Катар. Выход из ОПЕК

СНЖ Эль Мюрид 3.12.2018 23:47 | Политика 20

«СОЮЗ НАРОДНОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ»

Катар объявил о выходе в 2019 году из ОПЕК, уточнив, что решение не связано с разногласиями со странами-участницами, однако вызвано необходимостью сосредоточиться на добыче газа и увеличении его производства в полтора раза.

Катар, безусловно, нельзя отнести к ведущим производителям нефти — ежедневная добыча составляет примерно 600 тысяч баррелей. Немало, но в масштабах лидеров рынка — мелочь. Уже поэтому членство в ОПЕК для него не слишком принципиально, так как колебания квоты Катара при любых договоренностях между производителями слишком малы и составляют буквально несколько десятков тысяч баррелей в сутки. С другой стороны, членство в ОПЕК не слишком обременительно, тем более, что коренные катарцы и без того не перегружены обязанностями, значительная часть подданных эмира ат-Тани, занимая различные офисные места, по сути, просто получают зарплату — любая иностранная компания, работающая в Катаре, по закону обязана иметь некоторое количество туземцев на очень приличных зарплатах, а раз так — то туземцы не слишком обременяют себя заботой о процветании своей компании. В этом смысле чиновники ОПЕК от Катара тоже в основном просиживают свои брюки и только.

Тем не менее, для Катара с его нынешним жестким конфликтом с остальными аравийскими монархиями членство в ОПЕК становится обременительным, так как требует подчинения решениям, которые вырабатываются политическими противниками ат-Тани. В этом плане катарский министр энергетики, объявив об отсутствии разногласий, не слишком покривил душой — с ОПЕК разногласий, действительно, нет, но они есть у Катара в целом. И не с ОПЕК, а с ведущей страной организации — Саудовской Аравией.

При этом в вопросах газовой политики Катар, напротив, может вообще не учитывать мнение партнеров: здесь он вполне самодостаточен, если не считать того, что газовая программа Катара имеет свои нюансы: запущенная при предыдущем эмире, она опиралась во многом на «длинные кредиты», ориентировалась на поставки СПГ на американский рынок, и после сланцевой революции, оказавшейся для Катара крайне неприятным сюрпризом, ему пришлось срочно впрягаться в газовую войну за европейский рынок. Отсюда и бешеная активность Катара в начале Арабской весны, когда он сумел победить в Ливии, Египте и начал выстраивать позиции в Сирии. Однако опомнившиеся саудиты последовательно разгромили катарских ставленников вначале в Египте, затем в Ливии, а в Сирии же позиции братьев-мусульман были и так слишком слабы.

Второе подряд поражение Катара привело к кадровым решениям — под давлением ведущих кланов страны в отставку ушел эмир ат-Тани, на его место был поставлен безропотный и полностью подконтрольный своей хищной маме и влиятельному клану Аттыйя молодой Тамим ат-Тани.

Теперь Катар готовится к третьей схватке. В 17 году было объявлено о том, что крупнейшее месторождение газа Северное будет «распечатано», производство СПГ будет увеличено примерно на 50%. Катару нужно «отбивать» потери и начинать новую борьбу на мировом рынке СПГ, куда устремились новые игроки. Пока страна занимает лидирующие позиции на этом рынке, но разрыв с конкурентами резко сокращается. И в этом смысле слова министра о необходимости сосредоточения на газовой программе выглядят и обоснованными, и разумными. Третьего поражения Катару, скорее всего, уже не пережить. Поэтому ему нужно решать задачу аккуратно и с максимальным эффектом.

Анатолий Несмиян, Союз Народной Журналистики

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора