Неожиданность

Канал «Аксиома» 20.06.2016 8:21 | Политика 35

Неожиданный визит Шойгу в Дамаск, как можно понять, был неожиданным и для Асада. Даже в официальной части беседы для картинки в СМИ было сказано много дежурных, но довольно любопытных вещей. Асад несколько раз повторил, что кого-кого, а Шойгу он точно не ожидал. Ожидал профессиональных военных для обсуждения профессиональных военных вопросов, вместо этого приехал чистый политик (понятно, что Шойгу — не про военные дела)

Фон для визита на самом деле довольно сложный. Отчетливо нарастает напряженность между Ираном и Россией в Сирии. Пока это выражается в жестких столкновениях проиранской и пророссийской партии в окружении Асада, но вырывается и «в поле». Российская авиация регулярно и периодически накрывает позиции Хезболлы в южном Алеппо, а также иранских «добровольцев». Пока это списывается на «дружеский огонь», но два серьезных боестолкновения между «Хезболлой» и сирийскими военными по этому поводу уже отфиксировано.

Есть разногласия и организационного порядка — взаимодействие между иранцами и российскими военными на очень слабом уровне, и это было одной из тем поездки Шойгу в Тегеран. Как раз после нее «дружественные бомбардировки» и имели место — так что договориться явно не удалось.

На днях должна будет прибыть весьма представительная делегация иранских военных в Дамаск — и скорее всего, визит Шойгу был внезапным в том числе и для того, чтобы успеть поговорить первым. Здесь любопытно — станут ли освещать или хотя бы упоминать о ней в российских СМИ. Если нет — то разногласия и правда серьезные.

В общем, что точно можно предполагать, так это отсутствие в переговорах военной линии. Шойгу нечего обсуждать с профессиональной точки зрения — в противном случае прибыл бы начальник Генштаба или его заместитель по направлению.

Ясно, что речь могла идти о сугубо политических вопросах. Они вполне серьезные: американцы уже впрямую угрожают вводить явочным порядком бесполетную зону, причем уже никто о каком-то там Совбезе и не вспоминает. Сирия — проходной двор, дипломаты свою войну проиграли полностью, теперь в нее играются политики и военные. Таким темпом из нее быстро выйдут и политики.

Бесполетная зона — она для российских и сирийских ВВС. Штаты этого не скрывают, да, собственно, больше там никто из недружественных США и не летает, хотя Иран и перебросил 20 самолетов в Ирак, приблизив их в прямую видимость к сирийским фронтам, но пока они работают только по Ираку.

Это проблема, потому что одно дело — нервировать американцев в Балтийском море, другое — реально воевать с ними в Сирии. Штаты в этом смысле выглядят гораздо солиднее — опускаться до пацанского задирания в виде пролетов над нашими военными не будут, будут просто сбивать, и сомнений, в общем-то, нет. А вот будут ли их сбивать наши — это вопрос. Военные-то могут, но дадут ли им это делать политики?

По факту речь идет о стратегическом факторе, полностью меняющем картину нашего присутствия. Турки уже недвусмысленно продемонстрировали, что готовы на любое обострение — и Кремлю пришлось сворачивать операцию в Латакии. Слишком малые расстояния, чтобы исключить случайности, а второй самолет будет уже не ножом в спину, придется отвечать. С ответом, похоже, как раз Кремль совсем не спешит и не готов к нему.

Кстати, по известным причинам о наших потерях можно не сообщать под вполне законным предлогом, но враги клевещут, что в минусе у нас не один самолет. И даже не два. Сбито уже несколько, причем сбивали их боевики. Один самолет был якобы сбит в районе Ракки, два летчика взяты в плен, переданы нашей стороне в обмен на договоренность по Ракке не работать. Понятно, что клевета и вражья пропаганда, но наши Ракку-то не бомбят, хотя и грозятся ее брать. Табку — бомбят. Ракку — нет.

С вертолетами, кстати, тоже неловкость случилась. Штаты чин-чинарем сообщили, предъявили фотографии, но увидев, что Кремль в запале отрицает очевидное, пожали плечами и к теме не возвращаются — дело ваше.

В общем, потери имеют место быть, но пока к ним имеют отношения боевики, их можно не замечать или просто игнорировать. Если начнут сбивать Штаты — молчать не получится. И вот это явно нервирует Кремль, так как Главной конечной целью Кремля в сирийской авантюре было хоть какое-то «покращання» отношений с Вашингтоном, и уж на прямое столкновение наши точно не рассчитывали.

Нужно что-то делать. Видимо, поэтому и едет Шойгу, причем внезапно и неожиданно даже для Асада — кстати, что демонстрирует «фэйлстейтность» Сирии уже в полной мере — представить, чтобы в суверенную страну без приглашения, спроса и неожиданно для ее руководства приезжает одно из высших должностных лиц другого государства, невозможно.

Что именно предложил Шойгу от имени Путина Асаду — неизвестно. Гадать нет смысла. Можно лишь рассуждать в рамках логики. А она говорит о том, что военные потуги России уже нулевые — никто нам Ракку брать не даст, даже если такая наивная мечта и существует. Поэтому ударная группа зависла на неделю в пяти-семи километрах от Табки, изображая из себя ростовую мишень, чем ИГИЛ с удовольствием и пользуется. Стратегия недо-войны, когда войска ввели, но поздно и в таком количестве, что ими ничего сделать невозможно, провалилась. Эффект внезапности утерян, все противники уже включили российскую группировку в свои планы и учитывают ее, как вполне прогнозируемый фактор. Теперь даже существенное усиление ничего не даст — все тот же эффект внезапности, которого теперь нет.

Раз военного решения нет — нужно искать политическое.Торговать Россия может только одним — гарантиями защиты (не наступления, а именно защиты) анклавов меньшинств. Поставками оружия, техники и прикрытия с воздуха. И это уже не военный вопрос, это вопрос чисто политический. В рамках же политического вопроса находится и личная судьба Асада. Штаты не пойдут на сделку, в которой Россия будет оборонять анклавы, если в рамках этой сделки не будет устранен Асад. Это вопрос принципиальный, по которому торговаться они не станут. Кремлю же нужно хоть что-то в медийном плане, а также хотя бы видимость договоренностей с Белым домом — это стало уже идеей-фикс. Путин не знает, как угодить Обаме, чтобы и лицо окончательно не потерять, и уговорить дорогого партнера сменить гнев на милость. Отсюда, похоже, и вчерашнее униженное: «США — единственная сверхдержава»

В общем, визит Шойгу неожиданный, но знаковый и говорит о серьезном тупике, в который попал Кремль своей нерешительной и совершенно бесцельной политикой. Идут попытки хотя бы нащупать верную дорогу, но вся проблема в том, что эта дорога лежит целиком в русле политики американской. Наша текущая задача — понравиться Штатам, и ничего другого.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора