Дрон, который построил Реджеп

Ростислав Журавлёв 9.11.2020 9:04 | Наука и техника 80

Тактика массированного применения турецких беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) Bayraktar TB2 на полномасштабном театре боевых действий стала, пожалуй, новым словом в военном искусстве и привлекла к себе внимание мировых экспертов. На поле боя локальных войн это настоящая революция. «Октагон» поговорил с экспертами и выяснил, какую ещё скрытую опасность несут в себе ударные БПЛА, есть ли противоядие от дронов и когда ждать «Байрактары» у российских границ.

Когда турецко-азербайджанские подразделения вплотную подошли к ключевой и единственной дороге, которая связывает столицу Нагорного Карабаха и Армению, не осталось сомнений в том, что перелом в конфликте произошёл именно из-за технического превосходства атакующей стороны. Первую скрипку сыграли «Байрактары». Карабахская война стала промоакцией нового продукта Турции – пакетного решения локальных конфликтов для союзников и друзей султана.

БПЛА – ключ для тлеющих локальных конфликтов?

Если в 1992 году исход борьбы между двумя не самыми богатыми бывшими советскими республиками зависел от солдата на поле боя, то война 2020 года показала, что территориальные споры можно решить с помощью новых технологий. Роботы не требуют личного мужества и боевого духа и способны эффективно противостоять даже самому мотивированному ополчению, у которого, кроме старого советского автомата Калашникова и готовности умереть за свободу или родную землю, зачастую нет ничего.

Первая боевая обкатка «Байрактаров» прошла два года назад в сирийском городе Африн, который в настоящее время фактически оккупирован турецкой армией, рассказал «Октагону» военный эксперт-востоковед Игорь Димитриев.

Турецкий беспилотник Bayraktar TB2.Турецкий беспилотник Bayraktar TB2.Фото: baykarsavunma.com

Любопытно, что именно Африн сейчас является неофициальным вербовочным и тренировочным центром боевиков для отправки их в Нагорный Карабах под чутким руководством турецких инструкторов. Поэтому в каком-то смысле война османских беспилотников против армян началась в сирийской пустыне задолго до всех событий.

По словам собеседника, новую тактику применения беспилотников первыми на себе испытали курды, которые считают БПЛА опаснее, чем обычную авиацию.

– Самолёты ты ждёшь, знаешь, куда они бьют и откуда, стараешься спрятаться, в конце концов, их можно перетерпеть, а беспилотные системы находятся в воздухе постоянно, их не видно, а стреляют они прицельно и точечно, а главное – конкретно по тебе, – констатирует Димитриев.

Ударные БПЛА далеко не новая технология и стоит на вооружении, например, у США, Израиля, Китая и Ирана. Однако именно турки, проявив мастерство, совершили прорыв и адаптировали беспилотники к войне XXI века, разработав тактику применения этого вида оружия и его взаимодействия с другими родами войск.

«Турция своим союзникам предлагает «пакет» для решения каких-либо проблем. Если Россия может прислать на помощь только свои ВКС, то у турок имеется готовое “маркетинговое” предложение: вы чётко понимаете, что, становясь союзником султана, получаете готовую, проверенную технологию для локальной борьбы с вашим противником, не выходя на глобальный уровень войны».

Игорь Димитриев | военный эксперт-востоковедИгорь Димитриев
военный эксперт-востоковед

Эксперт констатирует, что внятного ответа, как противостоять новому явлению в мире, пока нет ни у кого, а чтобы его получить, нужно воевать и экспериментировать

Есть ли противоядие от дронов?

Военный эксперт, редактор издания «Арсенал Отечества» Алексей Леонков в разговоре с «Октагоном» заметил, что беспилотники в качестве «ключа-открывалки» для подобных конфликтов подходят, но всё же панацеей не являются.

«Если мы рассматриваем БПЛА как элемент локальных конфликтов, то они эффективны, если у обороняющейся стороны нет современных средств ПВО, которые позволяют не только обнаруживать аппараты, но и сбивать их. В противном случае атакующая сторона будет наносить существенный урон с высоты в четыре – шесть километров, докуда не достаёт классическое стрелковое оружие».

Алексей Леонков | редактор издания «Арсенал Отечества»Алексей Леонков
редактор издания «Арсенал Отечества»

По его словам, при наличии средств радиоэлектронной борьбы (РЭБ) дозвуковые беспилотники, такие как «Байрактар», всё же уходят на второй план, а главную роль уже начинает играть разведывательная авиация, которая может собирать данные без непосредственного входа в зону действия противовоздушной обороны противника.

Косвенно об этом можно судить по некоторым успехам в борьбе с БПЛА армии Арцаха, которая спустя три недели после начала войны научилась сбивать дроны. При этом в оборонном ведомстве Армении намекали на некие подарки, которые поступили на поле боя. Наблюдатели предполагают, что «сюрпризом» могли стать современные российские комплексы РЭБ «Красуха», чьи характеристики и возможности до сих пор засекречены, однако известно, что они уже эффективно применялись в Сирии.

Дроны Эрдогана в небе над Донбассом

Ещё в 2018 году Украина заключила контракт на поставку систем Bayraktar TB2, закупив шесть аппаратов и две станции управления, а также вооружение к ним на 69 млн долларов. На волне успешного применения азербайджанской армией этих БПЛА в Незалежной заявили о планах закупки ещё 48 дронов и возможной сборки аппаратов на своей территории. Взамен украинская сторона пообещала обеспечить Анкару двигателями производства «Мотор Сич». Новые моторы Эрдогану понадобились после того, как канадская компания Bombardier заявила о прекращении поставок своих моторов из-за несогласия с военной политикой Турции.

Применит ли Украина боевые дроны в Донбассе – вопрос дискуссионный, однако факт налицо: подготовка операторов в рядах ВСУ ведётся уже третий год.

Впрочем, чтобы подрезать турецкие крылья в небе Донбасса, у России есть вся номенклатура средств ПВО и РЭБ, которые она теоретически может поставить в непризнанные республики для борьбы с дронами аналогично тому, как противовоздушные силы ЛДНР в конце августа 2014 года в один момент полностью закрыли небо от боевой авиации Украины.

Наземная станция управления Bayraktar TB2.Наземная станция управления Bayraktar TB2.Фото: Wikipedia CC BY-SA 4.0

Поэтому вопрос защиты неба Донбасса зависит в первую очередь от политической воли, однако она будет иметь и обратную сторону, считает военный эксперт Игорь Димитриев.

– Противостояние таким вроде бы простым вещам требует на самом деле больших усилий: необходимо выстроить серьёзные рубежи ПВО. Несмотря на то что противник атакует несерьёзным оружием, он может обеспечить превосходство в воздухе на локальном участке. Грубо говоря, если РЭБ может одновременно посадить пять аппаратов, то противник применит в три раза больше, – говорит собеседник.

Оператор – герой-авиатор или геймер-убийца?

Ещё одна особенность боевых БПЛА кроется в психологии их применения. Оператор, можно сказать, играет в компьютерную «стрелялку», но с одной лишь существенной разницей – на мониторе в прицеле живые люди. Специалисты опасаются, что пилот, находящийся в полной безопасности за сотни километров от поля боя с чашкой кофе, может потерять связь с реальностью, управляя боевыми ракетами.

– Это выглядит именно как игра, но, замечу, что в американской армии всегда требуются операторы БПЛА. Потому как рано или поздно человек начинает осознавать, что он убивает настоящих людей: когда оператор узнаёт, что бомбил не боевиков, а женщин и детей, с мозгами начинаются проблемы, и не помогают даже психологи, – замечает военный эксперт Алексей Леонков.

Российские специалисты и разработчики в области беспилотных боевых систем сетуют, что в стране пока нет единого понимания, кто должен управлять БПЛА и нажимать на условную кнопку «огонь».

Сотрудник одного из ведущих институтов страны пояснил «Октагону», что вопрос остаётся открытым.

– Мы пока не в полной мере столкнулись с этой проблемой. Я согласен, если речь об аппарате до 30 килограммов, но управлять более сложной боевой машиной должны военные лётчики. К сожалению, пока понимания в стране по этому вопросу нет, – поясняет собеседник. – Один большой товарищ сказал, что операторами должны быть айтишники. Но вы видели их? Они такие демократичные люди, играют в компьютер, они творческие, а управлять надо по строгому регламенту. Я бы тогда лучше бывших пилотов посадил за беспилотники.

По словам экспертов, в армии США решили подойти к решению проблемы кардинально и взяли опасный курс на разработку технологий автономных БПЛА под управлением искусственного интеллекта: «Послали аппарат в заданную зону, робот крошит врагов, при этом никакой моральной ответственности и психологических травм машина, естественно, не испытывает». И это новая угроза.

Пробный запуск 100 автономных беспилотников Perdix с F-18 ВВС США.Источник: AiirSource Military/YouTube

– Одно дело – автоматы и регуляторы, у которых можно оценить управляемость и устойчивость, а другое дело, когда создана какая-то нейросеть, обученная на определённой выборке данных, в которой может просто не оказаться решения в нестандартной ситуации. То есть сейчас в этих технологиях самый главный вопрос – это контроль качества обучения, – объясняет специалист и задаёт задачку. – Человека везёт искусственный интеллект на беспилотном автомобиле, которому он доверился, но вдруг впереди узкая дорога, два обрыва по бокам, а на полосу внезапно выскочил ребёнок, и времени для остановки нет. Что должен сделать робот: сбросить хозяина в обрыв или задавить ребёнка? Мы говорим о дилеммах.

В любом случае, какие бы вызовы ни бросали новые технологии и современные виды оружия, надо понимать, что противодействие заключается в быстрых ответах на угрозы. То, что сегодня способно защитить небо над головой, уже завтра может оказаться бесполезным металлоломом. Мы наблюдаем новый виток гонки вооружений. Мы не можем находиться в состоянии покоя только потому, что у нас в сибирских лесах что-то есть, иначе в какой-то момент для нас могут начаться большие сюрпризы.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю