Хула на Духа Святого

Александр Леонидов 26.01.2019 17:55 | Религия и политика 30

Известный стихотворец в сане иеромонаха Роман (Матюшин) опубликовал некие стихи. Они стали его ответом на материал протоиерея Николая Булгакова «Сталин был пострижен в монашество» (в котором приводится свидетельство патриарха Алексия Второго о том, что И.В. Сталин был тайно пострижен в монашество с именем Георгий), и на комментарий протоиерея Александра Миняйло «И моя душа тоскует по Советскому Союзу». Не убоялся талантливый поэт закваски фарисейской – и вот что вышло:

Эпиграф: «И моя душа тоскует по Советскому Союзу».
Уральский протоиерей.

На река́х Вавилонских… Известны печальные строки,
Но касались, как видим, и там покаянных глубин.
На советских реках говорить запрещалось о Боге:
Плен советский безбожный страшней вавилонских чужбин.
Что за время настало? Откуда повсюду подмены?
Стал монахом тиран, всесоюзным курортом — ГУЛАГ.
Позабыли отцы, вспоминая доступные цены,
Что людей зарывали тогда без молитв, как собак.
Мне напомнят, конечно, счастливое детство у моря,
Целину, кукурузу, коммуну за ближней межой.
И кино про уборку, и пир на колхозном просторе —
Был бы рад за людей, если б те не платили душой.
Кто припомнит картину: в Артеке ребячья ватага,
Все с крестами несутся и славят безбожную власть?
И представить смешно: не для всех черноморское благо,
Без удавки на шее в Артек никому не попасть.
Хоть родился в Союзе, однако советским я не был.
И не прыгал, как все — человек покорил небеса!
Я на небо глядел, на бездонное звёздное небо,
И скорбел, что когда-то навечно закрою глаза.
Не вступал в комсомол, с малолетства претила измена,
Крест нательный носил, но тайком, опасаясь невзгод:
Плен советский намного страшней вавилонского плена —
Становился безбожной ордой православный народ.
Две дороги в стране. Вы шагали к победам упрямо,
Высоко поднимая плакаты и с идолом стяг.
Вы смотрели на стройки, а мы на развалины Храмов.
Вы стремились вперёд, чтоб, дойдя, пировать на костях.
Ум и совесть, и честь — только партия этим владела!
Остальных обрекла жить без совести, чести, ума.
И душе ничего! Пятилетки и стройки для тела!
Всех, кто думал иначе, ждала иль сума, иль тюрьма.
Слышу слева и справа истошные вопли-укоры —
Мол, отец фронтовик, а сынок на отца восстаёт.
Но отвечу исчадьям взрывавших святые соборы:
Мой отец воевал, защищая не власть, а народ.
Забывается всё, и святое мешается с тленом.
Кто когда на Руси оды тяжкому игу слагал?
Был ли русич такой, чтобы он, воротившись из плена,
Воспевал полоненье и чтил юбилеи врага?
Таковых не бывало: иуд на Руси отлучали,
Величали Святой нашу Матушку-Русь неспроста.
Шли за веру на смерть и потомкам своим завещали:
Рускiй — значит Христов, Русь не может стоять без Христа!
На реках Вавилонских молчали органы и трубы,
И ведомые в плен возносили молитвы Творцу…
Коль тоска — смертный грех, то по плену тоска грех сугубый,
И служителю Правды об узах тужить не к лицу.
иеромонах Роман
20-22 декабря 2018
скит Ветрово

Гл. редактор РНЛ Анатолий Степанов возразил религиозному человеку очень по-светски.

«…односторонность позиции иеромонаха Романа видна, на наш взгляд, невооруженным взглядом. К сожалению, такая позиция служителей Церкви, которую демонстрирует уже не в первый раз отец Роман, препятствует здравому осмыслению русской истории советской эпохи. Примитивный взгляд на советскую историю: мы, которые не принимали советскую жизнь, находясь во внутренней эмиграции, и они — все остальные (подавляющее большинство народа), отдаляет Церковь от народа. Очень печально, что талантливый поэт, каковым, несомненно является отец Роман, который, по самой сути поэтического служения, должен проникать в суть явлений, выступает в роли одностороннего партийного пропагандиста…»

Я же хотел обратить внимание на вещи более небесные. В крепнущей наряду с украинствующими анафематами ереси «антисоветского православия» явственно ощутима ХУЛА НА ДУХА СВЯТОГО.

Мк., 14 зач., 3, 28–35: Сказал Господь: истинно говорю вам: будут прощены сынам человеческим все грехи и хуления, какими бы ни хулили; но кто будет хулить Духа Святаго, тому не будет прощения вовек, но подлежит он вечному осуждению… ибо кто будет исполнять волю Божию, тот Мне брат, и сестра, и матерь.

Почему же такое странное разделение? Почему Дух Святой отделён от Бога-Отца и Бога-Сына? Почему хула на них простится, а на Дух Святой – нет?

Ответ не так сложен, как кажется. Первые два лица Св.Троицы имеют имена, и хула на них – это хула на имена, именная, адресная. Проклиная имя, человек может иметь в виду что-то своё, нам непонятное. Если, например, человек орёт «Будь проклят Александр» — может быть, он не меня, а Александра Македонского имеет в виду? Зачем же тогда мне на него обижаться?

Дух Святой имени не имеет, и хула на него – это хула именно в духе, покривление в сердце и истине. Это не отпадение на словах, «в состоянии аффекта», а холодное и окончательное отпадение, молчаливое или пустословное. В нём часто нет никакой внешней, словесной хулы.

Ещё проще, техническим языком: речь идёт не о хуле словами, а когда сама жизнь человеческая, её образ и образ мыслей становятся хулой на Бога.

Самые страшные бесы-губители наших дней, расстрига Филарет и лжепатриарх Варфоломей, слуга сатанистов — на словах Христа не хулят, наоборот, славят. Вот только именем «Христос» они давно уже в сердце своём нарекли Антихриста…

В том, что выкрикнул иеросхимонах Роман (а потом повторил в аналогичном стихе) – кроется, может быть, не понятное ему самому (впавшему в бесовскую прелесть?), аналогичное укростамбульскому, отпадение от Бога Живаго.

Укростамбульская ересь славит «злого бога», бога-деспота, равнодушного к людям, презирающего людей и в условиях их быта, их жизни, равнодушного к любой несправедливости среди людей. Этот равнодушный «бог» гневается только тогда, когда вовремя не подносят в кумирню даров и жертв, когда не соблюдают формальные ритуалы. Этот «злой бог» любит богатых дарителей, пожирающих дома вдов и сирот, он бог порошенок и иуд-кравчуков.

«Бог» капитализма – идол. Это золотой телец, Мамона, замаскированные во внешние подобия человекообразных мессий.

Когда иеромонах Роман (Матюшин) проклинает «плен советский безбожный», то показывает, что ему форма важнее содержания. А вот режим кровавого Порошенко, режим воров, маньяков и словоблудов, оскверняющих иконы своими поцелуями – по виду совсем не безбожный: и что, это уже не плен вавилонский истинному христианину? Отсюда другая мысль: а ну как свергнутый большевиками мир был подобием порошенковскому? Тогда и ненависть к «храмам», ставшим вертепами разбойников, становится понятнее. И Христос гневался на «дом торговли», что уж о нас, грешных, говорить?

Нельзя считать себя христианином, если готов бездумно колотить лбом возле любой имитации богослужения, не задав вопроса: кто, для кого, с какой целью его проводит? И не прикинулись ли священниками ряженые бесы, как это очевидно с «украинской церковью», пагуба которой в сто раз страшнее «пагубы» большевизма, в богословие и теологию со не лезшего? И по-своему православных православию не переучивавшего?

Когда автор проклинает «доступные цены» — он что, славит цены людям недоступные? Или же предлагает наплевать на цены – мол, знай лбом в пол долбись, а люди вокруг пусть дохнут?

Откуда эта ненависть к «счастливому детству у моря», оно должно быть несчастливым и в подвале с наркоманами? В этом Роман видит Православие? Что за мрачное в отщепенчество – «…не прыгал, как все — человек покорил небеса!»? Вместо этого – «глядел, на бездонное звёздное небо, и скорбел, что когда-то навечно закрою глаза». Вообще-то так атеист глядит на небо, в чём и заключается главная трагедия атеиста. Для него небо «бездонное» (дурная бесконечность) и смерть перед ним постоянно маячит необратимой неизбежностью, наполняет его скорбью бессмысленности бытия…

Если у Романа «становился безбожной ордой православный народ» — то чем он сейчас становится? Из безбожной орды обратно православным народом? И каким же образом, хотелось бы узнать? Получением томосов для Киева?

Монах ненавидит свой народ: «Вы смотрели на стройки, а мы на развалины Храмов».  Но стройки, если они полезны народу, нужны и Богу. Все эти проклинаемые «Пятилетки и стройки для тела»: Получается, что правитель-садист, истязающий человеческое тело, ничего для его блага не делающий – молодец и благодетель?

Плевок в «отца-фронтовика», достойный украинствующих отморозков… плевок в оды «тяжкому игу»… Обвинение, что «советские православные» тужат о тяжких узах…

Становится понятнее, что оттолкнуло людей от Церкви сто лет назад. Люди приходили со своей болью, бедой, трупиками умерших в муках детей, люди приходили истощённые и в рубище – а им говорили: подите прочь, тут вам не столовка и не ночлежка, тут Богу служат, а не вам… Тут жертвы хотят, а не милости… И в итоге именно большевизм стал приютом изгнанников безблагодатного служения.

Его напускное и истерическое безбожие – ответ на гнусное, святотатственное камлание порошенко и филаретовцев вокруг разных томосов. Какое же может быть уважение к «храму», например «киевского патриархата»? Неужели кто-то считает, что с такого колокольню сбить – кощунство? Но тогда кощунство и у сатанистов расчленяемого младенца отобрать – они же тоже «богослужением» по своему обряду занимались!

Там, где лжецерковь, подобная филаретовской современной секте, губит тела и души людей, благословляя Зверя, служа Зверю, кидая святыню псам – там ответом будет презрение к «церковному».

Как репутация человека зависит от его поступков, так и репутация любой организации зависит от её дел.

Чем больше гнусных и очевидно-паскудных дел сделал на наших глазах человек или организация, тем меньше мы верим в их красивые имена. Имя суть звук пустой, диавол любит являться в виде ангела светла.

Не вывеска «храм» даёт зданию право называться храмом; наоборот, добрые дела дают зданию право повесить вывеску «храм». Это если не по лжи. А так-то бумага всё стерпит: всякий волк может назвать себя как захочет.

+++

Главное отличие христианина от идолопоклонника – в том, что христианин служит не камням, не деревянным статуям и не конкретным людям. Он служит Идее. Он идейный человек – а идолопоклонник безыдейный. Идолопоклоннику важнее не то, что стамбульский Варфоломей еретик и безбожник, а то, что он по должности патриарх: «жираф большой, ему видней».

Идолопоклонник не книгу читает, а обложку чтит. Он не понимает, что для Бога Истины важна не пудовая свеча, а единомышленники. Те, которые живут, как Бог сказал, а не пытаются задобрить «коррумпированные божество» подношениями хищников главному хищнику.

В этом смысле хула на Духа Святого – это надругательство над добродетелью, поношение добродетели. Причём не на словах (слова есть условные знаки), а в духе и в сердце. Именно с этим сталкивается земное служение Христа: он исцелил человека, а ему говорят, что не по ритуалу, нельзя в субботу добро творить…

На такое хуление добродетели, якобы «неуставной», Христос говорит (Лк., 14 зач., 4, 22–30): «Поистине говорю вам: много вдов было в Израиле во дни Илии, когда заключено было небо три года и шесть месяцев, так что сделался большой голод по всей земле; и ни к одной из них не был послан Илия, а только ко вдове в Сарепту Сидонскую. Много также было прокаженных в Израиле при пророке Елисее; и ни один из них не очистился, кроме Немана Сириянина. Услышав это, все в синагоге исполнились ярости. И, встав, выгнали Его вон из города и повели на вершину горы, чтобы свергнуть Его; но Он, пройдя посреди них, удалился».

Почему они так взбесились? Да потому что фарисействующим и саддукействующим было указано, что добродетельный иноверец ценится Богом выше, чем злодействующий «богослужитель»: принятый в дом Бога слугой, но ставший там вором.

Нет ничего хуже для христианина, чем «соблазнить малых сих» — осуждая живую добродетель в пользу злодейства, более соответствующего ритуальности. Например, запретить исцелять по субботам, ибо ложно понятому канону не соответствует…

+++

Из воспоминаний св. Луки (Войно-Ясенецкого) мы знаем, что святой оспаривал у коммунистов только одно: безбожие. Во всём остальном соглашался быть «членом их партии». Это и естественно для христианина.

Святитель Иоанн Шанхайский и Сан-Францисский, дворянин и эмигрант, нашёл в себе силы понять революцию так, как положено православному человеку:

«В эмиграции потом я встречался со многими лицами как дореволюционной, так и февральской России…. я замечал с горечью, не все принимали на себя нравственную ответственность за все происшедшее, и еще реже доходили до сознания своей вины перед Богом и пред своим народом».
А в его же «Поэме о русской любви» есть такое признание:
«Мы все грешили в старые года
Сословною корыстью, равнодушьем
К простым, живущим в этом мире душам.
Мы помогали братьям не всегда!
И вот стекла дворянская вода,
Изъездив облака, моря и сушу,
Я понимаю, что случилось тут, —
Благословен великий Божий Суд.»

То, что для св. Иоанна Шанхайского, прославленного общецерковно Архиерейским Собором как «святитель Иоанн Шанхайский и Сан-Францисский чудотворец» — «благословенный великий Божий Суд», для иеросхимонаха Романа – «плен вавилонский».

И это не просто игра слов, не просто дело вкусов, о которых не спорят. Это два принципиально разных отношения к самым фундаментальным вопросам земного бытия.

Если церковь не будет с народом – то и народ не будет с церковью.

Почему?

Потому что Бог в Православии обретается личной добродетелью. Его нельзя подкупить богатыми подношениями, нельзя монополизировать, нельзя заключить, как Хоттабыча, в лампу. Его нельзя приватизировать – как пытаются сделать с Богом украинствующие приватизаторы.

Пока ты делаешь, что Бог велит – ты с Богом. Отошёл от заветов – потерял Бога. Это касается любого: хоть колхозника, хоть «вселенского патриарха». Перед Богом все равны, и безблагодатность болезнью поражает любой сан, как любой чин поражаем вирусом гриппа. Разве вирус умеет отличить, генерал перед ним или рядовой, митрополит или мирянин?

Безблагодатность рождается от неправды, кем бы неправда не была сотворена. Лживость отнимает благодать, не взирая ни на прежние заслуги, ни на земные регалии.

+++

Ужас ереси «антисоветского православия» в том, что Бога кощунственно стараются заставить служить ворам и прикрывать воров. И кто? Его же служители!

Они приходят к ворам и хищникам, предлагая превратить дом Бога в скупку краденого. Они предлагают ворам и хищникам, пожирателям вдов и сирот, свои магические услуги, чтобы покрывать и усиливать магией, приворотом, колдовским волхованием чёрные деяния воров и хищников!

А за такое у Бога знаете, что полагается? Не буду говорить – сами знаете. И не лгите, что не знаете: «ты — учитель Израилев, и этого ли не знаешь?»[1].

Многие лукавцы пытались перекроить смыслы жизни из Евангелия – ни у кого не получилось. Образ жизни праведника там описан настолько однозначно, что тень на плетень навести не получается даже у опытных словоблудов. Хоть и не люблю я прибегать в примерах к «клубничке» — но задайтесь простым, второстепенным вопросом:

-Если царская Россия была православной, а СССР безбожным – почему в царской России официально существовали бордели, проституция, а в СССР это строжайше было запрещено?

Я не считаю этот вопрос главным, я терпим к «грехам слабости человеческой», я считаю, что куда важнее иное: чтобы царь-отец нации не давал детям своим камня взамен просимого ими хлеба[2]. Царь, дающий «малым сим» в «соблазнение» змею вместо рыбы, скорпиона вместо яйца – отпадает от благодати. Хоть и не хлебом единым жив человек – начинается-то всё с хлеба! Лукавец и проходимец одни и могут говорить о том, что после хлеба, сперва хлеба не предоставив.

Но и с борделями, с «билетами», выдаваемыми проституткам госслужащими (городовыми) тоже интересный вопрос. И царская, и ельцинская России крестами обвешались до пупа и ниже, а бордели на каждом углу. СССР – безбожный (якобы[3]) – а борделей нет. Как так получается? Кто исполнил волю Отца Небесного, а кто над ней надругался (отягощая своё кощунство обвешиванием себя религиозными символами)?

+++

Не один, пребывающий в прелести у «ангела светла», Роман, но и все «антисоветские православные» постоянно жалуются, что СССР мешал им веровать, запрещал им веровать. Очень прискорбно, что эти люди полагают начала веры не в себе самих, а где-то на стороне, нуждаясь в разрешениях земных начальств.

Между тем земные начальства не уполномочены ни разрешать, ни запрещать веровать. Их запрещения для благодати внутреннего царствия Небесного[4] так же мало значат, как и их разрешения, и их поощрения. Запрещения земных начальств укрепляют веру в тех, внутри кого она живёт, поощрения же «за веру» вовлекают в её круг проходимцев, искателей поживы, склонных к корыстному волхованию[5] и магизму.

Человек, знающий Истину умом и сердцем – не спрашивает ни у кого ни разрешений, ни запрещений для Истины. Он умеет отличать добро от зла собственными силами, и подобен судье, которому нужна дополнительная информация о деле, но не готовый вердикт.

Школьник учится математике у педагога, но если педагог станет мухлевать с цифрами, то ученик обличит педагога на основании законов исчисления, от этого самого педагога и полученных. Ибо педагог учит первоклашку не своему, а вечному. И если педагог станет лгать – он не новую математику создаст, а лишь свой авторитет знатока математики погубит. И может быть облечён во лжи любым школьником — если школьник будет считать по закону, а лжеучитель — закону вопреки.

Точно так же и в религии – только ещё жёстче. Не может стамбульский Варфоломей, кем бы не называем был от людей, создать «нового Православия»: оно одно.

Можно быть с ним, можно извергнутся, но нового не сотворить: то не человеческих рук дело, но Божьего промысла.

На способности человека самостоятельно, без подсказки отделять добро от зла – строится психическая вменяемость (говорю уже как социопатолог).

Для того и учит человек математику по учебнику – чтобы не быть зависимым от ответов-подсказок в конце учебника. Оттого и наставляем человек в принятом вероучении – чтобы быть в суждениях независимым от любых волков в овечьих шкурах[6].

Не всё то золото, что блестит. Не всяк священник или патриарх – если зовёт себя священником или патриархом. Нельзя верить наружности – лишь «по плодам их узнаете их».

+++

Что из этого вытекает? Нельзя в настоящем христианстве заменить активную борьбу со злом комфортом личной неприкосновенности. Если лично вам никто не мешает молиться, строить часовню, соблюдать посты – это вовсе не значит, что вы в раю.

Ибо если зло царит вокруг вас, а вас не касается, и вы его не замечаете – вы в бесовской прелести ложного самосвятства[7].

Христианство обретается в подвиге самоотречения, а не в комфорте незапрещённости ритуального служения. Самые страшные злодеи на свете мечтали и мечтают запереть христианство в резервацию теплохладной веротерпимости (толерантности):

-Вы там молитесь по своему, а мы тут будем злодействовать по своему, и никто никому не мешает

Ибо для гонений нужна вера, а для теплохладности (толератности) – хватит и одного цинизма. Что злодею до ваших молитв? Наплевать ему, как вы молитесь – лишь бы ему не мешали…

Следовательно, самодостаточность храма есть язычество. Это самое обычное и заурядное идолопоклонство.

Если храм отделён от жизни, является не символом-напоминанием о жизни во Христе, а существует сам по себе – он превращается в языческую кумирню идолопоклонников.

Если не понимать этого – тогда придётся охать и рыдать на руинах любых храмов, потому что любой храм, даже такой, в котором детей сжигали и резали ритуальным способом – для КОГО-ТО представляется «святым». Не кажись карфагенский молох кому-то священным – кто бы приходил поклоняться ему?

В конфликте «советских православных» и «несоветских православных», сосредоточенно сводящих счёты с историей, с собственными отцами и дедами, устроив судилище на родных могилах – забывают главное.

Я скажу это, и жирным шрифтом выделю: христианин не может не сочувствовать базовым идеям советизма и коммунизма.

Если христианин не сочувствует делу построения справедливого общества, то он попросту не христианин, что бы он о себе не думал.

Он потерял смысл своей веры и своего служения, потерял высший пафос евангельского учения, создавшего и мечту о коммунизме (иначе откуда бы она взялась?), и первые апостольские «колхозы», и монастыри с коммунистическим укладом жизни.

О вкусах не спорят: но здесь речь идёт вовсе не о вкусах, не об эстетической стороне, а о самой глубинной сути. Враждебное делу коммунизма христианство теряет свой смысл. Ведь вера без дел мертва!

Если идолопоклонник равнодушен к тому, как живёт ближний, безразличен к самым жгучим несправедливостям – то в чём тогда проявляется его добротолюбие? В радениях? Так и сектантов, и у разных шаманов радения бывают многочасовые, истерические, истошные, доходящие до исступления.

И все шаманы орут «Господи!» «Господи!» — проблема не в том, что они не любят Бога. Они просто не знают Бога, и любят не то, что есть Бог.

Но любят порой так искренне, что готовы идти на смерть. Мало ли в истории жертвенных пустосвятов?

Вся суть христианского учения в том, что идолопоклонничество, мертвая схема поклонения вместо живой человеческой совести – к Богу не приближают. И дело не в их неистовости, порой чрезвычайной, а в том, что это неправильное направление.

Если ты едешь не в ту сторону, то чем быстрее едешь, тем дальше от цели. Если ты веруешь неправильно, то чем фанатичнее веруешь, тем дальше в итоге от Бога.

Не бывает протезов души. Нельзя внутреннее обожение человека заменить камнями, досками, позолотой и всей прочей утварью, цель которой – служить Богу, а не господствовать над Богом (его Идеей), не заключать его в себе, как узника заключают в темницу.

Храм – не господин для Бога. Храм – его слуга.

И всякий, кто духовно не слеп, скажет, что Добротолюбие выше камня, и если из храма уйдёт благодать[8] – никакие красоты интерьеров не заменят её кафедральным величием. Самая маленькая, скудная часовенка в глухом лесу может быть выше громадных соборов-мертвецов – если в ней обретается святой.

Что ты предпочтёшь: золотую чашу жизни младенца или жизнь младенца золотой чаше?

В ответе на этот вопрос и заключён вопрос, кто ты: божий или идолопоклонник.

Будь чаша массивна, хоть сто раз святой и сто раз древней – нельзя предпочесть её жизни ребёнка. Кто этого в христианстве не понял – тот ничего не понял в том, что христианство говорит о фарисеях.

Выбор между человеческой жизнью и любым неодушевлённым предметом для христианина настолько прост и очевиден, что не оставляет никаких двоякостей.

Ради помощи человеку в недуге Христос отставляет веками освящённый закон субботы, ключевой для храмовников-идолопоклонников. Ради Духа Моисей низвергает кумирни, возведённые его соплеменниками. Ради людей Давид ел в храме хлебы предложения[9]. Потому что Бог милости хочет, а не жертвы!

+++

Обсуждение ошибок и перегибов советского периода истории цивилизации (на сегодня высшего её пика – не утверждают, что так будет всегда, но пока это так) – необходимо и важно.

Но осуждение высшего пика подъёма цивилизации (человечности) как «чёрной дыры» — помещает нас в зазеркалье.

Православному в этом зазеркалье делать нечего: в нём все знаки переставлены, дурное преподносится благом, а благо – чёрным пороком.

Всё, что человеческой морали омерзительно – от стяжательства, сребролюбия, эгоизма – до содомии и скотоложества, в этом зазеркалье антисоветизма превозносится как превосходное.

Всё, что человеческой морали (существующей много тысяч лет) соответствует – в этом зазеркалье преподносится как «предрассудки», «комплексы», «зомбированность», «ватность» и т.п.

А раз так – то «блажен муж, иже не иде на совет нечестивых, и на пути грешных не ста, и на седалищи губителей не седе…».


[1] Евангелие от Иоанна 3:10.

[2] «Какой из вас отец, когда сын попросит у него хлеба, подаст ему камень? или, когда попросит рыбы, подаст ему змею вместо рыбы? Или, если попросит яйца, подаст ему скорпиона?» ( От Матфея святое благовествование, глава 7).

[3] «У одного человека было два сына; и он, подойдя к первому, сказал: сын! пойди сегодня работай в винограднике моем. Но он сказал в ответ: не хочу; а после, раскаявшись, пошел. И подойдя к другому, он сказал то же. Этот сказал в ответ: иду, государь, и не пошел. Который из двух исполнил волю отца? Говорят Ему: первый. Иисус говорит им: истинно говорю вам, что мытари и блудницы вперед вас идут в Царство Божие, ибо пришел к вам Иоанн путём праведности, и вы не поверили ему, а мытари и блудницы поверили ему; вы же, и видев это, не раскаялись после, чтобы поверить ему» (Мф. 21:28-32). Здесь же открытым текстом про лукавых «верующих», поддакивающих Отцу, но пытающихся его обмануть на деле, и большевиках – повздоривших с Отцом на словах, но сделавших так, как Отец учил.

[4] Царствие Божие внутрь вас есть» (Лук. 17:20-21). Царство Божие в человеке есть пребывание Бога внутри любящего Его человека: «кто любит Меня, тот соблюдет слово Мое; и Отец Мой возлюбит его, и Мы придем к нему и обитель у него сотворим» (Ин. 14:23,24)

[5] В книге Деяний Апостолов (Деян. 8:9—24) рассказывается, что диакон Филипп, успешно проповедуя Евангелие в Самарии, крестил там, между прочим, и одного волхва, Симона, считавшего себя «чем-то великим», творившего всякие чудеса и имевшего многих последователей, которые видели в нём явление «великой силы Божией». Из Иерусалима прибыли апостолы Пётр и Иоанн, чтобы посредством возложения рук низвести Духа Святого на крещёных. Симон Волхв, увидев, что апостолы имеют дар с помощью возложения рук подавать Святого Духа, решил приобрести власть, которую имеют апостолы. Для этого он предложил денег апостолам за сообщение ему их дара и был строго обличён и отвергнут апостолом Петром. Симон смиренно принял обличение и попросил апостолов помолиться за него (Деян. 8:24). В дальнейшем покупка и продажа священства получит название симония — по имени Симона Волхва, который первым пытался купить благодатный дар священства у апостолов.

[6] Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные (Мф. 7:15). В своих «Толкованиях» на Мф. 7:15 Свт. Иоанн Златоуст пишет: «Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные… Вот, кроме псов и свиней, другой род наветов и коварства, гораздо опаснее первого: те, по крайней мере, известны и явны, а эти – скрытны. Потому и Спаситель тех повелел только удаляться, а этих еще внимательно рассматривать, так как невозможно узнать их с первого взгляда. Потому и сказал: берегитесь, внушая тем большую тщательность в их распознавании.

[7] Тем, кто был уверен в собственной праведности и с презрением смотрел на других, Иисус рассказал такую притчу:

– Два человека пришли во двор храма помолиться. Один из них был фарисей, а другой – сборщик налогов.

Фарисей, встав, молился о себе так: «Боже, благодарю Тебя, что я не такой, как другие люди: воры, мошенники, неверные супруги или как этот сборщик налогов.

Я пощусь два раза в неделю и даю десятину со всякого дохода».

А сборщик налогов, стоя вдали, не смел даже глаз к небу поднять, но бил себя в грудь и говорил: «Боже, будь милостив ко мне, грешнику».

Говорю вам, что именно этот человек пошел домой оправданным перед Богом, а не первый. Потому что каждый, возвышающий себя, будет унижен, а каждый принижающий себя будет возвышен. (Лк. 18:9-14)

[8] Ин., 7-е зач., 2: 12–22. … Иисус пришел в Иерусалим и нашел, что в храме продавали волов, овец и голубей, и сидели меновщики денег. И, сделав бич из веревок, выгнал из храма всех, также и овец и волов; и деньги у меновщиков рассыпал, а столы их опрокинул. И сказал продающим голубей: возьмите это отсюда и дома Отца Моего не делайте домом торговли. При сем ученики Его вспомнили, что написано: ревность по доме Твоем снедает Меня. На это Иудеи сказали: каким знамением докажешь Ты нам, что имеешь власть так поступать? Иисус сказал им в ответ: разрушьте храм сей, и Я в три дня воздвигну его. На это сказали Иудеи: сей храм строился сорок шесть лет, и Ты в три дня воздвигнешь его? А Он говорил о храме тела Своего. Когда же воскрес Он из мертвых, то ученики Его вспомнили, что Он говорил это, и поверили Писанию и слову, которое сказал Иисус.

[9] Мф., 44 зач., 12, 1–8 : В то время проходил Иисус в субботу засеянными полями; ученики же Его взалкали и начали срывать колосья и есть. Фарисеи, увидев это, сказали Ему: вот, ученики Твои делают, чего не должно делать в субботу. Он же сказал им: разве вы не читали, что сделал Давид, когда взалкал сам и бывшие с ним? Как он вошел в дом Божий и ел хлебы предложения, которых не должно было есть ни ему, ни бывшим с ним, а только одним священникам? Или не читали ли вы в законе, что в субботы священники в храме нарушают субботу, однако невиновны? Но говорю вам, что здесь Тот, Кто больше храма ;если бы вы знали, что значит: милости хочу, а не жертвы, то не осудили бы невиновных, ибо Сын Человеческий есть господин и субботы.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора