Непризнание

Эль Мюрид 17.01.2018 9:14 | Политика 98

Украинская Верховная Рада отказалась признавать ДНР и ЛНР террористическими организациями. Причин, по всей видимости, две.

Первая, очевидная — наличие Минских соглашений. Несмотря на то, что со стороны Украины на подписании этих соглашений официальных лиц не было, сами соглашения не ратифицированы и вообще не имеют никакого правового оформления, в политическом отношении они существуют, на них основан ряд политических процессов. Отдельный вопрос, как именно к ним относятся в Киеве, так как оба Минска были заключены после двух военных поражений. Первое — в августе-сентябре 14 года — носило тотальный характер, второе завершилось разгромом крупной воинской группировки и всё-таки не коснулось разгрома всех вооруженных сил, но тем не менее, это были именно военные поражения, а потому оба Минска имели скорее положительное значение для Киева, так как позволяли ему выйти из военных поражений без поражения политического. Снова отдельный вопрос, кому Киев должен бить поясные и земные поклоны за такие решения, но всё это не отменяет того факта, что переговоры в Минске и соглашения были выгодны киевскому режиму более чем кому-нибудь. По крайней мере, на момент их заключения.

Второй момент менее очевиден, но он тоже имеет место быть. Национально-освободительные движения, каковым, вне всякого сомнения, было Донбасское восстание весны-лета 2014 года, практически всегда на первых порах классифицируются как террористические, особенно с точки зрения тех, против кого они и направлены. Это относилось и к национально-освободительным движениям прошлого века, это относится и к их аналогам в современном мире. Как раз поэтому «цивилизованный мир» считает террористическими организациями афганский «Талибан», Исламское государство, «Джебхат ан-Нусру», как считал ранее ИРА, Хезболлу или ООП. По их целям всё это — совершенно классические освободительные движения, целью борьбы которых является строительство четко позиционированных по отношению к решению внутренних проблема и взаимодействию с внешним миром государств.

Кроме того, борьба с терризмом — это удобное и вполне современное прикрытие никак не связанных с ней политических задач. К примеру, до тех пор, пока Джордж Буш не стал бороться с мировым терроризмом в лице «Аль-Кайеды», она даже теоретически не могла считаться глобальной террористической группировкой, будучи глубоко маргинальной и совершенно незначительной организацией где-то на далёкой периферии. Но Бушу потребовался враг, чтобы получить повод развязать войну — поэтому Усама бен Ладен с некоторым изумлением узнал, что это он организовал теракт в Нью-Йорке, а потому согласился стать главным врагом цивилизованного человечества.

По тем же причинам сегодня турки, решая задачу расчленения Сирии, прикрывают эту задачу борьбой с террористическими курдскими группировками. Россия, третий раз объявив о победе в Сирии, продолжает вести ожесточенную «борьбу с мировым терроризмом», бомбя сирийские города, решая при этом свою собственную задачу расчленения Сирии по своим, интересным для Кремля, границам и территориям.

В общем, терроризм сегодня — это либо политически мотивированное прикрытие каких-либо империалистических и неоколониалистских планов внешних игроков, либо настоящие субъекты освободительной антиколониальной борьбы. Политическая мотивация при квалификации тех или иных субъектов в качестве террористических настолько призвольна, что давно девальвировала сам это понятие.

ЛНР и ДНР  — ни то, ни другое. Их субъектность равна нулю, так как сегодня и ЛНР, и ДНР полностью подконтрольные Кремлю территории, и руководство этих образований в принципе не ставит перед собой задачу освобождения территории и народа от чего бы то ни было. Чтобы ставить задачи, нужно быть субъектом, а если ты — просто марионетка, то задачи ставят тебе. Раз ДНР и ЛНР — не субъектны, то считать их террористическими группировками попросту нелепо. У террористов есть хотя бы политическая цель. Какая политическая цель есть у Захарченко и Пасечника, кроме желания угодить кураторам?

При этом Киев проводит линию, согласно которой территория Украины оккупирована Россией, а потому признавать местные туземные администрации террористическими — это противоречить исходной установке и присваивать ДНР и ЛНР субъектный статус. Не признавал же Советский Союз за разнообразными территориальными шуцполициями и вспомогательными местными органами управления оккупированной территорией какой-либо субъектный статус. Здесь — та же логика. Киев обвиняет Россию в агрессии и оккупации, а потому ДНР и ЛНР не может рассматривать иначе, как оккупационные администрации. Собственно, так он их и рассматривает.

Поэтому сама постановка вопроса о признании ДНР и ЛНР террористическими организациями нелепа с политической точки зрения и с точки зрения логики самого Киева.

С точки зрения национально-освободительной борьбы как раз признание тебя террористом со стороны твоих врагов является признанием твоей субъектности. Если ты — ни рыба, ни мясо, то какой же ты враг? Ты так, мимо проходил.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за месяц

Партия нового типа
Центр сулашкина