Если закроется школа,село вымрет

из блогов 11.02.2019 23:06 | Политика 41

Мы уже писали о чудовищных планах «оптимизации» сельских школ Карелии (см. https://vk.com/wall-62604527_22399). Их число планируют сократить вдвое (надо полагать, в свете нацпроекта «Образование»). Эта новость всерьёз всколыхнула народ. Развернулось значимое протестное движение, с которым вынуждена считаться власть. Оно явило новых лидеров. Обращение Светланы Поповой — матери пятерых детей из старинного поморского села Нюхча в защиту родной школы поддержали около 60 тысяч граждан со всей страны (см. https://www.change.org/p/мы-против-реорганизации-школ..). В активную борьбу включился учёный из Петербурга Андрей Юсупов (см. https://vk.com/ycyber?w=wall1968936_7560), уроженец карельской деревни Ряймяля, выпускник местной школы, которую также собираются закрыть.

Карельский губернатор, Парфёнчиков, в общении с народом избрал сталь Трампа: «правоту власти» пытается отстаивать в социальных сетях. Очень неубедительно, кстати, о чём свидетельствуют приведённые ниже скриншоты (подробно см. https://runaruna.ru/articles/26044-zhiteli-karelskoj-..). Для очных объяснений карельское начальство выставляет некую Т. Васильеву (о ней речь в материале ниже). Фигуры покрупнее по такому жёсткому вопросу к людям не выходят, «стесняются» (названной даме терять уже нечего).

Не так давно в Петрозаводске состоялся «круглый стол» по обсуждению проблемы сельских школ. Приводим репортаж об этом мероприятии карельского журналиста Валерия Поташова (Источник: https://stolicaonego.ru/analytics/esli-zakroetsja-shk..)

«На заседание «круглого стола» по проблемам развития системы образования в сельской местности, которое прошло 8 февраля в республиканском Доме профсоюзов, съехались директора и учителя школ едва ли не со всех уголков Карелии. Тем удивительнее, что на этой встрече не оказалось ни карельского вице-премьера Ларисы Подсадник, курирующей в республиканском кабинете министров вопросы образования, ни главы Минобраза Карелии Александра Морозова. Руководство профильного ведомства на заседании представляла заместитель министра Татьяна Васильева, но и она вскоре покинула «круглый стол», уйдя на срочное совещание, и сельские педагоги в очередной раз остались «вариться в собственном соку».

Открывая встречу, председатель Ассоциации сельских школ Карелии Татьяна Танцева напомнила, что в декабре прошлого года педагогической общественности стали известны рекомендации Минобраза по закрытию и сокращению образовательных учреждений на севере республики, и ассоциация была вынуждена предать этот документ огласке. Планы республиканских властей по оптимизации сельских образовательных учреждений вызвали мощную протестную волну в карельской глубинке. Достаточно вспомнить петицию жительницы поморского села Нюхча Светланы Поповой, которую подписали уже почти 60 тысяч человек.

«Предлагается три пути – филиалы, пришкольные интернаты и закрытие. Что такое филиал, мы с вами все уже прошли. Филиал – это последующее закрытие учреждения. Это однозначно! Пришкольные интернаты – побывав в сельских школах и увидев уже те интернаты, которое есть, ассоциация говорит о том, что так не должно быть. И тут предлагается кадетское училище. Отличное училище! Ничего не могу сказать, но мы прекрасно все знаем, что туда принимают детей, которые учатся на «четыре», а лучше – на «пять», и имеет прекрасное здоровье. Кто из детей северных районов, да и южных районов Карелии имеет на сегодня прекрасное здоровье? Единицы! Значит, путь им туда многим просто закрыт», – сказала Татьяна Танцева.
Предложенные республиканскими властями рекомендации по оптимизации сети образовательных учреждений не нашли поддержки ни у одного участника заседания «круглого стола» из карельской глубинки. Но их общее настроение ярче других выразил старший научный сотрудник Центрального научно-исследовательского института робототехники и технической кибернетики из Санкт-Петербурга Андрей Юсупов, который представлял на встрече свою родную школу из деревни Ряймяля Питкярантского района, попавшую в «оптимизационный» план.

«Жители деревни их число планируют сократить вдвое категорически, решительно и безоговорочно против закрытия и любых реорганизаций их школы! – заявил Юсупов. – Ряймяльская школа – это не просто место, где учатся дети. Это – место социального притяжения, и если закрыть школу, то вы закрываете деревню! Там и так все очень плохо. Все, что там не делается, это страшно посмотреть. Поставили много лет назад газовую котельную, а газ так и не подвели. И так все! Каждый раз – хоть не приезжай! Но если школа закроется, деревня окончательно вымрет. Конечно же, мы очень хотим, чтобы в Салми (соседний поселок Питкярантского района – прим. автора) построили новую школу, потому что если в Салми не построят новую школу, Салми вымрет так же, как Ряймяля. Я слово «вымрет» не просто так говорю. Я заглянул в демографический справочник – за 12 лет сельское население Карелии сократилось на 30%! Это – демографический коллапс! Закрытие школ в этих условиях – это все равно, что у тяжелобольного человека удалять еще здоровые органы! С какой-то точки зрения это, конечно, рационально, но это же бесчеловечно!».
Старший научный сотрудник Центрального научно-исследовательского института робототехники и технической кибернетики заметил, что ничего суперсовременного в новой школе, которую собираются строить республиканские власти в поселке Салми, чтобы перевести туда и детей из Ряймяля, не будет.

«Вот передо мной лежит мобильный телефон, это же концентрация всех технологий! Космос, плазма, микроэлектроника! – заметил ученый. – Чего такого можно поставить в современную школу в Салми, чего нельзя сделать в деревне Ряймяля? В деревне Ряймяля есть площади, где можно просто установить цех обучающих машин. Прекрасная школа, большие площади, просторно! Хорошо, допустим, найдется какое-то оборудование, которое недоступно в Ряймяльской школе, а где вы возьмете кадры на такое оборудование? У меня в институте робототехнической кибернетики кадров нет! Нет, и не предвидится. Я некоторое время преподавал – лет, наверное, восемь – в Военмехе. Ситуация катастрофическая!».

Присутствовавшие на заседании «круглого стола» министерские чиновники и представители Карельского института развития образования попытались в ответ рассказать о национальных проектах, реализация которых позволит в ближайшие годы создать в республике цифровую образовательную среду. Однако очевидно, что тратить федеральные средства на малокомплектные школы никто не станет, и их судьба Москву не слишком заботит.

В какой-то момент возникло ощущение, что чиновники Минобраза Карелии и сельские учителя говорят на разных языках. Когда одни предавались фантазиям о формировании цифровой среды, другие вспоминали, как детей возят на учебу по разбитым карельским дорогам, а температура в школьных классах зимой не поднимается выше 14 градусов тепла. «Мы столько наслушались про будущее, хотелось бы уже сегодня жить!», – призналась одна из сельских педагогов.

«Мне видятся три проблемы, – заметила заместитель министра образования Карелии Татьяна Васильева перед тем, как покинуть встречу. – Первая касается не самой сельской школы, а вообще перспектив развития села в новых цивилизационных условиях. У нас в стране много говорят о развитии села и сельского хозяйства, как такового. Но мы все-таки не совсем аграрная республика, не совсем сельская республика. У нас разные населенные пункты в сельской местности, возникшие в силу разных причин. Где-то это традиционные населенные пункты с большой историей, где это лесные поселки, возникшие в период, когда действовали леспромхозы. Но, к сожалению, концепции развития сельской местности я нигде не встретила, хотя есть программа «Устойчивое развитие сельских территорий», и мы ее тоже знаем. Мы обратились во все органы исполнительной власти, чтобы нам представили такие программы развития. Вторая проблема, которую мы видим, как орган управления в образовании, – это демографическая ситуация. Мы не можем не констатировать тот факт, что количество обучающихся в Республике Карелия за последние 6 лет выросло – более чем на 5 тысяч школьников. Но при этом, количество детей, обучающихся в сельской местности, сокращается – ежегодно порядка 250 человек. Соответственно детей, которые обучаются в классах, тоже становится меньше. Эта проблема связана с эффективностью расходования средств. И как бы мы ни говорили, что бесчеловечно об этом говорить, – я полностью с вами согласна, но есть модельные методики, по которым рассчитываются параметры бюджета, к сожалению, очень укрупненные, и в этом плане мы стараемся со своей стороны везде в документах, в письмах, где нас об этом спрашивают, мы об этом говорим. У нас очень низкая плотность населения на один квадратный метр! Нас нельзя сравнивать с теми субъектами, где она многочисленна. Так или иначе, либо к нам требуются отдельные подходы, либо мы должны сформировать другие подходы. И третья проблема, вызов, который перед нами стоит – необходимость перехода на новое содержание образования».

По словам Татьяны Васильевой, ничего не делать сегодня нельзя. Замминистра согласилась с тем, что рекомендации карельского Минобраза по оптимизации школьной сети оказались для районов республики неприемлемы. Однако Васильева искренне удивилась, что педагогическая общественность Карелии не выступила со своими предложениями.

Ответ на этот упрек замминистра уже не услышала. Когда чиновница покинула «круглый стол», руководитель организации «Заонежье» Валентина Сукотова напомнила собравшимся, что республиканские власти даже не хотели прислушиваться к требованиям общественников, а тех, кто выступал против «оптимизации» заонежских школ, обвиняли в экстремизме и около восьми месяцев вызывали на допросы.

«Разве после этого общественность будет обращаться к власти?» – сказала Сукотова.»

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора