Коррупция и колонизация

Алексей Калмыков 9.12.2018 1:40 | Политика 60

Уже как-то писал об этом явлении («Краткая ретроспектива коррупционных схем»«О коррупции или Как в сказке»), сейчас же решил уделить внимание одному из его аспектов.

Дело в том, что коррупция, традиционно, является одним из эффективнейших механизмов колонизации (особенно, в рамках неоколониализма). Для ее обеспечения, представители метрополий (крупного капитала, т.е. глобальные экономические и политические элиты), создают в колониях (и в странах-жертвах, которые предполагается превратить в колонии) определенные условия. Это целый комплекс неочевидных факторов, каждый раз как бы случайно возникающих практически в каждой новой колонии. Основные из них:

1. Система законов, должна быть снисходительна к крупным ворам и мошенникам. Доказывать их преступления должно быть сложно и долго, наказания — не слишком обременительные (условные и/или в виде штрафов), а сбежать за границу (при наличии денег) должно быть легко и приятно.

2. Создается эффективная экономическая система, которая позволяет с минимальными потерями вывозить нужные крупному капиталу товары, не тратясь на местные налоги (по минимуму), а всю полученную национальными паразитами прибыль (сразу же номинированную в собственной валюте крупного капитала), беспрепятственно вывозить на родину крупного капитала (SWIFT, оффшоры и т.д). Т.е. крупному капиталу, все сырье добытое в колониях, достается практически бесплатно, за вычетом налогов, пошлин (часто, символических) и части прибыли, потраченной на сладкую жизнь и роскошь местных колониальных нуворишей (остальная часть прибыли «вкладывается» ими в разные фиктивные товары (банковские вклады, акции и т.д.), т.е. омертвляется и никогда уже не может быть использована по назначению).

3. Должно создаваться впечатление, что накопленные местными паразитами капиталы находятся в безопасности, а «выдачи с Дону» (т.е. из метрополий) нет. По-факту, это не так, но хитрым колонизаторам (глобальным элитам) нужное впечатление удается создавать всегда (тем более, у наивных колониальных элит, изначально сформированных из отборных идиотов и подонков, которые затем стремительно, день ото дня, растляются легкими деньгами и властью). Даже когда начинаются откровенные конфискации, то они проводятся по-тихому, без шума и пыли, и представляются, как единичные и заслуженные экспроприации у явных жуликов и негодяев (хотя, среди колониальных элит, других не бывает, но они сами о себе этого никогда не понимают:).

4. При этом, развитая фиктивная демократия, характерная для любого буржуазного государства, создает убедительное впечатление, что все эти безобразия творятся с полного согласия и одобрения, и даже при активной поддержке, самого ограбленного населения. И, вся вина, за преступления местных паразитов (созданных и взращенных усилиями неоколонизаторов), ненавязчиво перекладывается на страну-колонию и весь, населяющий ее, народ (который не только оказывается «сам виноват» в своем собственном ограблении, но и лицемерно призывается «мировым сообеществом» (т.ю. колонизаторами) к ответу за все преступления, совершенные его непосредственными угнетателями и грабителями).

Кстати, при манипуляциях вокруг коррупции, часто используется метод смешения понятий, т.е. когда одним словом объединяются несколько принципиально разных явлений, и тяжкие преступления, и мелкие проступки, косвенно как бы оправдывая, таким образом, самые тяжкие преступления, и усугубляя до абсурда наказание за самые мелкие нарушения.

Как-то читал, что еще недавно, на Руси, использовали для коррупции два разных понятия (оба встречаются во многих старинных произведениях русской литературы, но уже практически никем правильно не понимаются), это мздоимство и лихоимство. Традиционно, под мздоимством понималось незаконное (но весьма скромное) вознаграждение чиновника за законное исполнение своих служебных обязанностей (за доброжелательность и за своевременность), своего рода «чаевые», а под лихоимством — воровство и/или нарушение служебных обязанностей за деньги (как правило, большие деньги). Первое — не поощрялось и, время от времени, наказывалось (но не слишком строго), а второе — беспощадно каралось везде и всегда (кроме как сейчас). В наши же дни, понятие коррупции безумно расширилось и в него включают не только почти невинное мздоимство, но и злодейское казнокрадство (и любое крупное воровство вообще). Причем, карают за них одинаково сурово, что для мздоимства чересчур бесчеловечно и жестоко, а для казнокрадства — невероятный, фантастический гуманизм. В результате, главными коррупционерами у нас в стране стали «врачи и учителя». Таким образом, мелкая «коррупция» (и зверство в отношении мелких коррупционеров) используется для оправдания (и практически легитимизации, в глазах населения) серьезнейших преступлений представителей господствующего класса против собственной страны и народа.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора