История последнего боя танка номер 23. «Безымянных» героев звали Дима и Илья

KENIGTIGER 24.10.2018 19:49 | Общество 82
На словах у нас всегда хорошо с лозунгом “Никто не забыт, ничто не забыто”, на деле – бывает плоховато. Я не про Великую Отечественную сейчас, я про текущую войну. У этой войны уже есть и свой пантеон героев, и свои памятники, вот только реальных правдивых историй о том, как это всё было, не перевранных, не приукрашенных, без приставок «легендарные», не слышно. Уж больно всё в реальности было не так, как нам бы хотелось увидеть в кино.

И реальные истории героев и памятников уже этой, ещё идущей в данный момент, войны или стираются вообще, или, когда памятник стоит, не сотрёшь, а национальный миф пустоты не терпит, заменяются красивыми сказками. С подбитым луганским танком, превращенным в памятник, который стоит у деревни Хрящеватое, произошло именно такое «замещение».

Вот красивая патриотическая сказка про экипаж из трех героических безымянных дедов, подбивших три танка, которой сказкой заменили реальную историю того боя.

А вот стихи про «Черный танк». «А танк имел двузначный личный счёт…» Да-да, Уильям Уоллес сотнями, сотнями поражал англичан молнией из задницы!

А вот уже «афганцы» заводят танк и подбивают на нём 4 танка ВСУ.

Меня такие подмены и тексты-легенды, написанные с претензией на «реализм», мягко говоря, вымораживют с того самого дня, когда, вернувшись в январе 2015-го с Санжаровки на базу в Брянку, я прочитал “Сталинград под Санжаровкой”. Рассказ, написанный Глебом Бобровым якобы “по горячим следам”, якобы “документальный” рассказ, целиком перевирал историю неудачной атаки танков батальона “Август” на ВОП “Валера” украинской 128-й гпд. Прочитав басни про то, как у танка Миши “Монгола” при попадании ПТУРа “сработала динамическая защита”, я тогда не мог не написать правду – о том, что танки были брошены в атаку на высоту не только без пехотного сопровождения, о том, что пластин со взрывчаткой в КДЗшках не было – “срабатывать” было нечему. Танкисты раскатали высоту, раздавили там блиндаж, пожгли все железо, которое там стояло(никаких трех «Булатов», про которые так уверенно врал Бобров, там не было, был один полуисправный танк и БМП), но и их самих подбили, беспомощных против пехоты, работавшей с окопов из РПГ на “кинжальных дистанциях”. И высоту противник удержал. Да, так уж получилось, что я был на совещании перед наступлением, где поднимался вопрос “Когда привезут пластины для КДЗ?” и знал, что взрывчатки в контейнерах не было. И в Санжаровке я в те дни тоже был. (Кстати, и в Грозный во время «Новогоднего штурма» наши танки входили без взрывчатки в КДЗ. Почитайте танкиста, который там выжил: Вопросов было много: в том числе и об отсутствии пластин ВВ в коробках КДЗ (коробки динамической защиты). Были и такие начальники, которые мне отвечали, зачем тебе пластины в КДЗ, на танке и так брони 45 тонн (продвижению в танковых войсках мешают: надолбы, выдолбы и дол-ебы). Пластины ВВ привезли глубокой ночью, перед совершением марша на Грозный, но мы их так и не получили.)

Написанная Бобровым история про Санжаровку была попыткой “прикрыть жопу” тем, кто перенес атаку танков на час раньше и не поставил в известность об этом нашу разведку, игравшую в тот момент роль танкового десанта. Если бы разведчики, тут же, в хате неподалеку от танков, знали, что танки не просто прогревают моторы или меняют позиции, а уходят в атаку, всё было бы сильно иначе. Но было как было.

Позже героических историй появилось множество. Дошло даже до «сетецентрического взятия Дебальцево» за три дня в интервью Захарченко Шурыгину, ещё одной медийной проститутке этой войны.

Все эти истории, помимо грубого и циничного надругательства над памятью погибших ребят и прикрытия жоп многозвёздного начальства, мешают людям в России понять ситуацию. Мешают понять, что мы уже давно воюем с очень упорным противником, которого телевизор накачивает грамотно построенной пропагандой, а “западные партнеры” – современной техникой. Воюем в отнюдь не выгодных условиях, воюем так, что любой военный схватится за голову с воплем «Идоты! Кто так воюет?!?»

Можно питать иллюзии на тему войн двухсот- или трехсотлетеней давности, особенно если ты не военный историк, но иллюзии относительно ситуации на войне идущей здесь и сейчас — губительны. Нельзя привирать, нужна максимально достоверная информация и трезвый анализ, а не “Сборник анекдотов про подвиги хероев АТО” вроде того, который собирался выпустить писатель Мартьянов. Недоработки в этой области будут оплачены кровью.

В случае с танком номер 23 и летними боями под Хрящеватым история про “дедов”, словно пришедших с той ещё, предыдущей войны с нацизмом, не могла не содержать в себе отвергнутого предложения сдаться и трех подбитых вражеских танков. “Так по сюжету надо”. Наверное, многим проще придумать этому танку красивую историю, принять её, остановиться на ней и дальше тиражировать её. Это проще, чем копнуть и обнаружить, что чей-то героизм – это чаще всего оборотная сторона банальной некомпетентности, проблем с организацией, с отсутствием взаимодействия. Проще “видеть в мифе факт”, как говорит министр Мединский.

Некоторое время назад я встретился с очевидцем тех боев. Он родился на Донбассе и, когда началась война, вернулся защищать родной край, оставив относительно сытую и спокойную, успешную и состоявшуюся жизнь вдали от того ада, который разверзся у него на Родине. Он, кстати, и сейчас причиняет радость и наносит добро нашим уважаемым партнёрам по мере сил (и настроен продолжать). Тогда, летом 2014-го, он участвовал в боях под Луганском и с обстоятельствами той атаки, после которой на трассе остался стоять подбитый танк с бортовым номером “23”, знаком не из третьих рук.

Атака, в которой был подбит танк, действительно произошла 14 августа 2014 года. Никакого «отряда украинской бронетехники, ворвавшегося в Краснодон» не было и никто этот «прорыв» не ликвидировал. ВСУ (части 1-й отбр и 80-й оамбр) и «Айдар», опираясь на занятый ими район Луганского аэропорта, выдвинулись 13 августа на Новосветловку и Хрящеватое. Образовался Луганский котел.

Да. Для тех, кто не в курсе, что первыми двумя котлами этой войны были не Южный и Иловайский, а Славянский и Лисичанский, я, пожалуй, напомню, чего успели добиться “криворукие шумеры” к 14 августа. Уже в конце июня – начале июля ВСУ продемонстрировали, что могут успешно наступать, собрав в единый, хоть как-то управляемый, кулак мотопехоту, танки и артиллерию. Под Ямполем они, не без потерь, но вполне успешно раздавили очаги сопротивления, на которые практически сразу распалась оборона батальона “Прапора”. Батальон формировался буквально “на ходу”, люди иной раз приезжали воевать прямо со смены на шахте, все в угольной пыли. Там, где были хоть сколько-нибудь опытные люди, было упорное сопротивление. Но армия есть армия – кратчайший маршрут сообщения между луганцами и дончанами перебили, потом — блокировали Славянск и Лисичанск. Одновременно с двух флангов пошли в ход “клещи” “большого окружения”. С юга ВСУ, обтекая Саур-Могилу, перерезали прямые дороги от Донецка к границе с РФ. На севере, в ЛНР, аналогичным образом ВСУ и “Айдар” перехватили трассу Луганск-Изварино в районе Новосветловка-Хрящеватое. В ДНР первые контратаки уже сильно беспокоили противника, на волоске висела ситуация в Иловайске. Я выкладывал здесь, в ЖЖ, клип Чичериной, где среди прочего нашлись кадры из эпицентра той “наковальни”, по которой вскоре ударил “молот” “Северного ветра”. Главным калибром обороны города была в тот момент одна буксируемая “Нона”, из которой работали “Костян” и Виталик.

Судьба республик прямо, зримо зависела в тот момент от мужества и навыков отдельных людей, расчётов, экипажей. И этих отдельных людей было чудовищно мало. На некоторых направлениях подразделения просто снимались без приказа и уходили, оставив позиции (характерный пример — дезертирство «Минёра» из Славянска), в подразделениях, которые позиции не оставляли, стремительно исчезали альпаченцы, пришедшие попозировать на камеру с автоматами и гранатомётами, оставались ополченцы. Деды, кстати, не мифические, а вполне реальные, приходили.

— Вы чего пришли? Понимаете же, что нас всех скоро убьют.
— Понимаем. Надо же кому-то погибать на войне.

И без показного геройства, без истеричной «удали молодецкой» старики спокойно впрягались рядом с молодняком в солдатскую лямку, в, казалось бы, полную безнадёгу. Для понимания, в период с того самого 13-го августа, когда Луганскую трассу перерезали до 29-30 августа, когда её наконец-то открыли, численность луганского ополчения в котле сократилась более чем вдвое, в основном — по причине банального дезертирства. В эти дни раздавить Луганск для сидевших в аэропорту ВСУшников было плёвым делом, но они этого не знали. Видимо, думали, что их хотят коварно заманить в городские бои и коварно игнорировали практически брошенный, тёмный без света, город. Просто стреляли по нему, часто без всякого прицела и системы, убивая и калеча мирняк. Плотниций, кстати, в эти дни оставался в городе. Синячил, конечно, как и всё руководство «котла», но не сдристнул. Город удерживали несколько кучек измотанных людей с хроническим недосыпом и легким вооружением. «Потолком» местного арсенала были несколько миномётов и орудий на весь город и такое же смешное количество эпизодически исправной «брони».

Атака 14-го августа была первой попыткой разблокировать трассу, она достаточно достоверно описана, например, здесь. Цитирую:

Через некоторое время поступил другой приказ: в 03.00 утра будет артподготовка, после чего последует зелёная сигнальная ракета, после которой мы должны выдвинуться на штурм посёлка.

В три часа последовали несколько выстрелов артиллерии, сигнальной ракеты не последовало, только через час она появилась, но с позиций никто не выдвинулся, наступило утро.

Поступил приказ выдвигаться в Хрящеватое, на мою машину грузится десант, среди которого была одна женщина.

У меня приказ: не доезжая до поселка остановить машину, дождаться пока спешатся люди и продолжить движение.

Итак: два танка, две БМП и два БТР с пехотой на борту пошли на посёлок.

По трассе шёл первым танк с б.н. 23, моя машина была позади него, 23-й остановился, начал вести огонь, по обе стороны дороги была наша пехота.

По нам вели огонь из стрелкового оружия из недостроенных зданий справа от трассы, так же оттуда прилетело пару выстрелов из РПГ, танк стрелял в другую сторону.

Пехота обратилась ко мне с просьбой отработать по зданиям, из которых велся огонь, но у меня в самый неподходящий момент заклинило пушку, я связался по рации с другой машиной, и экипаж выполнил мою просьбу, через несколько минут я увидел прилёт снаряда в левый борт нашего 23-го, пламя пыхнуло из моторного отделения. Через некоторое время нам поступила команда на отход, мы отошли к Луганску.

Из моего источника могу добавить, что непосредственно в атаке танк был один, 23-й, у 11-го возникли какие-то проблемы с пушкой или системой наведения, в самом бою он не участвовал. Танки принадлежали батальону «Заря». Атака должна была проводиться совместно несколькими подразделениями, но большая часть пехоты, увы, по каким-то причинам на мероприятие не явилась. Таким образом, из-за технических неисправностей и организационных нестыковок вместо атаки хотя бы примерно сопоставимыми силами луганцы атаковали ВСУшников и «Айдар» в пропорции, обратной к той, на академическую просчитанность которой любят ссылаться военные теоретики — вместо положенного наступающему минимум трехкратного преимущества они были в меньшинстве с тем же соотношением. И, в добавок к этому, — с отсутствующей связью между пехотой и танками. «Другие танки я слышу, а толку?» — говорил молодой танкист Дима. Раций в диапазоне танков у пехоты не было, даже тяжелых-неудобных Р-159.

В результате отсутствия взаимодействия между танком и пехотой наступавшее ничтожное количество пехоты прижали вражеские пулемёты, и танк, лишенный целеуказания по этим огневым точкам от пехоты, вынужден был подойти ближе. Вероятно, рассчитывали хотя бы корпусом прикрыть пехоту. В это время на сцене появился танковый взвод противника, 2 танка. Вот как описывает уничтожение танка командир танкового взвода ВСУ:

Есть и немного другая версия. В соответствии с ней танк, из-за того, что подтянулся вперёд, к пехоте, оказался в зоне досягаемости РПГ вражеской пехоты и попаданием из РПГ был убит механик-водитель, и уже после этого танк получил два попадания снарядов украинских танков. После чего атака окончательно захлебнулась, луганцы отошли.

Из экипажа танка в тот день погиб только механик-водитель. Сначала мне удалось узнать только имя — Дима и позывной «Дизель». Когда появилось время на погуглить, гугл подсказал, что 14 августа в том районе в «Заре» погиб Олейников Дмитрий Витальевич, позывной «Дизель» (родился 28 июля 1990 года).

Тот, кого ВСУшник называет «командиром танка», боец, лежащий рядом с танком, на самом деле, по сведениям моего источника, был пехотинцем. Позывного источник не помнил — «какой-то нацбол».
Нацбол, погибший на этом месте в этот день, тоже только один — Илья «Заяц» Гурьев. Полные данные на него, думаю, найдутся у однопартийцев, я сейчас, увы, уже не располагаю временем на долгий вдумчивый гугл. Погиб Илья, судя по всему, перебегая с места на место, от близкого разрыва снаряда, попавшего в танк. Загорелась одежда, ну и приняли за убитого башнера или командира.

Атака 14-го числа успехом не увенчалась. Наши потеряли танк, потеряли минимум двух человек убитыми, отступили. У противника, закрепившегося в населенном пункте, вполне возможно вообще потерь не было. В последующие дни было ещё много атак и вылазок. Опять не слишком согласованных, без связи, без полноценной артподготовки, безо всего, что «по науке полагается». Через два дня, 16 августа, на автобазу в российском Донецке, который находится напротив Изварино, въехал авангард первого «Белого конвоя». 22 числа ополченцы сумели полями-степями провести его в Луганск, где уже давно не было ни воды, ни света, ни запаса продуктов, а потом, сразу после разгрузки, вывести обратно. 29-30 августа ополчение при помощи «северян» трассу очистило. Видимо, именно эти подбитые две недели спустя украинские танки молва и приписала экипажу 23-го, который в реальности, добросовестно исполняя свой воинский долг, 14-го числа ни одного танка не подбил. Люди на своих местах сделали всё, что могли. Двое из них погибли. Кто не сделал чего на своем месте, создав ситуацию этой самоубийственной атаки, с тех спросится.

Что сталось с двумя другими членами экипажа 23-го — не знаю. Найдётся кто живой из той атаки, может поправит/дополнит. А пока что надо бы вернуть погибшим бойцам имена. Прикрутить на танк небольшую табличку:

Олейников Дмитрий Витальевич, позывной «Дизель», танкист, [место рождения], 28.07.1990 — 14.08.2014

Гурьев Илья [отчество], позывной «Заяц», пехотинец, Тольятти, [дата рождения] — 14.08.2014

Думаю, этого хватит. Попробую вдохновить на это луганских ребят из военно-патриотических клубов.
Вот как-то так, наверное. И давайте попробуем не придумывать красивых сказок там, где можно просто пойти даже не в архив, а пойти узнать у живых свидетелей, как было дело. Давайте попробуем не лгать и не прятать глаза от кровавой правды этой пока ещё далеко не оконченной войны. От того, насколько трезво мы будем смотреть на эту войну, напрямую зависит её исход.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора