Годовщина

СНЖ Эль Мюрид 7.02.2019 2:05 | Общество 89

«СОЮЗ НАРОДНОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ»

Год назад в Сирии погибли российские частные военные в районе городка Хишам в провинции Дейр-эз-Зор. В целом эта история за год стала достаточно понятной во многих деталях, хотя во многом она надежно похоронена под привычной грудой лжи и умолчаний — как и многие события последних двадцати лет.

Практика использования частных военных подразделений в интересах правящего режима стала трендом. Формат «ихтамнет» оказался неожиданно выгодным и с политической, и с финансовой точки зрения. Насколько он выгоден с точки зрения конечного результата — сказать сложно, скорее всего, никак, но теперь он используется очень широко, обслуживая интересы российского олигархата в разных странах и частях света.

Нелепо было бы предполагать, что речь идет о существовании частных армий олигархов, воюющих за их интересы. В России олигархи — это просто элемент мафиозной системы, во многом аналогичной классической организованной криминальной группировке, в которую путинский режим превратил государственный аппарат управления. Олигархи — это держатели  общаков крупных клановых  структур, и не более того. Уже поэтому частные бандформирования не могут быть собственностью олигархов, я являются такой же частью клановых образований, реализующих политику как конкретного клана, так и всей системы в целом.

На самом деле люди, которые создали себя в годы бандитских войн девяностых, да еще и интеллектуально крайне ограниченные, в принципе неспособны создавать что-то иное, чем то, из чего они вышли. Российские ЧВК — это точно такие же бригады «быков», которые крышевали рынки и ларьки в девяностые, только теперь обладающие доступом к государственным ресурсам. Что вполне разумно — для того бандиты и стали властью, чтобы полностью подчинить себе ресурс.

В этом смысле считать пресловутую ЧВК «Вагнера» собственностью конкретного олигарха Пригожина неверно. Он лишь выполняет функцию непосредственного управления этой структурой и ее финансирования, а реальные приказы ей отдают люди гораздо более высокого уровня. Именно поэтому никакие «разоблачения» Пригожина не имеют ни малейшего смысла — он всего лишь часть общей картины, хотя и значимая.

Именно поэтому гибель нескольких сот российских «ихтамнетов» с точки зрения интересов России  бессмысленна — но вот с точки зрения нынешнего государства смысл есть. Просто потому, что сегодня интересы государства и интересы страны не пересекаются почти нигде — это две ортогональные проекции. Государство в России представляет и обслуживает интересы небольшой аффилированной группы лиц, которые в любой нормальной системе называются и являются мафией, с соответствующим к себе отношением. Естественно, что для любой нормальной страны интересы преступного сословия смертельны с точки зрения ее будущего. Единственное, что в этой ситуации может внушать оптимизм — это то, что такая ситуация не вечна. По своей природе преступность способна существовать в относительно равновесном состоянии только в виде паразита, имеющего возможность и доступ к перераспределению ресурса в свою пользу, не производя его при этом. Что означает лишь одно — она должна быть достаточно компактной, а ее аппетиты — ограниченными. В противном случае судьба страны очевидна — она будет не в состоянии обеспечить своего паразита, и умрет вместе с ним.

Приватизированное государство способно лишь продлить на какое-то время свое существование, но лишь за счет захвата дополнительных ресурсов где-то на стороне. ЧВК и выполняют роль таких ядовитых спор, которые разбрасывает умирающее криминальное государство в надежде пустить корни где-то еще. Однако захватить еще одно крупное и ресурсно достаточное государство группировка не в состоянии, она может рассчитывать только на чужие объедки, выброшенные за ненадобностью. Поэтому география российских ЧВК — это самые нищие и разграбленные другими страны. Они, конечно, помогут протянуть еще один-два года, но общую картину изменить уже не смогут.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора