Дежа вю

Юлия Ростова 11.07.2017 7:11 | Творчество 21

Лета нет. За окном 10 – 12 градусов. Разве что красный столбик порой пытается подтянуться до 16, хило тянясь к едва пробивающемуся солнышку. Небо мрачно затянуто низкими серыми тучами, время от времени отжимающими очередную порцию дождя на чавкающую грязью тверскую землю, испокон веков болотистую и безо всяких затяжных ливней. И даже если дождь прерывается, чтобы передохнуть, в воздухе всё равно висят непробиваемая тоска, замешанная на сырости и висящем тумане водяной пыли.

Как-то это всё мне напоминает другое время – осень 97г, начало моей первой эмиграции, тогда ещё из РФ на Украину. Когда после подтасовки выборов главы администрации моего любимого северного городка «победившей» городской (и не только) нефтемафии удалось наконец (чего не смогли за 2 срока моего депутатства) вытеснить меня с работы, строго-настрого запретив брать куда-либо в городе, будь то уборщицей или чернорабочим. Ну а когда от знакомых из милиции (вернее доброжелателей – в городе знали ВСЕ) пришёл сигнал, что «есть решение» по любому поводу запереть в КПЗ и «замочить», пришлось собирать вещи и уезжать куда подальше. Нет, бандитов не боялся, те ещё до моего участия в выборах передали, что ни один из них в городе на меня руки не поднимет – уважают. Но бандиты (воры) есть разные, и наиболее опасны те, кто порой и форму носит – и под защитой законов (писаных) находится. Вот и очутился в Виннице, глядя через окно на грустный октябрьский пейзаж. Правда тогда было легче: и крыша своя была над головой, и одиночество так не давило сердце, как сейчас ответственность за дочурку.

Холодно и тоскливо.

Дождь зарядил с утра.

Косы макают ивы

В лужи среди двора.

Кроны деревьев тают.

Ветер свистит, как нож.

Ветер пятнит листами

Серый асфальт, и дождь

Пишет на этом грязном

Вытоптанном ковре,

Странный справляя праздник

В мрачном пустом дворе.

Господи, как же грустно!

Медленно меркнет свет.

Тронешь – а рядом пусто.

Спросишь – а где ответ?

Ни до кого на свете

Не достучаться, нет,

Только печаль и эти

Капельки на окне.

Осень справляет тризну

И подбивает срок

Вспять улетевшей жизни

Жёлтый сырой листок.

OVOD_NEXT

13.10.1997г

Канал «Аксиома» 27.09.2016 12:57 | История 0

По поверхности страны прокатилась, затухая, выборная волна, меня даже краешком не всколыхнув, поскольку к этому я никакого отношения не имею – «иностранный гражданин». Так что я скорее в роли обезьянок из скульптурной триады: ничего не вижу, ничего не слышу, ничего не скажу. И ни говорить, ни комментировать не собираюсь: не со мной – так не со мной.

Впрочем колыхания окружающих односельчан тоже как-то не заметил, разве что у бюджетников на работе были какие-то сборы их руководителями, но это на рабочих местах, а за порогом такое же триадное молчание и безразличие, ни бурных споров, ни обсуждений. На сленге это зовётся «по барабану».

Но некоторые воспоминания о времени своего активного гражданства всё же на моём экранчике пробились: человек – не компьютер, память начисто кнопочкой «delete» не сотрёшь.

В депутатство я вляпался к 90му году совершенно случайно, попав в объединённый горсовет двух молодых сибирских городов (один из них ещё только ждал звания «город» и пока числился посёлком), когда основные выборы уже давно прошли и уже и председатель выбран, и комитеты поделены. Просто на моём участке выборы несколько раз были признаны «несостоявшимися» — ну не шел народ, которому уж точно они были «по барабану», а действующие тогда (ныне «устаревшие») правила требовали и явку не менее половины, и обязательную альтернативность кандидатов. А было уж очень большое желание поднести депутатство одному из местных лукойловских начальников, постоянно занимавшему (как и все попавшие в «высший» класс – Номенклатуру) различные руководящие посты, а в настоящее время водившего руками на одном из самых ответственных, ведая товарами импортного бартера. Вот и в третий раз собиралась комиссия на доп.выборы, а для видимости их демократичности требовалось найти лоха на роль «альтернативной кандидатуры». Ан таковой никак не находился, так что отчаявшийся избирком даже устроил прямо во дворе многоэтажки летучее собрание жильцов. Ну а я (надо же!) проходил мимо, вот кое-кто возьми да и укажи на меня пальцем – по части грамотности и политической подкованности. А я возьми да и кивни…

Словом лох был найден, начальнику НГДУ «Урьевнефть» были даны соответствующие телефонные инструкции, и он вальяжно, с ухмылочкий иронической дал указание собрать коллектив и рекомендовать этого инженеришку в кандидаты – лоховый телец на заклание в выборном спектакле. Вот только после выборов что-то никто улыбаться не стал, ибо таковые состоялись с 90% явкой, вот только за «бартерного номенклатурщика» было подано всего 20 голосов – по числу проживающего на участке руководства и членов их семей. Такой вот конфуз получился!

Ну и в дальнейшем в течении депутатского срока кое-кому было уже не до иронических улыбочек. А когда подошло время следующих выборов – на этот раз уже в городскую Думу – городская номенклатура даже запаниковала, поскольку прошёл слух, что «депутат №1» решил «захватить власть». Слухи были явно преувеличены, но всё-таки мне удалось организовать собрание жителей города, выдвинувшее на бОльшую часть из 9 избирательных участков кандидатов из уважаемых людьми горожан – своих, из народа, снизу, а не сверху, как, к сожалению, было, есть и будет.

Вот только слово «народ» столетиями служит для спекуляции им его «благодетелями», в реальности же это – население, приспосабливающееся в основной массе своей к действующей власти и обстоятельствам. Как говаривал ещё секретарь украинского ЦК КПСС: «маемо тэ, що маемо» (имеем то, что имеем). И масса вовсе не рвётся к преобразованиям, подвигам и жертвенности, а разве что ждёт вождей на коне (самолёте, автомобиле), несущих ей блага на блюдечках с голубой каёмочкой – и ложащихся (во имя её) на амбразуру Александров Матросовых. Но пастухи-то не дремлют!

И вот большинство «народных» депутатов даже на участки в день голосования не явились. Кого-то успели купить; кого-то удачно напоить с вечера на каком-то мероприятии; а у нескольких в ночь перед выборами вдруг вспыхнули ужаснейшие семейные скандалы – вплоть до развода. Жену то «накрутить» просто. Словом из всех «народных кандидатов» в новорождённую Думу попал я один. До сих пор помню случайно услышанный отрывок разговора председателя участковой комиссии с «вышестоящими товарищами», где он униженным голоском, чуть ли не в пояс кланяясь, оправдывался, что, мол, сделал всё возможное, и как «этому» удалось в депутаты попасть – один Бог знает: не иначе, как все избиратели на участке спятили!

А один в поле не воин, тем более рядовой инженер в Думе, составленной из городского руководства: от гендиректора «ЛУкойл-Лангепаснефтегаза» до зам.начальника милиции и начальника налоговой… Собственно заседания городского «законодательного» органа напоминали закрытую тусовку, где ничего не решалось, а было заранее оговорено мэром и нефтяным генералом. Ну а на всякий случай на каждое заседание предусмотрительный мэр приводил городского прокурора Медведева и сажал напротив меня – чтобы следил за каждым произнесённым словом. Так что проблески демократии в Советах на Думе и кончились.

Правда остатком вспыхнувших было искорок демократии в стране ещё некоторое время оставалась пресса, а в местной «Звезде….» я был, пожалуй, самым активным автором. Но уже вовсю велось их тушение – и результат был предопределён. Успев за это время сделать несколько попыток выдвижения в законодательные органы ( окружную Думу; первый Совет Федерации РФ) и поняв, что без денег и «одобрения свыше» попытки рядового гражданина попасть в «выбранные народом» органы просто смехотворны (даже при поддержке значительной части этого народа – увы, пассивной!), всё же решил сделать попытку ещё одного, отчаянного шага – иначе просто стёрли бы в порошок, былое «беловоронство» припомнив. И в конце 1996г вместо переизбрания депутатом стал кандидатом на должность главы горадминистрации (мэра). Понимал: или – или. И хлебнул полную чашу….

Пара удачных выступлений перед коллективами – и отмена всех предложений где-либо выступить. И не просто отмена – а жёсткие отказы. Достаточно удачное выступление в теледебатах – и сразу же во время трансляции моего предвыборного выступления на ТВ происходит «авария оборудования». Страх в глазах у знакомых и близких – и уклонение от общения с тобой. И много другое. Но несмотря на всё – выход во второй тур вместе с действующим главой администрации.

Говорили, что мэр так был уверен, что победит в первом туре, и так был оскорблён, что этого не произошло, что решил снять свою кандидатуру. Он, «бедняга», к концу кампании потерял в весе килограммов 6. Но тут включаются «высшие силы», вплоть до губернаторов ХМАО и Тюменской обл. Тут уже взыграли не какие-то «демократические» принципы – а классовые. От руководства ЛУКойла срочно приезжает Вайншток и имеет долгий (и говорят весьма жесткий) разговор с действующим мэром. И в втором туре страсти закипают вдвойне.

Мэр носится по организациям, бьет себя в грудь, признаёт свои вины и клянётся исправиться! Кстати – о винах. Одной из таковых у него была крупнейшая из экологических катастроф в Западной Сибири (удачно замятая и замолчанная), когда население целого города более месяца пило из кранов вместо питьевой воды сточные воды новой канализационной станции. Отравления получили практически все; более трех тысяч было госпитализировано или лежало на больничном. Дисбактериоз, дизентерия, сальмонеллёз; позже – гепатит… Было возбуждено уголовное дело, одним из главных фигурантов и был глава города, возглавлявший рабочую комиссию по приёмке объекта, на строительстве которого проектное оборудование было пущено куда-то (налево?) и заменено неприемлемым. Да только удалось нашему мэру укрыться за «депутатской неприкосновенностью», незаконно удерживая депутатское удостоверение, права на которое он давно утратил по закону… Ну да это только один из штрихов его «трудовой биографии».

А вот меня уже во втором туре вообще никуда – ни в коллективы, ни на ТВ. Предвыборное обращение – сам себя записываю на камеру и отношу на ТВ, но там опять «неувязочки» и появляется оно поздно ночью, в день выборов, фактически нарушая законодательство. Зато денно и нощно и на телевидении, и на производстве с утра до ночи славословия и внушения – за кого голосовать. Причём на производстве – подкреплённые весьма увесистыми предупреждениями. В исполком потянулись старушки со старичками, которым популярно объясняют, что придёт «этот монстр» ко власти – и не будет у них ни путёвок, не пенсии. И разносят они, напуганные, по почтовым ящикам, подмётные письма, врученные им председателем Совета ветеранов. Кстати – по «председателю»: две отсидки за воровство имущества. Недавно узнал, что после смерти этот достойный человек удостоен звания «почётного гражданина». Прокуратура в лице городского прокурора «принимает меры» весьма своеобразно: вызывает меня на допросы, чтобы «уточнить, правдива ли информация» в анонимных писульках? Правда ли то, что один из поддерживающих меня людей «не так» живёт с женой? Что мною закуплены в Америке «часы Ролекс за 10тыс.долларов и бриллианты» (эх, если бы!)? Что отозвавшаяся обо мне с уважением глава гороно не женщина, а «мужик в юбке»? А ведь точно – не знаю, под юбку не заглядывал…

Начинается «предварительное голосование», куда загоняют строем милицию, целые смены нефтяников, продавщиц универмага… «Голосование» без кабинок, под надзором присутствующих здесь же командиров и начальников смен, с вложением бюллетеней в конверты – и в сейф. Что бюллетенях – известно. Две дамы горисполкомовских в разговоре возмущаются: как «эти дураки» смеют (поголовно!) голосовать за «этого»? Мне звонят люди из универмага, из милиции, из цехов нефтедобычи, возмущаются. Вот только возмущение – в трубку, в основном анонимно, ведь все хотят и жить, и работать. А что я могу сделать сам? Во что трансформировались эти голоса при «подсчёте», могу только представить, было их где-то 700 – 800, но решающим оказалось значительно меньшее количество.

Доходит до смешного. Рассказывают, что в исполком, к одной из замш, в советский период бывшей секретарём горкома и почему-то возомнившей себя «экстрасенсом» свозят ящиками водку, которую она «заряжает на мэра».

И вот – выборы. Это нужно было видеть! С одной стороны помещёния – члены избирательной комиссии «от государства». Напротив – члены «избирательной комиссии от ЛУКойла»: мастера, начальники цехов и участков со списками своих сослуживцев, уполномоченные руководством быть ответственными за явку и результаты. На кону – рабочее место каждого.

Наблюдателей от запуганного населения подобрать было нелегко. Одного из них, офицера-отставника, усиленно приглашали к концу «выборов» в буфет, а после каждого короткого визита число проголосовавших вдруг сразу же увеличивалось на 50 – 100 человек. Из числа других «сторонников» кто-то после выборов получил местечко для нового магазина, кто-то стал начальницей нового бюро технической инвентаризации…

Результатом стала «победа» действующего главы с преимуществом порядка 400 голосов (по крайней мере так сподобились подсчитать). Местная газета в эти дни просто не вмещала радостных поздравлений ему от губернаторов и прочего руководства с «тяжёлой, но заслуженной победой!». А затем героический мэр (народ-то у нас незлобливый и забывчивый) и в Госдуму «избрался»

Меня же, нехорошего, по распоряжению генерального директора наконец удалось выпереть со службы «по собственному желанию» — это после пяти попыток увольнения за последние годы. Ну и вдобавок запретить кому бы то ни было в городе принимать меня на работу. Коллега по депутатскому корпусу взял меня было рабочим – отдирать ржавчину в купленных городе где-то старых аттракционах, но через несколько недель пригласил меня в исполком парнишка, ответственный за «работу с молодёжью» (аттракционы шли по его «ведомству») и краснея, разводя руками и извиняясь, объяснил, что должен рассчитать, поскольку о моей работе узнала зав.общим отделом, имеющая весьма близкие отношения с мэром. Так что остался я и без работы, и без средств к существованию. Хотя втихую ко мне не раз подходили ребята из числа среднего руководящего звена и, оглядываясь по сторонам, пожимали руку: «Ну, ты им и дал!». И действительно не знаю, есть ли ещё случаи, когда рядовой инженер бросил вызов руководству города и могущественных нефтяных «государств» — и чуть было не победил.

Ну, а когда от уважавших меня офицеров МВД пришла информация, что «наверху» есть решение спровоцировать бытовой конфликт и втихую меня удавить в КПЗ, то уж ничего не оставалось, как уехать на Украину к отцу с мачехой. И обо мне постепенно все забыли. Такой вот «выбор».

Нет, ни в коей мере не собираюсь тут проводить никаких параллелей или с чем-то сравнивать. Не моё уж это дело – да и было давно, а всегда хочется верить в изменения к лучшему. Но что было – то было, и об этом нужно бы знать не только мне. Тем более результат в моём случае – налицо… Как писал когда-то поэт:

Любители прошлого сыты,

Их доля тепла и легка,

А руки Икара разбиты

За дерзкий полёт в облака.

 

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за месяц

Партия нового типа
Центр сулашкина