Останки солдат Великой Отечественной войны равняют экскаваторами

Артур Приймак 20.06.2021 12:47 | Общество 43

Недавно благодаря возбуждённому уголовному делу в информповестку попала история из Тосненского района Ленинградской области. Строители из фирмы «Эврика» обнаружили утерянную ранее братскую могилу времён Великой Отечественной войны, но не прекратили работы. Вместе с грунтом вывозили и непогребённые останки защитников Ленинграда. Это не единственный случай в своём роде – по словам экспертов, подобное происходит по всей стране.

В 25 километрах к северо-востоку от Петербурга находится Всеволожский район. Через эти места осенью 1941 года уходили на передовую бойцы, которые до апреля 1942 года вели бои на знаменитом Невском пятачке. В селе Колтуши в 10 километрах от Всеволожска составлялся план важнейшего этапа операции по прорыву блокады Ленинграда. Там же работал филиал ленинградского Института физиологии имени Ивана Павлова, где специалисты готовили из хвои и трав лекарства для защитников и жителей блокадного города.

Там, где в теории должен быть мемориал, громоздится стихийная мусорная свалка. Жители Всеволожского района много лет просят чиновников, чтобы вывезли мусор, но наталкиваются на молчание.

Не выдержав, всеволожцы написали на мусорных мешках имя Алексея Навального. Удивительно, но юмор вызвал огласку: о гигантской помойке в считанных километрах от Петербурга заговорили федеральные СМИ.

Появилась надежда на действия чиновников.

Юго-западная окраина Гатчины – село Малые Колпаны, где в сентябре 1941 года шли ожесточённые бои. В селе сохранилось несколько домов, где квартировали немцы. На территории завода «Авангард» стоит помнящая Пушкина кирха, куда набожные захватчики ходили молиться по воскресеньям. Сам завод ковал победу с 1944 года, когда немцы были выбиты из Гатчины в ходе операции по снятию блокады Ленинграда.

В октябре 2018 года из-за халатности руководства «Авангарда» легендарное предприятие практически сгорело дотла, кирха не пострадала разве что чудом. О подвиге защитников Гатчины в период оккупации в Малых Колпанах напоминает ДОТ времён Великой Отечественной войны. В самом селе корреспондент «Октагон. Северо-Запад» не нашёл ни одного обелиска или мемориальной доски. Более того – жители Малых Колпанов воюют с чиновниками из-за стихийных свалок, которые то и дело появляются в пойме реки Колпанки.

Кирха в Гатчине уцелела после войны чудом, но устоит ли в мирное время?Кирха в Гатчине уцелела после войны чудом, но устоит ли в мирное время?Фото: Regionavt/CC BY-SA 4.0

Часть группы армий «Север», которая держала Ленинград в блокаде, была и в составе немецких войск, занятых в боях под Москвой. В декабре 1941 года двигавшиеся со стороны Ленинградского шоссе немцы отправили к границам столицы СССР вооружённую группу на грузовиках и мотоциклах. Она дошла до Химок, где и была уничтожена. Никто не знает, как бы дальше развернулись военные события, если бы немцы вошли в Москву с северо-западного направления, которое осенью 1941 года считалось слабо защищённым.

В 1960-х годах по пешеходному маршруту от метро «Речной вокзал» к Химкам ветераны войны высадили в честь погибших защитников Москвы длинную берёзовую аллею. Этот живой памятник героям войны, любимый всеми москвичами, больше не существует. В конце 2020 года его уничтожила строительная компания «Инвест-Центр», которая на месте ветеранской аллеи строит цепь небоскрёбов.

Вина за равнодушными

В Ленинградской области и в самом Петербурге, по подсчётам историков и краеведов, есть более двадцати забытых или уничтоженных в наше время воинских захоронений времён Великой Отечественной войны, рассказал «Октагон.Северо-Запад» военный историк и режиссёр документальных фильмов Вадим Гасанов. По его словам, застройщиков, «готовых перекопать всю Ленинградскую область, не трогает, что под ковшом экскаватора может оказаться обелиск с красной звездой или братская могила».

– Равнодушные чиновники, девелоперы и другие представители крупного бизнеса считают: сиюминутные прибыли важнее памятников. Бизнесмены зарабатывают, чиновники получают откаты, «крышу» им обеспечивают заинтересованные люди из правоохранительных органов, – заявил Вадим Гасанов.

«Глядя на то, как в угоду девелоперам уничтожаются объекты культурного наследия, само выражение “охраняется государством” воспринимается как издёвка над исторической памятью».

Вадим Гасанов | военный историкВадим Гасанов
военный историк

Он напомнил, что в 2008 году скандал вызвала оккупация торговым бизнесом мемориала на Мамаевом кургане в Волгограде. А в начале нулевых годов еле удалось отстоять от застройки Бородинское поле, на котором русские сражались не только с армией Наполеона, но и разгромили осенью 1941 года танковую дивизию СС «Дас Райх», наступавшую на Москву в составе группы армий «Центр».

По мнению Вадима Гасанова, гражданских активистов значительно меньше, чем равнодушных граждан, которые не против строительства жилых домов и торговых центров в значимых с исторической точки зрения местах. Выросли поколения, для которых даты и имена Великой Отечественной войны далеки от современной жизни и потому не представляют интереса.

– Гражданские активисты уже привыкли к тому, что их пикеты и митинги разгоняют нанятые девелоперами сотрудники охранных предприятий, – под молчаливое одобрение обывателей. Общественное равнодушие в немалой степени базируется на растущем неверии людей в закон. Они привыкли к тому, что их законные права топчут те сограждане, которых государство наделило административным ресурсом, – говорит Вадим Гасанов.

В 1960-х от метро «Речной вокзал» к Химкам ветераны войны высадили в честь погибших защитников Москвы длинную берёзовую аллею, но в 2020-м её уничтожил «Инвест-Центр», чтобы построить небоскрёбы.В 1960-х от метро «Речной вокзал» к Химкам ветераны войны высадили в честь погибших защитников Москвы длинную берёзовую аллею, но в 2020-м её уничтожил «Инвест-Центр», чтобы построить небоскрёбы.Фото: Riverain/Pastvu

Для того чтобы переломить ситуацию, нужен интерес со стороны ответственных чиновников. Однако в России отсутствует институт уполномоченных комиссаров, которые от имени Министерства культуры или Российского военно-исторического общества могли бы выехать на место и наказать «бюрократов, правоохранителей и бизнесменов, которым наплевать на историческую память», считает Вадим Гасанов.

Нажива и межнациональная рознь

Ответственных за поиск захоронений времён Великой Отечественной войны в России очень много, сказал корреспонденту «Октагон.Северо-Запад» археолог из Краснодара Лазарь Голубев. В Краснодарском крае поисковое движение ежегодно получает гранты из краевого бюджета, а сам регион – средства из федерального бюджета на сохранение памятников.

В то же время поисковое движение на федеральном и местном уровнях организовано очень слабо, законы и нормативные акты нуждаются в доработке, считает Лазарь Голубев. Из-за этого одной из главных проблем общероссийского поискового движения стало большое число нечестных на руку участников.

– Этим людям безразлично восстановление и сохранение имён погибших солдат. Ими движет только нажива, связанная с распилом бюджетных денег, бизнесом на боеприпасах, оружии, наградах и так далее. В Краснодарском крае под поисковиками часто прячутся чёрные копатели. Возможно, по всей России так, – уточняет Лазарь Голубев.

Поисковое движение в России развито очень слабо, государство почти этим не занимается – всё держится только на личном энтузиазме отдельных людей.Поисковое движение в России развито очень слабо, государство почти этим не занимается – всё держится только на личном энтузиазме отдельных людей.Фото: Дмитрий Рогулин/ТАСС

Он также считает, что в преступном отношении к памятникам Великой Отечественной войны виноваты местные органы власти. Так, в посёлке Карт-Джурт Карачаево-Черкесской Республики (КЧР) несколько лет назад вандалы уничтожили памятник защитникам Родины. Пока на это не обратила внимание федеральная пресса, местные чиновники ситуацией не занимались.

– В КЧР этот вопрос осложняется межнациональными нюансами. В республике запрещено говорить, что депортация карачаевцев была вызвана многочисленными случаями сотрудничества с нацистами. В том же Карт-Джурте во время оккупации КЧР и после неё орудовали служившие Гитлеру карачаевские националисты. Их главарём был давний агент абвера Ислам Дудов, выходец из аристократического карачаевского рода. В районе Теберды коллаборационисты-карачаевцы расстреливали эвакуированных в Ставропольский край больных детей, – рассказывает Лазарь Голубев.

Нежеланием обострять межнациональные отношения вызвано замалчивание того, как жители черкесского села Бесленей, рискуя жизнью, укрывали от немцев и их пособников еврейских детей из Ленинграда. Чиновники из КЧР боятся: огласка карачаевского коллаборационизма и подвиг жителей Бесленея, если их озвучивать вместе, могут спровоцировать в республике межнациональную рознь.

Наследие послевоенного времени

Проблема отсутствия пиетета к останкам героев войны сохраняется с момента окончания Великой Отечественной. По словам Голубева, в 1945 году огромной братской могилой была территория от Буга до Волги. После войны далеко не о каждом известном ныне подвиге рассказывали. Тогда нужно было восстанавливать мирную жизнь.

– Как раньше считалось? Вот наладим мирный быт, поднимем промышленность, а чтить павших будем потом… Это «потом» во многих местах длилось до 1991 года. А после распада СССР уже стало не до сохранения памяти, – отметил Голубев.

В 2010 году для увековечения мест боевых действий и массовых убийств нацистами Российский еврейский конгресс совместно с центром «Холокост» и другими общественными организациями запустил проект «Вернуть достоинство». За это время установлено более 80 памятников и мемориальных досок, большая часть – в южных регионах России и на Северном Кавказе. Сопредседатель научно-просветительского центра «Холокост» Илья Альтман рассказал «Октагон.Северо-Запад», что мемориализация и реставрация уже имеющихся памятников проводится при участии местных историков и краеведов, школьных учителей.

С 2010 года в рамках проекта «Вернуть достоинство» установлено более 80 памятников и мемориальных досок.С 2010 года в рамках проекта «Вернуть достоинство» установлено более 80 памятников и мемориальных досок.Фото: сайт проекта «Вернуть достоинство»

По словам Альтмана, установка памятника – только часть работы по восстановлению и сохранению памяти о событиях Великой Отечественной войны. Эксперт указал на важность научных исследований, сбора и хранения информации, просветительской работы.

– Массовые расстрелы, как правило, проводились нацистами и их пособниками за пределами городской черты, в труднодоступных местах. Мало найти эти места, открыть там памятники и возложить цветы. Важно, чтобы туда приходили местные жители, приезжали люди из других регионов России и стран бывшего СССР, – добавил эксперт.

Санкт-Петербург

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора