Ливия. Пленный лётчик

Эль Мюрид 8.05.2019 17:31 | Общество 180

«СОЮЗ НАРОДНОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ»

Вчера в Ливии террористические формирования Хафтара сбили самолет террористических формирований, воюющих на стороне формального правительства Ливии, сформированного из террористов движения «братья-мусульмане». Пилот сбитого самолета — наемник из Португалии. Самолет вылетел из аэродрома на территории анклава террористов в Мисурате. Любопытно, что за Хафтара в основном воюют наемники-террористы, собранные по всему Ближнему Востоку.

В реальности в Ливии идет даже не гражданская война, хотя по всем формальным признакам ее можно отнести к таковой, так что элементы гражданской все-таки наличествуют. Фактически же Ливия стала полем сразу нескольких битв, где разнородные субъекты ситуативно союзничают и враждуют друг с другом.

В основе конфликта — война между Саудовской Аравией и Катаром, отголосок событий 11-13 годов, когда Катар сумел вначале создать собственную мощную систему контроля над ключевым инфраструктурным объектом региона — Суэцким каналом. Власть в Египте была захвачена прокатарскими братьями-мусульманами, они же стали основой ливийской антикаддафистской коалиции. В Сирии прокатарские группировки, а также Исламское государство* (оно стоит особняком в этой войне, но в целом имело ряд вполне союзнических с Катаром интересов) успешно теснили просаудовских террористов.

В 13 году всё изменилось. В Египте произошел военный переворот, и из страны были изгнаны братья-мусульмане. Кто не успел — тот был арестован, схвачен или убит. Что, кстати, не помешало Катару быстро отреагировать и оставить за собой Синай, откуда боевики, кормящиеся из рук Катара и одновременно присягнувшие Исламскому государству*, до сих пор продолжают наносить ощутимые удары по просаудовскому режиму Аль-Сиси. Наиболее успешной стала операция по уничтожению российского самолета «Когалымавиа», что вынудило Кремль прекратить туристическое сообщение с Египтом и нанесло последнему тяжелейший экономический ущерб.

В Сирии прокатарские группировки постепенно были выбиты, но их остатки сумели перейти на сторону Турции — союзника Катара в этой сложной региональной игре-войне. Турки при этом фактически додавили саудовских прокси, причем во многом по договоренности с Асадом (читай Тегераном). Кульминацией поражения Саудовской Аравии в Сирии стала история борьбы за Алеппо, где просаудовские боевики Ан-Нусры* и союзничающих с ними про-турецких группировок почти сумели разгромить сирийско-иранских наемников, но в решающий момент турки просто продали Алеппо Ирану в обмен на право проведения «Щита Евфрата». Предательство произошло в лучших ближневосточных традициях — в момент решающего штурма союзники Ан-Нусры* по команде из Турции объявили нейтралитет и оставили Нусру* один-на-один с противником. Победа, почти достигнутая в Алеппо, обернулась для саудовских прокси тяжелейшим поражением, от которого они так и не оправились.

К концу 16 года счет в войне Саудовской Аравии и Катаром сравнялся (с некоторым преимуществом саудитов, которые теперь владеют Суэцким каналом, составляющим одну из важнейших целей этой войны, и контролируют, хотя и во многом условно, Идлибский анклав в Сирии). Но войны на Ближнем Востоке ведутся десятилетиями, и нынешняя — не исключение. Нынешний раунд ливийской войны — это продолжение общей, ее составная часть.

Хафтар — наемник Саудовской Аравии. На саудовские деньги куплены наемники-террористы и ведется нынешнее наступление на Триполи. Ну, точнее, попытка наступления, так как оно на нынешнем этапе захлебнулось.

Участие Кремля в этой войне носит во многом опосредованный характер. По сути, Путин пытается играть на противоречиях двух ключевых региональных держав, периодически союзничая то с одной, то с другой. Не нужно обольщаться — ресурсов играть в свою игру у Кремля в регионе нет. Он может встраиваться в чужие интересы и даже пытаться выгадывать некоторые мелкие гешефты, но пока все результаты всех военных упражнений Путина в регионе нулевые с точки зрения даже шкурных интересов путинской братвы. Про национальные интересы России говорить не приходится точно — о них никто и не заикается, разве что с точки зрения банальной пропаганды. В телевизоре нам, безусловно, рассказывают про победу над ИГИЛ* и про продвижение национальных интересов, но дальше лозунгов дело не идет, так как все «провозглашальщики» не способны сформулировать, в чем именно вообще заключаются эти интересы.

В Ливии Кремль также является попутчиком. На данном этапе — Саудовской Аравии. Своих собственных интересов в Ливии у России нет. Она нужна Путину лишь как фактор размена в других торговых позициях. Как, к примеру, и Венесуэла, где Путин готов сдать режим Мадуро в любой момент, если ему будут предложены какие-то интересующие его позиции. Правда, Мадуро падет и без таких разменов, поэтому Путин ждет напрасно. В Ливии, судя по всему, та же история — Хафтар победить не может, а потому Кремлю нечем торговать ни с Катаром, ни с Саудовской Аравией.

Сам по себе факт участия в войне летчиков-наемников из Европы никакого интереса не представляет: в подобного рода конфликтах все сколь-либо технически продвинутые места комплектуются иностранцами. Формально у каждой стороны есть всевозможные советники, но по сути большинство из них — просто наемники. Как и этот португалец. Ему, скорее всего, повезло: сам факт того, что боевики Хафтара не удержались и похвастались его пленением, позволит ему сохранить жизнь. Мисурата может позволить себе выкупить наемника, чтобы побыстрее закрыть тему и не дать пленному рассказать слишком много.

Оценочное суждение автора Эль Мюрид.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора