Миротворцы

Евгений Сергеев 12.11.2017 6:54 | Политика 74

США готовы в ближайшее время предложить России план по урегулированию на Донбассе, суть которого заключается во вводе 20-тысячного контингента миротворцев в «отдельные районы». Пока зомби-общественность дружно хмыкает и заявляет, что Надёжа никогда не пойдет на столь очевидно-злодейское предложение, русские своих не бросают и тому подобное. Хотя, по правде говоря, совсем уж наплевательски относиться к возможному предложению не стоит, и вот почему.

Во-первых, Наше Всё еще в сентябре изронило свое согласие на размещение миротворцев не только на линии соприкосновения, а и по всей территории «отдельных районов», так что этот этап уже пройден. Во-вторых, несуразное число миротворцев в 20 тысяч голов явно завышено и готово к обсуждению для последующего уменьшения. Что, скорее всего, и будет торговаться.

Запад давно уловил особенности психики нашего руководства и во многом использует его комплексы, периодически публикуя обложки и развороты с величавым ликом и впихивая его, руководство, в разнообразные рейтинги уважаемых и очень уважаемых государственных деятелей всех времен и народов. Стоит это дёшево, зато падкое на лесть Величество преисполняется чувством значимости.

В таком случае избыточное предложение по миротворцам вполне логично: нужно дать возможность российскому президенту выглядеть в глазах замороченного электората государственным лицом, блюдущим интересы родной земли. А потому сразу соглашаться на коварные предложения ему не с руки.

Возможен вариант, при котором США согласятся на уменьшение численности миротворческого контингента (вдвое, а то и втрое — и такого контингента будет более чем достаточно для решения главной задачи взятия под контроль погранпереходов), и тогда наш Гарант будет выглядеть мудрым руководителем, разбившим вражеские планы. Пропаганда зайдется по этому поводу воем, на все лады расхваливая гениальность, скромно умалчивая о реальных последствиях.

Исключать такое развитие событий совсем не стоит. 12 мая 14 года стало переломной точкой, когда Россия холодно-вежливо согласилась «уважать» результаты референдума 11 мая, что никак не помешало уже в сентябре вытереть ноги о них, понуждая Донбасс к возвращению на Украину. Сегодня установка не изменилась, более того — уже есть практически официальная точка зрения, что народ Донбасса воевал за право вернуться обратно. А потому пока в Кремле сидят нынешние, установка останется прежней — впихнуть дончан под Киев. Что там при этом будут выть пропагандисты — вопрос десятый. Люди опытные, справятся.

Эль Мюрид

Евгений Сергеев 29.10.2017 0:10 | Политика 0

Спецпредставитель США Волкер обсуждает на Украине вопрос размещения миротворческого контингента на Донбассе. Штаты продавливают нужное им решение в рамках подхода «медленной варки лягушки». Кремль, который вначале был категорически настроен против размещения миротворцев где-либо еще, кроме линии соприкосновения, в сентябре уже сдал назад, Путин высказался, что миротворцы могут быть размещены и «в других местах». Теперь обсуждаются новые предложения по новым уступкам Кремля. Цель — ввести не просто миротворцев, а миротворцев, устраивающих именно Запад, и вторая задача — перекрыть ими границу. В таком случае можно будет приступать ко второй фазе — ликвидации самих образований ДНР-ЛНР. К чему, в общем-то, все и идет.

В Киеве прозвучала идея блокирования проекта СП-2 как минимум до тех пор, пока Россия находится на украинской территории. Речь, понятно, идет не только о Донбассе, но и о Крыме. Киев имеет прямой интерес в блокировании СП-2, США — тоже. Так что здесь у них наверняка есть полное согласие.

Интерес вызывает лишь один вопрос — что именно сдаст Путин на этом этапе. Греф в свое время сказал: «Он (Путин) аккуратно сливает ситуацию». Аккуратно — да. Тактика мелких уступок по всем вопросам вполне очевидна, если смотреть на всю картину за последние три года.

Эль Мюрид

Алобан 21.09.2017 6:08 | Политика 0

Автор Анатолий Евгеньевич Несмиян (Эль Мюрид) — публицист, аналитик, писатель. Эксперт по ближневосточной проблематике. (Санкт-Петербург).

Вашингтон и Киев (прямо таки «Гомер и Паниковский») отвергли резолюцию России по миротворцам на Донбассе. Российский представитель в ООН крайне миролюбиво прокомментировал это решение и предположил, что у Украины будет, видимо, свой контрпроект. Идея миротворцев претерпевает постепенную, но вполне видимую трансформацию.

В мае 15 года Песков заявлял, что обсуждать идею ввода миротворцев на Донбасс до полного выполнения Минских соглашений нельзя. Кроме того, Россия вообще не может ни обсуждать, ни выдвигать такую идею — она не сторона конфликта, пусть решают Киев и ДНР-ЛНР.

Уже зимой 15 года Путин не возражал против охраны миссии ОБСЕ, вооруженной легким стрелковым оружием. Дальше — больше. В итоге сегодня Россия (которая в 15 году была не вправе) сама выдвигает резолюцию Совбеза по миротворческой миссии,  а основным пунктом разногласий теперь является согласование ее участников. По размещению миротворцев на всей территории Донбасс разногласия сняты. 

Еще в начале сентября Путин был категоричен: только на линии разграничения, но менее чем через неделю внезапно согласился на всю территорию. Обсуждать при этом позицию Запада и Киева совершенно неинтересно: она одна и та же. Все изменения по вопросу миротворцев — только за счет постепенных, но неотвратимых уступок Москвы. И никак иначе. Вспоминаются по этому поводу слова Грефа, сказанные еще 12 июня 14 года в Казахстане: «…«Вы бы лучше про хорошее что-нибудь писали, а то скоро придется слезы утирать из-за неоправданных надежд. Донбасс нашим не будет, неужели непонятно. Он (президент РФ) аккуратно сливает ситуацию…» 

Еще Стрелков оборонял Славянск, который беспощадно обстреливали как раз в эти дни, а российская так сказать, элита, уже четко знала — это закончится, пусть и придется подождать. Слишком высоки были надежды народа России (да и не только его), что наконец, появляется возможность для нашей страны первый раз принять свое собственное самостоятельное решение вопреки воле победившего нас Запада, чтобы так просто и легко «слить». Но ключевым словом Грефа было даже не «слить», а «аккуратно». Задачей Путина стало не спасение миллионов людей, а сброс ожиданий на их спасение. На эту задачу работали целые батальоны платных и добровольных записных мерзавцев, бесконечно создававших новые многоходовые комбинации и тайные планы, путая и обманывая слушателей-зрителей-читателей.

Можно теперь сказать, что они вполне добились поставленной задачи — теперь ситуация близка к своему разрешению. В интересах Запада, естественно. В чьих еще интересах управляет страной наша элита? Ну не в наших же.

Никаких особенных сомнений в том, что Штаты дожмут власть, и она даст согласие на все условия Запада по вводу миротворцев, нет. Даже если не сейчас — то чуть позже. И в рабочем порядке. Никто не мешает ввести миротворцев под одним мандатом, а чуть позже между делом внести в этот мандат некоторые редакторские правки. Здесь важен сам принцип. Пропаганда уже сделала свое дело: теперь закреплено, что дончане — какие-то особенные, нестандартные, русские, а потому они ведут войну с Киевом за то, чтобы вернуться обратно на Украину, в чем мы им самым активным образом оказываем содействие. И когда это произойдет, замороченному российскому населению будет сказано: Ну вот видите, мы победили. Мы помогли народу Донбасса исполнить его вековечную мечту.

Источник


Источник

Евгений Сергеев 20.09.2017 5:11 | Политика 0

Вашингтон и Киев (прямо таки «Гомер и Паниковский») отвергли резолюцию России по миротворцам на Донбассе. Российский представитель в ООН крайне миролюбиво прокомментировал это решение и предположил, что у Украины будет, видимо, свой контрпроект.

Идея миротворцев претерпевает постепенную, но вполне видимую трансформацию.

В мае 15 года Песков заявлял, что обсуждать идею ввода миротворцев на Донбасс до полного выполнения Минских соглашений нельзя. Кроме того, Россия вообще не может ни обсуждать, ни выдвигать такую идею — она не сторона конфликта, пусть решают Киев и ДНР-ЛНР.

Уже зимой 15 года Путин не возражал против охраны миссии ОБСЕ, вооруженной легким стрелковым оружием. Дальше — больше. В итоге сегодня Россия (которая в 15 году была не вправе) сама выдвигает резолюцию Совбеза по миротворческой миссии, а основным пунктом разногласий теперь является согласование ее участников. По размещению миротворцев на всей территории Донбасс разногласия сняты. Еще в начале сентября Путин был категоричен: только на линии разграничения, но менее чем через неделю внезапно согласился на всю территорию.

Обсуждать при этом позицию Запада и Киева совершенно неинтересно: она одна и та же. Все изменения по вопросу миротворцев — только за счет постепенных, но неотвратимых уступок Москвы. И никак иначе.

Вспоминаются по этому поводу слова Грефа, сказанные еще 12 июня 14 года в Казахстане: «…»Вы бы лучше про хорошее что-нибудь писали, а то скоро придется слезы утирать из-за неоправданных надежд. Донбасс нашим не будет, неужели непонятно. Он (президент РФ) аккуратно сливает ситуацию…»

Еще Стрелков оборонял Славянск, который беспощадно обстреливали как раз в эти дни, а российская так сказать, элита, уже четко знала — это закончится, пусть и придется подождать. Слишком высоки были надежды народа России (да и не только его), что наконец, появляется возможность для нашей страны первый раз принять свое собственное самостоятельное решение вопреки воле победившего нас Запада, чтобы так просто и легко «слить». Но ключевым словом Грефа было даже не «слить», а «аккуратно». Задачей Путина стало не спасение миллионов людей, а сброс ожиданий на их спасение. На эту задачу работали целые батальоны платных и добровольных записных мерзавцев, бесконечно создававших новые многоходовые комбинации и тайные планы, путая и обманывая слушателей-зрителей-читателей.

Можно теперь сказать, что они вполне добились поставленной задачи — теперь ситуация близка к своему разрешению. В интересах Запада, естественно. В чьих еще интересах управляет страной наша элита? Ну не в наших же.

Никаких особенных сомнений в том, что Штаты дожмут Наше Всё, и оно даст согласие на все условия Запада по вводу миротворцев, нет. Даже если не сейчас — то чуть позже. И в рабочем порядке. Никто не мешает ввести миротворцев под одним мандатом, а чуть позже между делом внести в этот мандат некоторые редакторские правки. Здесь важен сам принцип. Пропаганда уже сделала свое дело: теперь закреплено, что дончане — какие-то особенные, нестандартные, русские, а потому они ведут войну с Киевом за то, чтобы вернуться обратно на Украину, в чем мы им самым активным образом оказываем содействие. И когда это произойдет, замороченному российскому населению будет сказано: Ну вот видите, мы победили. Мы помогли народу Донбасса исполнить его вековечную мечту.

Эль Мюрид

Евгений Сергеев 12.09.2017 6:33 | Политика 0

Сегодня Путин имел беседу с Меркель. Кремлин.Ру сообщает:

«…С учетом высказанных Ангелой Меркель соображений российский лидер отметил готовность дополнить предлагаемые в российском проекте резолюции Совета Безопасности функции упомянутой миссии ООН.

Имеется в виду, что обеспечение охраны наблюдателей ОБСЕ ооновцами может осуществляться не только на линии соприкосновения после разведения сил и средств обеих сторон, но и в других местах, где СММ ОБСЕ проводит свои инспекционные поездки в соответствии с минским Комплексом мер…»

Ключевой момент: Путин согласен с тем, что миротворцы могут быть расположены не только на линии разграничения, но и «в других местах».

Собственно, это и есть согласие на размещение миротворцев на всей территории ДНР-ЛНР. Осталось только договориться, кто будут эти миротворцы. Логичнее всего, конечно, хорватов — у них и опыт есть соответствующий. Албанцы из УЧК будут вообще в масть.

Эль Мюрид

Канал «Аксиома» 30.06.2016 15:57 | Политика 0

Миротворцы (под эгидой ООН, НАТО и др. региональных структур)…

Как они защищают мир, мирных граждан и в чьих интересах? Ответ на этот вопрос можно получить из трагической истории Сербской Краины, 1995г… Плачевные итоги «миротворчества» там поучительны и актуальны для Донбасса. К тому же у обеих трагедий есть две общие составляющие — это предательство российского олигархического Кремля, курировавшего Милошевича по многим вопросам, и санкции Запада…

По сути, на Донбассе по многим признакам имеет место повторение краинской истории…

После нескольких дней агрессии в Краине из 500 тысяч населения осталось не более 5 тысяч. Остальные, под палящим солнцем, без пищи и воды, двинулись по дороге, ведущей к Баня-Луке и далее к Белграду. За 4 дня погибло около 14 тысяч только гражданских лиц. 12 тысяч пропало без вести. Только после 9 августа из общего числа отступающих сербов пропало без вести ещё 6 тысяч человек. Беженцев бомбят самолёты НАТО (хотя НАТО, естественно, и отрицает эти преступления) и хорватская авиация, ведётся артиллерийский обстрел сербов на дорогах, расстрел из стрелкового оружия и танков. Бесконечные колонны сербов атакуются хорватами непрерывно. Хорватские дети и католические священники забивают женщин кирпичами и арматурой, закалывают вилами. Такое количество людей никогда не гибло в Европе за такой короткий отрезок времени со Второй Мировой войны.

В Европе организовывается настоящая охота на людей. Неделя «сафари» стоила всего 2700 долларов. «Каникулы» устроило подпольное лондонское турагентство. Любители летели в Мюнхен, оттуда их доставляли в Загреб, а оттуда – в «мягкую» зону военных действий, где они становились членами Хорватской интербригады. Наёмникам-убийцам выдавалось оружие, им беспрепятственно разрешалось фотографироваться над трупами сербов, убивать, насиловать. В основном в Хорватию приехали немцы, голландцы, англичане, американцы, датчане, венгры. Приехавшие нелюди заявляли о своей принадлежности к неонацистам и европейским «правым». Интербригада в Хорватии носила форму Вермахта и СС. Подобные зверства не должны ни у кого вызывать удивления. За неделю до операции «Шторм» один из крупных американских военных заявил: «В западных столицах полагают, что если что-либо и случится с краинскими сербами, то они вполне и заслуживают этого». Этим и объясняется цинизм и равнодушие к страданиям сотен тысяч беженцев. Поэтому когда двести тысяч краинских сербов были единым махом выметены из их домов в Хорватии, очень мало кто в Европе или где-либо ещё хотя бы заметил это».

Коротко:

В марте 1995 года Хорватия требует вывести войска ООН с территории Краины, после чего войска ООН не ушли, но поредели почти наполовину.

В первых числах мая хорваты оккупируют стратегически важную Западную Славонию. 18-й корпус сербов в количестве 5 тысяч человек терпит поражение. В течение 40 часов хорватская армия и вооружённые формирования взяли Ясеновац, Окучани и Стару Градишку. Это поражение не опечалило сербскую общественность. Все были уверены в том, что Западная Славония в самое ближайшее время будет возвращена. Усиление армии Сербской Краины в то время было вполне достижимо, ведь, как и прежде, на её вооружении находилось много новых танков, артиллерии, самолётов и вертолётов.

В июне 1995 года французские спецслужбы отмечают крупные поступления оружия в порты Хорватии из США и Германии.

В июле в Лондоне встречаются немецкий министр иностранных дел Клаус Кинкель, госсекретарь США Уоррен Кристофер и хорватский дипломат Миромир Зузуло. На встрече они рассматривают план вторжения, и западные дипломаты хорватам гарантировали невмешательство со стороны Сербии, так как Слободан Милошевич ставил целью снятие экономических санкций к октябрю и не был готов к войне. В том же месяце объединённые силы сербов проводят наступление на Бихач.

27 июля американское посольство в Хорватии посоветовало покинуть страну гражданам Америки, в тот же день сербы объявили о введении военного положения в республике. На следующий день армия Хорватской республики Герцеговины-Боснии совместно с регулярными частями армии Хорватии нанесла удар южнее Книна, на территории Республики Сербской в Боснии, захватив два города: Гламач и Босанско Грахово. Эти 2 города представляли исключительную, жизненную важность для сербов. Именно здесь проходила главная магистраль Баня-Лука – Книн. Захват этих городов в корне менял стратегическое положение в пользу хорватов и мусульман. Из осаждаемой стороны они превратились в осаждающую. Теперь хорваты располагали возможностью нанести удар по Сербской Краине с двух выгодных плацдармов: с северного из Западной Славонии, и с южного – из района Гламоча и Грахова. В тот же день лидер боснийских сербов Радован Караджич объявил введение военного положения и полную мобилизацию.

29 июля президент Краины Милан Мартич выступает по телевидению и говорит об обещанной поддержке Милошевича и Караджича. 30 июля в Книне выступает сербский Патриарх Павле и обещает поддержку со стороны Сербии.

1 августа 1995 года встречаются Мартич, Младич и Караджич. Мартич ещё раз просит помощь, и ему её обещают. В Хорватии в тот же день проводится полная мобилизация. На границах с Краиной начинают сосредотачиваться войска. Хорваты не приезжают на обговоренную встречу с командующим Краины. Сербы соглашаются на встречу с хорватами в Женеве.

2 августа правительство Сербской Краины покидает Книн.

3 августа поступает информация из Генштаба армии Югославии и от руководства Сербии о предстоящей агрессии. Данные также поступали от собственной разведки и от сочувствующих сербам канадских и французских офицеров «голубых касок». Были даже случаи, когда хорватские гражданские и военные лица переходили границу и предупреждали сербов о грядущем нападении. Всё это очень напоминало ситуацию на границе с СССР в июне 1941 года. В этот же день американский посол в Хорватии Питер Гэлбрейт уверяет хорватов, что Милошевич дал гарантии не вступления Югославии в войну, и что Югославия не будет наносить удары по хорватским городам.

Операция «Олуя» («Шторм») началась утром 4 августа 1995 года массированным наступлением 200-тысячной хорватской армии (самой крупной армии в Европе после Второй Мировой войны) на Книн. Регулярная армия состояла из 80 тысяч человек, 70 тысяч были мобилизованы дополнительно, и 50 тысяч были готовы вступить в бой в третьем эшелоне. Не было ни одного населённого пункта в Хорватии, который не провёл бы мобилизацию. При этом таинственно испарились размещённые в Краине «голубые каски» ООН.

Сербская Краина пала в течение 5 дней. Армия краинских сербов, в реальности состоявшая из 15 тысяч боеспособных солдат с устаревшим оружием, сражалась героически. У Велебита окружённые сербы оказали героическое сопротивление хорватам, беспрепятственно прошедшим сквозь французских «миротворцев».

Когда на помощь сербам выдвинулась резервная часть, французы под угрозой применения оружия не пропустили сербов. После было привезено 24 тела сербских героев. Этот эпизод с «миротворцами» люди не могут забыть до сих пор.

В битве за древний Книн разгорелось настоящее танковое сражение. После 9-часовой ожесточённой битвы сербы стали оставлять позиции. Сербские танки, лавируя, постепенно отступали. Сербы храбро обороняли район Топуско – Двор – Войнич, Дрниш, Бенковац и Теслинград. Местом героической обороны был котёл Пакрац – Горешница – Ораховац. Ожесточённые бои шли за Петринью и Глину.

Из Белграда никакой помощи не поступало: Милошевич в телефонном разговоре сказал Мартичу, чтобы Краина «продержалась сама 5 – 6 дней», а он «что-нибудь придумает». В 16:45 был подписан приказ Мартича о плановой эвакуации Книна, Бенковаца, Оброваца, Дрниша и Грачаца. Во время обсуждения приказа в штабе было задано 2 вопроса: «Есть ли гарантии, что Милошевич и Караджич придут на помощь?» и «Кто будет вести трактор с семьёй во время отступления, если я буду на фронте?». На оба вопроса Мартич ответил молчанием. До сих пор не утихают споры, был ли приказ преступным и предательским, или же всё же благодаря этому приказу удалось вывести из-под хорватского огня сотни тысяч жителей.

В 19:00 2 самолёта НАТО с авианосца «Теодор Рузвельт» атаковали сербские ракетные позиции под Книном. Ещё два самолёта с итальянской авиабазы бомбят сербскую авиабазу Удбина. В НАТО бомбардировку оправдали тем, что возникла угроза жизни пакистанским «миротворцам», и по запросу пакистанских военных необходимо было действовать «решительно». Что касается Удбины, то здесь было заявлено, что «самолёты НАТО при патрулировании были обнаружены сербскими радарами и захвачены в цель». Также с этого дня и на протяжении всей операции НАТО глушит все сербские средства связи.

Хорваты за сутки проникли вглубь от 5 до 15 километров, атакуя на протяжении линии фронта в 630 – 700 км. По хорватским данным, в первый день наступления они смогли оккупировать 720 кв. км. В 20:00 началось совещание Штаба Краинской армии, где принято решение об обороне Книна силами 7-го корпуса генерала Ковачевича. Север Книна защищала 75 бригада Владимира Давидовича. Было решено перенести штаб обороны в Срб, были приняты решения об организованном отступлении и формировании новых боевых формирований. Паники не было. В 23:20 Штаб был эвакуировал в Срб.

Хорватские ракетные установки и артиллерия разбомбили радио и телевизионный передатчик в Челаваце. После этого центр был захвачен наземными войсками с боем. К ночи 4 августа бои затихли.

5 августа сербские войска стали покидать Книн. В городе начинается паника. После двух дней непрерывных обстрелов от города остались одни руины, улицы были завалены убитыми и умирающими ранеными. Вот воспоминания канадских «голубых касок»:

«Снаряды падали повсюду, в том числе и на жилые дома. Количество пострадавших людей было очень большим. По моим подсчётам было убито около 500 сербов за 2 дня обстрела Книна. Около 50 трупов были свалены в коридорах госпиталя Книна. От 20% до 30% всех домов в Книне были разрушены. Только семь целей с натяжкой можно было назвать военными. Среди них железнодорожное депо и здание правительства. Из 3000 снарядов только 250 попали в эти цели. С моей точки зрения, хорваты специально уничтожали жилые дома».

«Я видел старую женщину, у которой были выбиты глаза. Она держала мертвого мужа на руках и отказывалась уходить с нами… Мы подняли одного человека, чтобы положить его в мешок, и его мозги вылились мне на ботинок… Мешки с телами были сложены в траве рядом с оградой, появившийся неожиданно хорватский танк несколько раз специально проехался по ним, даже не зная, были ли там трупы сербов, хорватов или мусульман».

«Подвал Книнского госпиталя был забит трупами. Больных выбрасывали из окон».

5 августа в 10:00 хорваты врываются на окраины Книна. Бригадир Иван Кораде, командир 7-й хорватской бригады, водружает усташеско-нацистский флаг – «шаховницу» над крепостью Книна. К этому времени уже пали Грачац, Любово, Житник, Дубица. Сербы отступают на Срб и Лика Калдрма, Дрвар, Петровац, далее на Баня-Луку. Хорваты к полудню также занимают Врлику, Киево, Дрниш. В 15.00 хорваты и 5-й корпус боснийских мусульман, наступающих от Бихача на запад, встречаются у Тржачких Растела, на реке Корана. Хорватский генерал Марьян Марекович и боснийский генерал Ариф Дудакович пожимают руки. В 18:00 захвачен Бенковац и окружена Петринья.

Министр иностранных дел Германии Клаус Кинкель в своём обращении заявил: «Мы не должны забывать о годах сербской агрессии… Сербы слишком долго испытывали терпение Хорватии». Позже немцы также скажут, что «Германия разделяет радость военного успеха и выражает вам похвалу за эту войну.

Плачевные итоги «миротворчества» с участием западных стран весьма поучительны и актуальны для Донбасса…

Силы ООН либо ушли сразу, либо не вмешивались. 10 тысяч «миротворцев» в Хорватии и Краине выбрали тактику пассивного наблюдения. На их глазах горела, истязалась и грабилась страна, которую эти горе-миротворцы были призваны защищать. Миротворцы не ударили палец о палец, а в ряде случаев выступили на стороне агрессора. НАТО изначально заняла сторону нападавших хорватов. Так «голубые каски» обычно защищают мир. Конечно, сказанное не относится к русскому миротворческому батальону…

Главный урок с миротворцами: ни в коем случае не полагаться на «миротворцев» ООН или НАТО, препятствовать их вводу всеми доступными средствами.

http://img-fotki.yandex.ru/get/6104/20682809.21d/0_83..

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора