Кировские десоветизаторы: ударим собственной глупостью по истории

ИА Красная Весна 24.12.2018 17:11 | Политика 43
Сергей Миронович Киров
Скопина Ольга © ИА Красная Весна
После того, как «Суть времени» в 2011 году остановила принятие российского закона о декоммунизации, люди, ненавидящие советскую историю, не могут опереться на всю мощь государственной машины и развернуться в полную силу. Они вынуждены действовать гораздо более скромно, чем их бандеровские собратья.

Со времен перестройки и распада СССР наша страна существует с расщепленным сознанием. Особенно наглядно это проявляется в действиях представителей официальной власти. Наши политики справедливо осуждают десоветизацию на территории бывших республик СССР и бывших стран социалистического лагеря, так как вполне обоснованно видят в таких атаках опасность для современной России. Но при этом внутри нашей страны та же самая десоветизация не вызывает никаких возражений. Наоборот, воспринимается как нечто вполне естественное и даже необходимое. Например, министр иностранных дел Сергей Лавров осуждает войну с советскими памятниками в Европе, но при этом сам призывает избавиться от советского названия города Ногинск в Московской области.

На бандеровской Украине власти избавили себя от такого двусмысленного положения. Там принят закон о декоммунизации и поэтому местные нацисты теперь тотально искореняют всякую память о Советском Союзе, сносят памятники, переименовывают города и улицы. В нашей стране идет тот же самый процесс, но после того, как «Суть времени» в 2011 году остановила принятие российского закона о декоммунизации, люди, ненавидящие советскую историю, не могут опереться на всю мощь государственной машины и развернуться в полную силу. Они вынуждены действовать гораздо более скромно, чем их бандеровские собратья.

Примером такой настойчивой работы служит не только ужеупомянутый Ногинск, но и недавнее переименование площадиЛенина в Ульяновске, попытки переименовать улицы в Гатчине (Ленинградская область), а также постоянно возникающие предложения о переименовании города Киров в Вятку.

Недавно антисоветчики из Кирова разродились очередной атакой на историю своего родного города. Общественная организация по возвращению дореволюционного имени городу Киров, именующаяся «Возрождение Вятки», на днях опубликовала, по ее мнению, сенсационный документ. Это телеграмма из Вятского горкома партии в Ленинградский обком партии. Приведенная телеграмма якобы документально подтверждает, что ни вятчане, ни горком партии не просили переименовывать Вятку в честь Сергея Мироновича Кирова, который был убит 1 декабря 1934 года. В связи с этим общественники делают вывод, что городу непременно надо вернуть дореволюционное название.

Но стоит повнимательнее изучить и сам документ, и то, что пишут о нем «возрожденцы». «Это архивная копия телеграммы Вятского Горкома Партии с траурной демонстрации в Ленинградский обком партии от 2 декабря 1934 года», — анонсировали свою находку общественники.

Тут придется огорчить переименователей, так как о существовании этой телеграммы всем давно известно, ведь она была опубликована на следующий день после отправки, то есть 3 декабря 1934 года в газете «Вятская правда» № 277. Подшивка этой газеты бережно хранится в городе Кирове в областной библиотеке имени А. И. Герцена. С этими материалами может ознакомиться любой желающий.

Черновик телеграммы от «Возрождения Вятки» и оригинальный текст телеграммы из газеты «Вятская правда» от 3 декабря 1934г.

Черновик телеграммы от «Возрождения Вятки» и оригинальный текст телеграммы из газеты «Вятская правда» от 3 декабря 1934г.

Нерадостная весть для «Возрождения Вятки» заключается в том, что они публикуют копию вовсе не телеграммы, а ее черновика. Это видно из того, что на документе внесены рукописные правки. Оригинальный же текст, исправленный, мы можем прочесть в упомянутом номере газеты «Вятская правда»: «Сорок тысяч большевиков, пролетариев и трудящихся Вятки, собравшихся сегодня на траурную демонстрацию, вместе с вами, дорогие ленинградцы, вместе со всей партией и страной скорбят по тяжелой, ничем невознаградимой утрате С. М. Кирова, любимого нами, всей партией и страной, бесстрашного революционера — выдающегося руководителя партии, павшего от руки убийцы, подосланного врагами рабочего класса».

Далее в этой телеграмме партийное руководство Вятки рассказывает ленинградским коллегам по партии о том, как вятский пролетариат ответил на смерть С. М. Кирова. Цитируем публикацию «Вятской правды»: «Пролетариат Вятки на беспримерную утрату отвечает передачей лучших рабочих-ударников в ряды сочувствующих, созданием ударных бригад, новых колхозов имени тов. Сергея Мироновича Кирова, созданием фонда на постройку мощного самолета имени Кирова. Рабочие крупнейшего в городе предприятия „Политехоборудование“ ходатайствуют присвоить заводу имя любимого большевистского руководителя Кирова».

Переименователи из «Возрождения Вятки», приведя эту же цитату с ответами вятчан из приведенной ими телеграммы, делают следующий вывод: «И все. Даже руководители Вятского Горкома Партии не обращались с просьбой переименовать город в честь Кирова. А уж тем более жители Вятки, впервые услышавшие о С. М. Кирове на митинге, никак не могли об этом просить».

Прочитав такой вывод, становится просто неудобно за наших интеллектуалов-переименователей, у которых хватило ума не только выдумать подобную глупость, но и опубликовать ее.

Во-первых, руководители Вятского горкома партии в приведенной телеграмме вообще никого ни о чем не просили. Они просто написали, что рабочие Вятки скорбят вместе со всей страной, а понесенная утрата мобилизует их на ударный труд. Также вятчане сообщают (а не просят разрешения) о том, что они назовут именем Киров самолет, завод и колхозы.

Во-вторых, Вятский горком в принципе не мог просить у Ленинградского обкома разрешение на переименование города. С такой просьбой нужно обращаться не в другую региональную партийную организацию, а в высшие органы партийной и государственной власти, каковыми в то время были Центральный комитет (ЦК) партии и Центральный исполнительный комитет (ЦИК) СССР.

Всем известно, что телеграмма с ходатайством вятчан о переименовании Вятки в честь С. М. Кирова действительно была послана, но не второго декабря, а пятого, и не в Ленинградский обком, а куда следовало, то есть в ЦК партии и ЦИК СССР, которые располагались в Москве.

5 декабря 1934 года Горком партии отправил в Москву ходатайство. «Кировская правда» 8 декабря 1934г.

5 декабря 1934 года Горком партии отправил в Москву ходатайство. «Кировская правда» 8 декабря 1934г.

Но, конечно, если «Возрождению Вятки» очень хочется, то пусть они попробуют сами применить на практике описанную ими схему переименования города. Пусть попросят Кировский горком партии «Единая Россия» послать телеграмму с просьбой о переименовании Кирова в Санкт-Петербургское региональное отделение одноименной партии. Может быть, это как-то поможет реализовать их мечту?

В-третьих, почему вообще «возрожденцы» так возмущаются, что коммунисты якобы переименовали город вопреки мнению горожан? Притом что сами любители Вятки неоднократнозаявляли о том, что не нужно принимать во внимание мнение кировчан, которые не хотят переименования. Завятичи, совершенно не стесняясь, публично мечтают о том, чтобы власть волевым решением взяла и переименовала город наперекор мнению подавляющего большинства жителей.

В-четвертых, просто смешно говорить о том, что жители Вятки якобы впервые узнали о существовании С. М. Кирова на траурном митинге.

Многочисленные отклики отдельных горожан и рабочих коллективов, опубликованные в нескольких номерах газеты, показывают, что вятчане восприняли смерть Кирова как личную утрату. Погиб дорогой им человек.

Приведу несколько цитат. «В сердцах рабочего коллектива машиностроительного завода убийство дорогого вождя вызывает острую боль и великий гнев».

А вот пролетарии шубоовчинного завода: «Пуля врага вырвала из наших рядов железного большевика… — товарища Кирова. Эта пуля причинила огромную боль всем трудящимся нашей великой страны».

Начальник вагонного цеха машзавода на смерть Кирова писал:«…было очень трудно перебороть себя, удержать слезы».

Даже пионеры прислали в газету свой ответ: «Весть о гибели Сергея Мироновича поразила наши сердца».

Рабочие, колхозники, служащие, учащиеся и даже простые домохозяйки выступали со скорбными речами. Некоторые люди выражали свои чувства в стихах. Например, студент 2-го курса пединститута Виталий Воробьёв писал:

Литейцы приняли

Несколько фраз,

Тяжелая весть

Сообщается нам:

… «КИРОВ убит!»

……

Слезы у глаз

И скорбь наполняет

Наши сердца.

Минуты тревог,

Озабочены лица.

Врезалось в память

Несколько слов:

«Пулей предательской

Подлый убийца

Вырвал вождя

Из наших рядов»…

Но паники нет

В трудовом народе.

Все мы за партией

Твердо идем:

В вузе, в колхозе

И на заводе

По-кировски дело

Свое поведем.

Ну и, в-пятых, «Вятская правда», ставшая 8 декабря «Кировской правдой», привела просьбы и ходатайства вятчан только тогда, когда из ЦИК СССР пришло одобрение этой инициативы. Эти ходатайства были опубликованы в номере от 6 декабря, то есть на следующий день после одобрения советского правительства. И, к сожалению, ни одно обращение в газете не было датировано, что дает нынешним антисоветчикам повод для спекуляций. Полагаем, что просьбы вятчан о переименовании города не публиковались раньше одобрения центральной властью только потому, что не было уверенности в том, что ЦИК СССР одобрит эту инициативу Вятки. Но в данном вопросе, как говорится, народ и партия были едины.

О том, что горожане сразу после извещения о гибели Сергея Мироновича предложили переименовать Вятку в его честь,достоверно известно из публикации в «Кировской правде», которая вышла через 54 года после описанных событий. Статья «Мы помним суровое время» написана в 1989 году. Один из авторов публикации — Зоя Васильевна Подавалова, историк-архивист, заслуженный работник культуры. Вся ее трудовая жизнь связана с Государственным архивом Кировской области, где она сначала работала научным сотрудником, а с 1961 по1988 гг. — директором.

Среди многочисленных отзывов вятчан о гибели Кирова, а также просьб о переименовании Вятки, которые приведены в этой статье, упомянуты несколько обращений, имеющих точную дату. Одно из них показывает, что идея о переименовании города возникла среди рабочих в тот же день, когда в городе узнали о смерти Кирова: «2 декабря 1934 года рабочие, ИТР и служащие Вятского кирпичного завода, собравшись на цеховые собрания, приняли постановление: „Попросить горком ВКП (б) и горсовет города Вятки об обращении в ЦК ВКП (б) и ЦИК СССР о переименовании города Вятки в город имени тов. Кирова, как земляка-уроженца бывшей Вятской губернии“».

Кроме этого 4 декабря работники Вятского зооветинститута обратились в горком с аналогичной просьбой.

Общественники из «Возрождения Вятки» заканчивают презентацию этой «сенсационной» телеграммы следующими словами: «Много в стране и нашем областном центре создано в память о С. М. Кирове. Но древнему нашему городу давно пора вернуть свое историческое и единственное в мире имя — Вятка!»

Десоветизаторы этой телеграммой попытались еще раз доказать, что название Киров неисторично, потому что город получил название якобы вопреки мнению горожан (хотя факты разбивают эти утверждения). Но при этом они почему то считают историческим название Вятка, про которое известно, что оно появилось не в результате народного волеизъявления (переименователи этого и не отрицают). Город Хлынов в 1780 году был переименован в Вятку указом императрицы Екатерины II.

С уникальностью названия «Вятка» тоже не все так гладко, как утверждают переименователи. На карте России есть около десяти сел, поселков и деревень с названием Вятка, а также несколько рек и даже одно озеро с одноименным названием.

Общественная организация «Возрождение Вятки» постояннозаявляет о том, что они занимаются «просвещением» недалеких кировчан, которые в силу своего невежества не желают менять имя родного города. О качестве такого «просвещения» красноречиво говорит публикация переименователей, которая была разобрана в этой статье.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю