Не видя смысла… (молодёжь спивается)

Александр Берберов 20.04.2018 20:05 | Общество 125

​Сокращение количества пациентов с диагнозом «алкоголизм» на 22% за период с 2012 по 2017 год зафиксировал Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии имени В. П. Сербского, 19 апреля сообщает RT. По данным исследовательского центра, число обращений сократилось с 1,9 млн человек в 2012 году до 1,5 млн в 2017. Больше всего алкогольно-зависимых зафиксировано в Чукотском автономном округе — 3787,5 пациента на 100 тыс. жителей, минимум по заболеваемости алкоголизмом — в Ингушетии — 252,9 заболевших на 100 тыс. жителей. По бодрому мнению оптимистично настроенных специалистов, такое снижение числа страдающих алкоголизмом в стране объясняется ведущейся пропагандой здорового образа жизни, запретом рекламы алкогольной продукции в интернете и на телевидении, а также действующим с января 2013 года запретом круглосуточной продажи алкоголя.

В то же время специалисты отмечают, что возраст страдающих недугом за прошедший период значительно снизился.

По словам врача-нарколога, кандидата медицинских наук Марата Сараева, «сейчас же всё устроено так, что пить приятно: в магазинах есть масса различных вкусных слабоалкогольных напитков. Причем от них почти нет запаха перегара.

Ребенок может прийти в пьяном состоянии домой, а родители даже не заметят. Это приводит к тому, что в 20 лет мы видим уже запойного алкоголика».

Молодёжь в пост-советизме в значительной степени и с прогрессирующими тенденциями утратила смысл жизни. Утрачен как духовный смысл (высшие сферы), так и материально-карьерный, причём независимо от финансового положения семьи подростка.

Убеждение в том, что «всё решат деньги» — делает бессмысленными как усилия тех, у кого денег нет, так и усилия тех, у кого деньги есть. Молодые убеждены (и очень глубоко), что приз получается человеком до начала состязаний, то есть в любом случае пробегать дистанцию смысла нет.

Уродливая система, у истоков которой стояли Ельцин и Гайдар — единожды поделила всё земное между бойкими хищниками, и объявила результаты делёжки «незыблемыми». Принцип однократности приватизации противостоит принципу смены поколений: одни люди умерли перед приватизацией, другие родились после неё. Все эти люди вычеркнуты (как, впрочем, и большинство современников приватизации).

Человек рождается на свет — и оказывается в пространстве между заборами. Всё поделено до нас! Куда не ткнись — уже сидит хозяин или его прямой наследник. Это лишает всякую деятельность смысла: положение тунеядца, который не утомляет себя ничем, и только канючит помощь, зачастую лучше, чем положение трудящегося бедняка, изнуряющего себя, но ничего, кроме букета профессиональных заболеваний, не зарабатывающего.

Устойчивые разговоры о грядущей отмене пенсий — это эпилог лишенчества, последний акт в трагедии, имя которой «трудом не заработать ничего». Включая сюда и нищенское пособие на старость, которое имеют нынешние старики, и которого — если верить Кудрину — не будет у их потомков.

Это — главная причина пандемии алкоголизма, наркомании и лудоманий в молодёжной среде. Новым людям в проклятии пост-советизма делать совершенно нечего. На приватизацию они опоздали, так что либо получат родительский пай (застойное богатство), или будут мыкаться всю жизнь за гроши (застойная бедность).

Отсюда страстное, и постоянно возрастающее желание юноши или девушки бежать от кошмарной реальности в какие-то фантомные миры (алкоголизм-наркомания), выиграть сразу большой куш (лудомания) или ограбить банк (криминиализация психологии молодёжи).

«Внизу социальный ад» — справедливо говорят политологи — «И цена выхода из этого ада может быть принята у молодого человека любой». Это делает молодёжь отзывчивой на любой, даже самый дегенеративный и антигосударственный, но оплачиваемый посул. «Вырваться из безнадёжного тупика» мёртвых городских окраин — даже ценой гибели своей страны, своего народа, своих близких — всё чаще рассматривается молодыми, как вариант.

Юноша, созревший для самоубийства, может заменить самоубийство как алко-нарко-аутизмом (продлённая форма суицида), так и либерализмом-навальнизмом (перекладывание своего суицида на всё общество).

Малочисленное и больное новое поколение русских к тому же заражено упадничеством, истерией, ощущением безнадёжности и бессмысленности — в отсутствии небесных святынь и земного счастья. И это — тоже часть страшной расплаты за пиршество уголовных подонков, наворовавших себе миллиарды без малейших раздумий о прошлом или будущем своего народа. Когда прошлое очернили до состояния сепии — будущее почернело само.

Оно стало мглой, в которой новые поколения не имеют мечты, не видят справедливости, а шанс на личное счастье связывают с какой-то формой бегства из окружающей реальности: за границу, «в Европу» (где всё то же самое, но молодёжь об этом не знает), в алкогольные и наркотические галлюцинации, в секты (включая либеральные секты, вроде движения Навального), в полный, доходящий до а-сексизма (то есть утраты интереса к половым отношениям) аутизм.

Конечно, человеческая цивилизация в принципе не может сохранить цивилизованные отношения между людьми в мертвечине, которая подменила идею справедливости слепой удачей. Когда заслуги и вознаграждение человека никак не связаны друг с другом, не имеют причинно-следственной сцепки — разрушается не только мораль (само собой, она рушится первой), но и сам разум разрушается.

Ведь погоня за слепой удачей — это множество бессмысленных с рациональной точки зрения действий, которые призваны нащупать методом тыка или шаманским образом приманить удачу. В этих метаниях нет ни логики, ни связного смысла: «поиск методом тыка» предполагает частоту действий, но не их связность. Если мы не знаем, в какой стороне искать — то ищем метаниями из стороны в сторону…

Особенно остро общую бесперспективность пост-советизма ощущает именно молодёжь: она пришла в мир, а в мире ей места нет. Она может тут выжить только в безликой роли наследника вороватого отца, «успевшего к разделу» всех благ, а сама по себе не нужна ни в каком качестве.

Одно из следствий — нарастающий вал юношеского алкоголизма, наркомании и вообще дегенеративных форм поведения молодёжных компаний и группировок. Статистика это фиксирует — а нужно ведь не констатировать, а исправлять! Но это уже вопрос не к статистике…

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора