Недоступный власти «*-изм»

Виктор Евлогин 28.09.2018 20:00 | Общество 29

Идеология – это обещание будущего. Принятая вами идеология – приятное вам будущее. Отвергнутая вами идеология – это неприятный или даже ненавистный вам образ будущего. Отсутствие идеологии, провозглашённое ельцинской конституцией – это отсутствие образа жизни, как такового. Почему «прокатило»? Отвечаю кратко и по существу. Десятилетиями в СССР формировался гигантский чиновничий голем, который наслаждался своими преимуществами положения «начальников», но страдал от ответственности служения и трудностей созидания. Нельзя было быть начальником «просто так». «Жестокая» идеология требует от начальства продвижения к поставленной цели. Нет успехов в выполнении плана – теряешь и руководящее место…

И тогда среди советского начальства получил популярность алкаш Боря Ельцин, который предложил простое решение: а давайте начальниками останемся, но цели руководства уберём!

— Так, чтобы нам — всё, а спросу с нас — никакого! А чё? Мы ж начальство, чего хотим — то и воротим… Кто нам поперёк возразит?!

Нет целей – нет и спроса. Никто уже не станет к вам приставать – почему, мол, не построили коммунизм к 1980 году или не обеспечили каждого отдельной квартирой к 2000-му, как КПСС обещала! Нет идеологии – нет и образа будущего. Нет образа будущего – нет ответственности служения этому образу (плану), нет и трудностей созидания.

Идейка алкаша (сам ли он её придумал, или американские масоны в его тёмную голову вложили) прокатила на «ура!». Начальство, существовавшее не само по себе, а для служения и созидания, стало существовать само для себя.

Вы понимаете, что стоит за конституционной нормой об отсутствии в РФ государственной идеологии? А вот что: власть в обществе без идеологии существует только сама для себя. Все её действия – только ради самосохранения. Если цели общества нет – то и проверить исполнение цели не представляется возможным.

А что такое цель? Ну, например, построить 100 новых заводов в 2018 году. Сделали – ордена, не сделали – голова с плеч… Я о том, что цель имеет вполне определённые и ясные параметры. А самосохранение власти параметров не имеет. Повысился уровень жизни – на то воля рынка, понизился – то же самое, а при чём тут власть, вообще непонятно…

Растленный чиновничий корпус, начальство – восприняли эту идею алкаша Ельцина с восторгом. И доселе называют её «свободой». Идеологии нет – и не надо! Будем жить всегда как сегодня, по принципу «я начальник – ты дурак», и дольше века будет длиться день…

Но никуда не уйти от факта, что отсутствие идеологии – это отсутствие будущего. Если мы ничего не строим (карая тех, кто мешает строительству и награждая полезных ему) – то мы ничего и не построим, это знает любой, кто не строит дом, например. Не строишь – не построишь. Из ничего – только ничего выходит.

А состояние общества без идеологии (образа будущего, ради которого существует современная власть) – приближается к состоянию, определяемому одним словом: МАРАЗМ.

+++

Между осознанным, продуманным злодейством и осознанной, продуманной, идейной добродетелью, как между двумя полюсами, лежит обширное пространство маразма. Если злодеи и праведники вполне связно и последовательно осознают свои действия, то маразм не в состоянии этого сделать. Мышление в состоянии маразма – сбитое, путанное и сумрачное. Маразматиков осеняют замыслы, прямо противоположные друг другу, но маразматики этого не понимают.

И это не их вина; это их беда.

Системы бывают прогрессивными или дегенеративными (как современная Украина). Но кроме этих двух ярко и последовательно выраженных состояний, все элементы которых соразмерны друг другу, существуют и диффузные системы, пребывающие в состоянии общесистемного маразма. Они не добры и не злы, ибо находятся «по ту сторону добра и зла».

Слагающие их элементы вопиюще-противоречивы. У них нет ни друзей, ни врагов, потому что у них нет ясно и однозначно выраженной позиции. Их действия хаотичны, как капризы малолетки, или наоборот, выжившего из ума старика. Память в состоянии маразма очень выборочная: маразматик может помнить в мельчайших деталях день сорок лет назад – и совершенно забыть про вчерашний день.

Это относится и к системам в состоянии маразма. У них тоже полно «парадоксов» памяти – когда мелкое раздувается в огромное, важнейшее – сводится к ничтожному. То, чего не было, помнят ясно[1], а то, что было – наглухо заблокировано коллективной памятью…

+++

Говоря кратко и со всем цинизмом нашего времени: системы в состоянии маразма, конечно, хуже прогрессивных, устремлённых в будущее, систем, но… Но они лучше регрессивных, дегенеративных, вдохновляемых человеконенавистнической идеологией политических режимов.

Главная черта маразматической системы – она ничего не насаждает, но ничего и не выкорчёвывает. Она беспутна и бесполезна людям, но при этом – именно в силу состояния маразма – не может быть успешным врагом добродетели. Даже если жестокие хозяева мира сего такую иерархию пошлют воевать с Добром – она заблудится по дороге…

Складывается удивительная среда сосуществования самых разных вер, мнений и настроений, которую либералы называют «свободой слова» — а мы связываем с размытой и расплывчатой неопределённостью состояния маразма.

Дело в том, что энергичная, деятельная и логически мыслящая иерархия просто не может поддерживать «свободы мнений» никоим образом. Если вы твёрдо и отчётливо понимаете, что есть Добро, а что зло – то как же вам не бороться со вторым, и не поддержать первое? Только те, для кого «все кошки ночью серы» — могут терпеть кошачьи концерты самой пёстрой и экзотически-вычурной разноголосицы.

Хорошо это или плохо? Так ставить вопрос нельзя. С одной стороны, в помоях этой теплохладности, никакого развития быть не может: всякая партия будет заблокирована конкурирующими, чтобы она не несла с собой. Люди с несовместимыми мнениями, по сути, связывают руки друг другу.

С другой стороны – если тёплые помои теплохладности, попросту говоря, равнодушия и наплевательства власти на духовную жизнь людей, прихватит льдом фашизма (а ему совсем не всё равно, и совсем не наплевать – о чём люди думают и говорят!) – ситуация, мягко говоря, не улучшится…

+++

Сегодня мы в пространстве неопределённости. Идея неопределённости в том, чтобы пытаться (конечно же, безуспешно) совместить взаимоисключающие стремления, планы, явления. Неопределённость – есть компиляция несовместимостей. Она формирует совершенно бредовые конструкты, которые сегодня мы слышим каждый день.

Например, выдумка Чубайса – «либеральная империя».
Как может быть «либеральная империя»? Либерализм – это зооверие, антигосударственное по сути своей: всякая кошка гуляет сама по себе. Империя – это строгая и огромная пирамидальная иерархия, в которую включены служить верховному лидеру не только кошки, но и тигры. Как это совместить?!
Как может быть «буржуазная демократия»?!
Буржуазия (буржуи) – это круг лиц, по определению имеющий превосходство над общей массой.
Демократия – это, по определению, общество равных, в которых нет круга лиц, имеющего превосходство над общей массой. Все равны (отсюда и принцип «один человек –один голос»).
Как же может быть «буржуазная демократия»? Как можно совместить право собственности с правом голоса? Либо неимущий, воспользовавшись своим правом голоса, уравняет себя с богатым. Либо богатый, защищая кричащее превосходство своего уровня жизни – лишит неимущего голоса.

Как может быть «неравенство равных», «равенство неравных»?

+++

Они слабы по части концепций. Страшно, смертельно слабы. И тому есть причина.

Современная власть – это «попущенная» американскими шпионами криминальная революция. Её источник – приватизация, а приватизация – пир хищников, по определению лишённых обобщающей мысли. Кто сильнее и страшнее, более жестоким и страшным оказался в криминальной схватке, тот и пролез наверх…

Криминальное приватирство с его уголовной психологией – это огромная звериная сила, стойкость, выносливость, бесстрашие и глубокое знание конкретики. Не только выжить, но ещё и победить в кровавой бойне приватизации могли только люди очень сильные, волевые, решительные и ловко манипулирующие окружающими.

Это обеспечило криминальному приватирству с уголовной субкультурой – долгие годы безусловного, мало чем разбавленного господства.

Проблема криминального приватирства с уголовной психологией – в том, что ему очень трудно формулировать обобщённые идеи, мыслить абстрактно. «Вор в законе» — это человек с большим житейским опытом и тонким знанием порока, он виртуозно распутывает конкретные ситуации, выстраивает «разводки», непосильные уму интеллигента. Но слабость главы криминального клана проявляется, как только он выходит на скользкий лёд обобщений. Ведь формулирование абстрактной идеи требует совершенно иного склада ума, нежели уголовно-криминальный.

Я не раз и не два видел в общении с ельциноидным начальством (а оно у нас доселе ельциноидное – те кланы, которые при Ельцине прорвались) эту удивительную метаморфозу. Сидит поседевший в схватках без правил дядька, буквально зачаровывающий тебя своей проницательностью, чутьём, здравым смыслом и опытностью в делах. И ты понимаешь, что никогда не сравнишься с ним по части интриг в денежных хапках и кадровой коррупции! Ты – дитя перед ним, наивное дитя… Кажется, что он знает о жизни всё, а ты – ничего…

Но попробуй этого (знающего жизнь с изнанки) рыночного волка вывести в пространство обобщений! Просто попроси его сформулировать – что ВООБЩЕ правильно, как В ЦЕЛОМ должны жить люди… Не в конкретной ситуации, которая ясна ему до донышка, а в усреднённой, модельной, типовой!

И прожжёный делец куда-то исчезает, перед тобой вдруг оказывается наивный ребёнок, а его мнения по общим вопросам – детский лепет. Это, как правило, некая смесь из адаптированного для младших возрастов внушений из христианства, пионерского детства, бабушкиных присказок и дворовых нравов подростковой компании…

И я задумался: почему так? А ответ-то на поверхности. Пока он был ребёнком – его учили, как и нас, в пространстве абстрактного мышления. Что-то он там до скольки-то лет усвоил, а потом ушёл в «большой бизнес», в котором всё всегда только «чисто-конкретно». В итоге человек, знающий всё, исчезает, и перед тобой оказывается человек, ни в чём не разбирающийся.

Все его представления общего плана – детские. Он и о религии рассуждает, как ребёнок, и о социализме, и о рыночной экономике, и о культуре, и о цивилизации, и о науке, и о технике… Разум, заточенный создавать утончённые «разводки» и «комбинации» — совершенно бессилен создать то, что у цивилизованных людей называется «Идеей».

Он правит – потому что очень сильный (как крупный хищник) и у него очень развита интуиция. Но ему некуда вести за собой, потому что представления о движении, развитии общества, прогрессе – у него предельно размыты и при этом предельно примитивны. С ним можно говорить (да и то не очень успешно) – только языком сказок и притч. Покажи ему формулу – его вытошнит на бумагу, на которой формула написана…

+++

Обеспечив себе господство в боях приватизации, крупный социальный хищник, благодаря уголовной психологии, не сумел сформулировать ИДЕОЛОГИЮ ЭТОГО ГОСПОДСТВА.

Он – как и любой зверь (особенно крупный) – одиночка. Максимум его интеграции – стая (криминальный клан). Он не осознаёт себя частью правящего класса, «малого народа»(по Шафаревичу), он абсолютно равнодушен к любой публицистике, если только там не затрагивают его имени. Ты можешь очень долго (в общих словах) рассказывать про коммунизм миллиардеру(!) – а он будет кивать, в итоге ещё и партбилет достанет из сейфа: «а я тоже коммунист»…

То есть пока ты лично его не затронул – можешь толкать любую идеологию, ему пофиг. Конечно, если ты залез к нему через форточку, украсть подсвечники, он тебя застрелит и глазом не моргнёт. Но если ты говоришь о пользе «экспроприации экспроприаторов» — его это не задевает, порой даже парадосально «греет».

+++

Это свойство криминальной власти с уголовной психологией позволяет нам сохранять духовное пространство человеческой цивилизации. Подобно Золотой Орде, эта власть примитивных хищников не лезет в веру, в мозги, в разговоры, во всё то, что не касается её непосредственной и грубой власти.

Но умные люди совершенно точно знают, что на Западе совсем не так. Там правят носители Чёрного Проекта[2], которые отнюдь не расплывчаты, не смутны и не сумрачны по части «универсалий»! Мы столкнулись там с железной диктатурой, обеспечивающей не только персоналии, но и общую идеологию хищничества.

+++

Мы возмущаемся, что сложенные пиратством приватизации «элиты» уже много лет (третье десятилетие) не в состоянии сформулировать Национальную Идею. Но эта амбивалентность власти – отражение сумрачного, раздробленного сознания приватиров (приватир = пират), которое вообще не создано что-либо обобщать. Идея у них «сарынь на кичку» — и поди пойми, что они под этой абракадаброй понимают…

Ну, коли бы наша сарынь сформулировала чётко, ясно, недвусмысленно свою обобщённую идею, но в страшном, чёрном, украинском варианте? То-то бы небось небо с овчинку глянулось…

Принято считать, что Национальная Идея – всегда нечто хорошее, благостное, светлое. Но, извините, идеи бывают разные. Украинская идея в четырёх словах – «всех убить, всё отнять». «Рождённые викингами» принимают милосердие за непростительную слабость.

Из криминальной сарыни вполне может вылупиться (на Украине и вылупилась) вполне себе идейная диктатура абсолютного Зла, сплачивающая правящие кланы человеконенавистнической идеологией. А если такое случится – тогда все наши разговоры, дорогой читатель, закончатся в один миг.

Власть Золотой Орды – это поверхностная власть, не интересующаяся ничем, кроме грабежа и поборов. Власть латинского крыжа – сохраняя грабежи и поборы, лезет в душу, переформатирует человека в нечто недочеловеческое, вырывает не только кошелёк, но и язык. А вслед за языком – ложкой обжор выскребает из черепушки мозги дочиста.

При власти современного проамериканского типа вы не имеете права не только на своё мнение, но, извините, даже и на свои половые органы. Не так давно миллионы французов вышли на улицы, протестуя против содомитских браков – услышала их власть в Париже?! Услышала, избила и по тюрьмам активистов растолкала!

Сказала: нет, ребята, будем растлевать детишек с младшей школы, а вам прикажем вступить в однополый брак – никуда не денетесь!

А это уже не «сарынь на кичку», это уже куда хуже. Притом, что куда определённее.

+++

Мы посреди неопределённости самого примитивного – «чисто-конкретного» мышления, привитого людям, растленным «перестройкой» и всеми мерзостями ея.

Отсюда мы можем пойти вверх – подняв звериную морду приватирства к звёздам: вдруг «обзарится»?

А можем пойти и вниз, к власти американского типа, скользко-беспощадной в своей низости, концептуально заточенной под сатанизм, вполне себе обобщивший мысль в идею утилизации человеческой истории и бытия.

Главная интрига – куда? Откуда – всем уже ясно. Но куда – на это ответит только будущее…


[1] Один исследователь приехал в гости к последнему живому участнику восстания на броненосце «Потёмкин». Старик оказался словоохотлив, и решил поделиться своей «памятью» — но при этом кадр за кадром пересказывал фильм Эйзенштейна. Он столько раз смотрел этот фильм, что кадры оттуда совершенно вытеснили его собственную память о давних событиях, в которых он лично принимал участие…

[2]Подробнее о Чёрном Проекте: https://economicsandwe.com/A5A04B31E90D4730/

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора