полагаю, мой тезис про остальное, поскольку мелочи, неинтересно и скоро будет забыто, подтвержден лично великим человеком, —  и аще он со мною, то кто на мя? — 

а всякой шушере рекомендую схлопнуть варежку…

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора