Не встретили

Русранд Рустем Ринатович Вахитов 13.01.2020 17:58 | Общество 76

В конце декабря мне попалась в интернете, на сайте газеты «Новые Известия», любопытная статья.  Ее автор утверждал, что в сегодняшней России все больше людей, которые не празднуют Новый год. Приводилась даже статистика: не менее 10% населения не собираются садиться за стол в полночь 31 декабря и с бокалами, наполненными шампанским, слушать речь президента и бой кремлевских курантов. Они намерены, как обычно, часов в 10–11 лечь спать, чтоб встать рано утром 1 января и посвятить день своим делам или отдыху.

А интернет-издание The Village опубликовало даже цикл интервью с такими людьми, где они объясняют свое поведение. Причем оказалось, что с каждым годом таких людей становится в России все больше: в 2006-м таких было 6%, в 2012-м — 8%, теперь — не менее 10%. Кто же они — те, кто бросил вызов традиции встречи Нового года?

Прежде всего это, конечно, представители традиционных религий — только не те, кто в храмах бывает раз-два в году, а те, кто старается соблюдать все обряды и традиции. Для воцерковленных православных христиан 31 декабря по новому стилю — это день строгого Рождественского поста, когда не то что алкоголь — мясную пищу употреблять нельзя.

Ортодоксальные мусульмане также относятся к празднованию нашего Нового года отрицательно. Для них это элемент чуждой христианской культуры (ведь в ночь с 31 декабря на 1 января празднуется приход Нового года по христианскому летоисчислению, от Рождества Христова), а шариат прямо запрещает отмечать немусульманские праздники. У мусульман есть свой Новый год по лунному календарю, и вообще мусульмане живут по другому летоисчислению — от Хиджры, по которому сейчас на дворе не 2020, а 1441 год.

Не празднуют европейский Новый год и ортодоксальные иудеи. В Израиле 1 января — рабочий день, иудейский Новый год — Рош ха-Шана, приходится на осень, и у иудеев сейчас тоже не 2020, а 5780 год.
Буддисты — буряты и калмыки, тоже будут праздновать свой Новый год — в ночь с 23 на 24 февраля.

А теперь немного цифр. РИА Новости сообщило 31 декабря, что 10% россиян соблюдают Рождественский пост. Это около 14 миллионов человек. А если сюда прибавить строго религиозных мусульман, иудеев и буддистов, то получится, пожалуй, и все 20 миллионов, а то и больше.

Но к числу тех, кто не отмечает Новый год, относятся не только религиозные люди. По данным социологов, у нас в стране около миллиона бездомных. Они живут в подъездах, подвалах, на чердаках, около теплотрасс, страдают от голода, холода, болезней. Бездомным, или, как их называют, бомжам, не до празднования Новогодья. В зимние месяцы для них остро стоит вопрос: смогут ли они выжить? Весной, когда сходит снег, полиция и работники ЖКХ находят немало трупов бомжей. Кроме того, в современной России около 20 миллионов человек живут за чертой бедности и около 4 миллионов безработных.  У них есть квартиры, но зачастую в них нет ни электричества, ни отопления — отключили за неуплату.

Но даже если есть и свет, и тепло, часто им нечего поставить на «праздничный стол».

Многие представители нашего слабенького среднего класса не могут себе позволить отметить праздник как полагается. В интернете есть сайт, где собраны рассказы таких людей. На нем люди рассказывают, что они не могут позволить себе праздничную еду и тем более траты на подарки. Многие из них стараются брать подработки, в том числе в сфере услуг, так что в новогодний праздник они заняты.

Сотрудники центра «Робот Займер» провели опрос, который показал, что в 2019 году «сэкономить на новогодних подарках решили 10,6% россиян, другие 10% не будут устанавливать в своем доме елку, а 9,2% решили сохранить свои деньги и не тратить их на развлекательные мероприятия. Кроме того, 7,9% респондентов сократят расходы на праздничный стол».

Да и, честно говоря, с новогодним настроением все обстоит не так благополучно. Людям нечему радоваться: цены в магазинах растут, а зарплаты увеличиваются лишь в тех сводках, что кладут на стол президенту и которые он оглашает во время телевизионных пресс-конференций. На проходившей уже в прошлом, 2019-м, пресс-конференции президент строго прервал воспитательницу детсада, которая сказала, сколько она получает: «Таких зарплат у нас нет!»

В этом году даже появилась протестная «антипраздничная» тенденция, которую не знали прошлые Новогодья. 31 декабря люди массово выкладывали в соцсети свои фото с плакатом: «Господин президент! Не поздравляйте меня с Новым годом! Мне уже достаточно Ваших „подарков“ в виде повышения цен и налогов!» А в день православного Рождества на Тверской улице Москвы появились одиночные пикеты: люди призывали городские власти впредь не тратить деньги на новогодние увеселения, а отдать их на лечение детей. На их плакатах было написано: «Давайте собирать деньги на Новый год эсэмэсками и лечить детей за госсчет!»

Увы, веселье в этот раз получилось довольно натужным. К тому же по телевизору показывали одни старые советские фильмы, которые большинство зрителей, конечно, любят, но помнят уже наизусть.

Люди, общаясь в интернете, заявляют, что выключили телевизор после выступления президента и боя курантов и пошли смотреть фильмы по интернету. Скорее всего, такое поведение было массовым. По данным «Медиаскопа», 2019 год был знаменателен тем, что впервые аудитория интернета в крупных городах России превысила аудиторию телевидения: в интернет выходили 75% жителей крупных городов, а телевизор смотрели лишь 70,4% («Коммерсант», № 240 от 27.12.2019, стр. 19). Это не говоря уже о том, что среди молодежи растет число тех, кто вообще не смотрит телевизор. По данным «Союза молодежи России», полученным в 2019 году, около 32% отечественных студентов не смотрят ТВ в принципе и все новости и развлекательный контент получают из интернета. Именно в этой молодежной среде распространяется тенденция совсем не праздновать Новый год.

В общем российский Новый год все больше становится праздником людей среднего и старшего возраста, а в социальном плане — нашего редеющего среднего класса и верхней прослойки бедных. Люди побогаче уже в 20-х числах декабря покидают пределы Родины на серебристых красивых самолетах и вливаются в празднование Рождества в странах Западной Европы и в США. Новогодние оливье, «Советское» шампанское под речь Путина для них уже неактуальны. В Западной Европе главный зимний праздник — Рождество, Новый год празднуют камерно, в кругу семьи и далеко не все.

Новый год — советский праздник. Мне уже приходилось доказывать это в «Советской России» под одноименным названием. Здесь же напомню, что в 1936 году вышел соответствующий декрет СНК, а 1 января 1937 года была открыта первая советская официальная елка в Доме Союзов в Москве (и одновременно — тысячи ее «сестер» по всей Стране Советов).

Тогда же сложился канон празднования советского Нового года, отличающий наш Новый год от западного и сохраняющийся по сей день. Он нес в себе ценности именно советской цивилизации, хотя внешне напоминал рождественские традиции, общие для всех европейских народов.

Вера в то, что завтра будет лучше, чем сегодня и вчера, — общая для всех обществ, где идеалы прогресса лежат в основе мировоззрения. Люди общества капитализма знают, что с каждым новым годом будут появляться все новые и новые технические достижения, средства связи, технологии, которые изменят жизнь. Между прочим, эта вера отражена в новогодних традициях США, где приход Новогодья символизирует футуристический шар с лампочками, спускающийся по шесту на Таймс-сквер в Нью-Йорке.

Но становится ли от этого жизнь простых людей лучше? Приносит ли новый год вместе с новыми техническими средствами новое счастье? Увы, нет. Маркс в свое время сказал об этом полные горького сарказма слова: «Машины, обладающие чудесной силой сокращать и делать плодотворнее человеческий труд, приносят людям голод и изнурение. Новые, до сих пор неизвестные источники богатства благодаря каким-то странным, непонятным чарам превращаются в источники нищеты». Иначе говоря, в обществе, где всё решают деньги и рынок, научно-технический прогресс может привести и приводит людей к безработице и нищете. Поэтому человек, высказывающий уверенность, что будущее принесет людям счастье, на том основании, что появятся новинки техники, не убеждает.

Не то — советский социализм и его граждане — советские люди. Они верили не только в научно-технический, но и в социальный прогресс. Они считали, что победа над стихией рынка, отказ от «священства» прибыли частных собственников, господство рациональной плановой экономики, ориентированной на общую пользу, позволит технике проявить те силы, о которых и говорил Маркс, а именно «сокращать и делать плодотворнее человеческий труд». Сама реальность убеждала их в этом. В 30-х годах советские люди, произведя коллективизацию, победили угрозу массового голода, который прокатывался по деревням отсталой дореволюционной России раз в 15–20 лет.

В 1937 году, когда загорелись огни первых новогодних елок, в городах СССР были отменены карточки на продукты. В начале 1950-х, после страшной войны, в считаные годы страна была восстановлена, и правительство стало снижать цены. В 1960-х годах люди стали перебираться из коммуналок и бараков в отдельные квартиры. В городах были возведены целые кварталы новостроек. В 1970-х у людей стали появляться дачи и личные автомобили, появился внутренний туризм, граждане СССР стали отдыхать на южных курортах.

В течение жизни двух поколений советские люди на личном опыте убеждались, что, несмотря на ужасные вызовы — войны, засухи, внутренние социальные пароксизмы, жизнь людей действительно постепенно становилась лучше. Социализм сумел совместить технический и социальный прогресс (либералы, которые сегодня высмеивают уровень жизни в СССР, во-первых, безбожно раздувают отдельные недостатки, и во-вторых, сопоставляют жизнь советских людей 70-80-х с жизнью людей метрополии глобального капитализма, а не с жизнью голодных и забитых российских крестьян до 1917 года, что было истинной точкой отсчета социалистических перемен).

Но ведь не только частная жизнь улучшалась, но, главное, жизнь всего общества, потому что строились новые города, дороги, аэропорты, заводы. В интернете на днях стало популярным сравнивать новогоднее телеобращение Л.И.Брежнева, которое было зачитано по советскому ТВ 31 декабря 1970 года, и новогоднее обращение президента нынешней России от 31 декабря 2018 года. Действительно, контраст заметный: советский генсек с гордостью говорит о стройках социализма, о выполнении пятилетних планов, об успехах СССР на международной арене, глава РФ произносит общие слова о семейных ценностях и взаимопомощи… Оно и понятно: гордиться капиталистической России нечем, успехов больших нет… Неистощимое веселье советского Нового года, так удивляющее людей Запада, для которых это просто день, когда можно подвести итоги года, как ни парадоксально, имело своим основанием веру в скорый коммунизм и ощущение успехов реального социализма.

Еще один специфический момент советского новогоднего ритуала — фигуры Деда Мороза и Снегурочки. Дед Мороз — это не Санта-Клаус (который, кстати, тоже имеет мало отношения к святому Николаю, имидж Санты был создан в 1931 году рекламщиками компании «Кока-Кола», и в Европе христиане даже проводят демонстрации, требуя отказаться от этого «коммерческого новодела»).

Советский Дед Мороз, созданный в СССР на основе образа славянского фольклора, символизирует собой Хозяина, который следит за нравственностью советских детишек (да и их родителей тоже) и одних одаривает подарками, а других журит за непослушание. В общем, это нравственная и контролирующая инстанция — моральное авторитарное государство.

Своя символика технического прогресса была и у советского Новогодья: Дед Мороз со Снегурочкой при помощи ребят зажигали электрические огни на елке, советские новогодние открытки пестрели тематикой освоения космоса, Луны, других планет, но технический прогресс дополнялся в обществе социализма прогрессом социальным…

Отсюда понятно: почему в постсоветскую эпоху наш Новый год становится таким натужно и неискренне веселым, постепенно превращается в помесь глянцевой навязчивости, коммерческой обдираловки и тоскливой недельной всенародной пьянки. И слова Деда Мороза о том, что те, кто хорошо учится, получат подарки, звучат как издевательство, потому что даже дети знают, что в современной России процветают полуграмотные троечники и двоечники, становящиеся министрами и главами корпораций, а отличники горбатятся за гроши в НИИ и университетах…

Да и общество наше расколото на богатых и бедных — тех, кто награбил и мечтает уехать, и тех, кому здесь жить. И нет единой идеологии, системы ценностей, как модно сейчас говорить, идентичности, которая связывала бы их воедино, нет общей цели и общего дела, ради которого можно объединиться. Стягивают весь этот сложный и противоречивый конгломерат некие силовые скрепы, и неизвестно, что случится, когда они ослабнут…

В этом смысле охлаждение людей к самому теплому, самому любимому, самому общепримиряющему празднику — очень тревожный знак…

Источник


Автор Рустем Ринатович Вахитов — кандидат философских наук, доцент кафедры философии Башкирского государственного университета, г. Уфа., исследователь евразийства и традиционализма, политический публицист и писатель.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю