Потерь нет

Евгений Сергеев 3.08.2017 6:01 | Сводки с фронтов 35

Рейтерс считает, что с начала 2017 года в Сирии погибло не менее 40 российских военных. Это число включает в себя и «официальных» военнослужащих, и наемников. В реальности, скорее всего, общее число погибших только в этом году в разы выше. Было минимум три сообщения о массовой одномоментной гибели нескольких десятков человек — в провинциях Хама и Хомс. Эти сообщения подтвержались информацией о закрытии Тартуса на момент погрузки тел, кого-то отправляли обратными бортами самолетов. Наемников, как неоднократно сообщалось, зачастую прикапывают вообще на месте — просто нет возможности отправки тел.

Но все это даже не важно, хотя число потерь не может быть неважным. Общие потери с начала войны таковы, что учитывая небольшое число военных и наемников (примерно в 10 раз меньше, чем в свое время в Афганистане), удельные потери наших военных по отношению к наличному количеству задействованных сил существенно выше афганских. В абсолютных же цифрах они где-то близки к афганским.

Кремль активно пользуется принятым им же законом о засекречивании, публикуя данные о погибших случайным образом. Уже поэтому любые числа потерь, кроме смешных официальных, можно игнорировать.

Кроме того, Совет Федерации, дав разрешение на войну, вообще никак не проявляет интереса — а как там идут дела. В нормальной стране орган, давший президенту право применять вооруженные силы, должен периодически и публично задавать ему разного рода вопросы. Но наших с позволения сказать «сенаторов» (интересно, кто вообще их так стал называть?) война не интересует совершенно. Все прекрасно понимают, что решение Совета Федерации о праве применить войска в Сирии — чистой воды формальность. А далее — у президента голова большая, пусть он и думает. У него миллион разведчиков, сто тысяч экспертов, доклады и секретные карты, ему виднее. Вот до 15 года все было в порядке, а потом пришла какая-то новая карта со злодейскими планами врага — и президент тут же им воспрепятствовал, молодец какой.

Мы в этом карикатурном СовФеде люди маленькие, какой с нас спрос. Мы тут так, за зарплатой пришли.

Евгений Сергеев 20.04.2017 8:42 | Сводки с фронтов 0

В Сирии погибли еще двое российских контрактников – 41-летний Алексей Сафонов и 46-летний Владимир Плутинский.

О гибели Сафонова агентству Reuters рассказал его родственник, по словам которого Алексей погиб в середине марта. До этого Сафонов воевал на востоке Украины на стороне пророссийских сепаратистов. Плутинский был убит в феврале во время боев за Пальмиру.

По данным Reuters, с конца января до конца марта в только в боях за Пальмиру погиб 21 российский военнослужащий, то есть в 4 раза больше, чем в официальных данных Минобороны России.

В общем-то, речь даже не идет о точных числах, как бы ни кощунственно это ни звучит. Вопрос в том, что власть сознательно ведет политику тотального умолчания потерь в этой бессмысленной войне. Есть люди, скрупулезно занимающиеся подсчетом реальных потерь российских военных (официальных и «ихтамнетов») в Сирии. Их оценка, естественно, имеет серьезную и главное — сложно проверяемую погрешность, однако официальные данные о 28 (или 30) погибших расходятся с ней (с оценкой) даже не на порядок.

В самом начале войны проскакивала оценка предельного числа потерь, которое способно воспринять даже современное оболваненное и обманываемое российское общество — порядка 2 тысяч человек. Далее могут начаться вопросы даже к самому гениальному руководителю. Особенно в свете, мягко говоря, невпечатляющих результатов.

Потери в первых же реальных наземных боевых действиях были таковы, что российская власть сообразила — порог в две тысячи можно проскочить очень быстро, если продолжать в том же духе. В итоге в ход пошло два приема — разделение «официалов» и «ихтамнетов». Раз вторые к военным не относятся, то их потери пусть комментирует тот, кто ими командует. А раз таковых нет — то и потерь, понятно, быть не может.

Официальные потери признавали с определенным поправочным коэффициентом — чуть ли не 1 к 10, однако по мере того, как удельная численность наемников падала, а численность привлекаемых военнослужащих росла, было принято совершенно однозначное решение — вообще не признавать ничего. Последние две потери были признаны исключительно по той причине, что на брифинге у Пескова о них спросили напрямую. Оперативно в СМИ была дана информация, однако тонкость в том, что минобороны отчиталось об одном «официальном» военном и одном «ихтамнете», причем и тут не обошлось без неточности — они были заявлены как погибшие при минометном обстреле (из контекста следовало — при одном и том же обстреле). Однако родные, сообщая в соцсетях о их гибели, назвали два разных географических места гибели и два разных, хотя и последовательных дня.

Говоря иначе — теперь потери вообще перестают признавать — с коэффициентами или без. Только утечка и обращение на самый «верх» могут стать поводом для публикации. Не иначе.

По мнению тех, кто занимается альтернативным счетом, заявленный первоначально как неприемлемый порог потерь мы уже проскочили. Но никаких проблем для власти это теперь не представляет — постмодернизм рулит. Нет в телевизоре — нет в реальной жизни. И все довольны.

Евгений Сергеев 10.03.2017 22:45 | Сводки с фронтов 0

17203950_1242850515764547_2000736861_n

Евгений Сергеев 7.03.2017 21:58 | Сводки с фронтов 0

Еще одна «потерь нет». Некто Василий Юрлин. Сакральность Пальмиры, судя по всему, зашкаливает.

17141445_1240396399343292_663575098_n

Евгений Сергеев 7.03.2017 21:58 | Сводки с фронтов 0

17198984_1239396886109910_64063611_n

Евгений Сергеев 6.03.2017 21:34 | Сводки с фронтов 0

Густо идёт:

В Нижнем Новгороде сегодня простились с 24-летним Артемом Горбуновым, военнослужащим 96 отдельной разведывательной бригады (в/ч 52634 расквартирована в районе Сормово Нижнего Новгорода), погибшим при штурме Пальмиры 2 марта. «Он погиб при исполнении служебных обязанностей»,— сказала “Ъ” вдова погибшего Софья Горбунова. В своих аккаунтах в социальных сетях она уточнила, что Артем Горбунов погиб 2 марта, когда вместе с группой сослуживцев попал в засаду в Сирии. «Он был первый убит»,— написала она.

Опять деталь: «Он был первый убит». Видимо, есть и другие.

И это уже «официал». Комментариев МО, понятно, тоже нет.

Евгений Сергеев 6.03.2017 21:34 | Сводки с фронтов 0

Новая информация о новом погибшем в Сирии Иване Слышкине. Теперь точно классический «ихтамнет» из «группы Вагнера». Любопытны в информации два момента. Первый — то что в Минобороны «…не смогли предоставить оперативный комментарий по поводу гибели Слышкина…» — но это в порядке вещей. Формально наемник к ведомству отношения не имеет и не может иметь. Второй момент — «…По условиям контракта тела на родину не возвращают», — как сказал бывший сослуживец погибшего, знающий о деталях службы Слышкина. Тело погибшего удалось доставить в Россию лишь в индивидуальном порядке.

Естественно, что в сводке официальных потерь фамилия Слышкина не упомянута и никогда не будет упомянута. 30 фамилий — вот и весь официальный список. Сколько уже на самом деле легло в Сирии в оплату путинских авантюр — неизвестно и вряд ли будет когда-либо известно. Особенно если учесть, что после гибели «ихтамнета» ответственность за доставку его тела никто не несет. Убили-зарыли. Вот и весь контракт.

Евгений Сергеев 3.03.2017 23:10 | Сводки с фронтов 0

В боях за Пальмиру получил тяжелейшие ранения начальник управления боевой подготовки штаба Западного военного округа Петр Милюхин. Его спецрейсом доставили в военный госпиталь им. Бурденко в Москве.

По данным «Фонтанки», генерал-майор Петр Милюхин пострадал около недели назад. Подорвавшись на мине, он потерял обе ноги и глаз. На месте он получил первую помощь, но после ухудшения состояния его перевезли в Москву. Как стало известно, это первый российский генерал, который ранен в САР.

«Он у нас. Сказать больше мы не имеем права», – сообщили «Фонтанке» 3 марта в 56-м отделении госпиталя.

Для войны новость обычная. В конце концов, профессия опасна по определению. Вопрос в другом. Можно понять, когда закон о засекречивании потерь касается бойцов спецподразделений. Логика просматривается и где-то даже разумна. Можно понять, когда категорически не признают наличия наемников-иррегуляров. «Ихтамнет» не по злокозненности, а просто потому, что само их существование незаконно со всех точек зрения — включая и действующее российское законодательство.

Но потери среди генералитета — вопрос особый. Тут сокрытие информации выглядит со всех точек зрения клиникой. Хотя бы потому, что возникает вопрос — если они молчат про генералов, то что говорить про их подчиненных? И сколько их уже помимо официальных двух десятков?

Потери на войне — дело неизбежное. Но даже для тайной войны скрывать количество погибших и раненых — занятие очень нездравое. Кризис доверия — самое паршивое, что может быть для любой власти. И когда она врет без продыху, никакие самые разумные объяснения уже не работают — ей просто перестают верить. Даже если очень хочется.

Евгений Сергеев 20.02.2017 22:58 | Сводки с фронтов 0

Официально заявлено о гибели четырех российских советников при подрыве на радиоуправляемом фугасе при движении из Тияса в Хомс.

С учетом того, что официально заявляется о гибели примерно одного из десяти наших «официальных» военных, видимо, размер потерь возрос существенно, что требует признания хоть каких-то. Во всяком случае по соцсетям постоянно идет информация о гибели «незарегистрированных» военных, причем ряд сообщений, проходящих по всем мировым СМИ, опровергаются как недостоверные.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Партия нового типа
Центр сулашкина