Правительство готовит пакет непопулярных мер; каких конкретно — пока секрет

Валентин Катасонов 9.06.2018 0:34 | Экономика 194

Ограбление — преступление, состоящее в присвоении чужой собственности с применением угроз, насилия. Синонимы: разбой, грабеж, грабительство. Преступник был осужден за ограбление банка.

Людмила Бабенко. Большой толковый словарь русских существительных.

***

Вечером 6 июня главные темы на новостных порталах касались российской экономики. Новость пришла из Госдумы: выступая в недрах этого учреждения, министр как бы «экономического развития» Максим Орешкин сказал, что «правительство готовит пакет непопулярных мер». Каких конкретно — он не уточнил. Сразу запахло чем-то гайдаровско-чубайсовским.

А вторая новость пришла из Санкт-Петербурга уже 7 июня и связана с первой. Она рождена главой ЦБ Эльвирой Набиуллиной, которая сообщила, что «новые меры правительства, которые сейчас обсуждаются в кабинете министров, могут кратковременно ускорить инфляцию до уровня выше 4%». Но Набиуллина же нас быстро успокоила: якобы инфляция быстро вернётся к целевому уровню.

С одной непопулярной мерой, так называемым «налоговым манёвром», мы уже столкнулись и чувствуем эту мудрую меру на заправках. Другое непопулярное решение тоже уже не скрывается власть предержащими — это повышение пенсионного возраста. При этом очевидно: скажем, женщина после 55 лет, а тем более после 60-ти, найти работу в наших условиях фактически не может. Однако с такой мерой власть намерена скоро поздравить «дорогих россиян». Что же ещё планируют идейные наследники Гайдара и Чубайса, раз они вот так, заранее готовят нас к «непопулярных решениям»?

***

Экспертные оценки

Мы соприкасаемся с экономикой через цены, через налоги, через денежные трансферты, через социальные услуги. И, соответственно, если говорить о ценах — они будут расти. Если говорить о налогах, то они тоже будут расти. Если говорить о каких-то денежных трансфертах — они будут просто исчезать. Одним из таких денежных трансфертов является пенсия. Ну, а если говорить о социальных услугах, оказываемых государством, то они тоже исчезают как утренний туман, потому что ещё в нулевые годы началась тенденция к их монетизации. А если у населения исчезают деньги, то, соответственно, исчезает возможность приобретения таких социальных услуг.

Таким образом, можно одним словом обозначить новейшую так называемую экономическую политику. Это слово — геноцид. Слово «экономика» используется здесь совершенно некорректно, поскольку у нас экономики нет. Экономика в переводе с греческого — это домостроительство, а у нас на протяжении четверти века наблюдается процесс доморазрушения. Некоторые говорят, что это хрематистика — процесс накопления. Но я бы всё-таки не стал называть происходящее хрематистикой, так если где-то накопления и происходят, то точно не в России и уж точно не в интересах граждан России. Так что правильно называть это ограблением — ограблением дома.

Видимо, грядёт повышение налога на добавленную стоимость с 18 до 20%. Это налог, который формально должен платить либо товаропроизводитель, либо продавец, но автоматом этот налог на добавленную стоимость включается в цену ритейла, то есть в ту цену, которую мы платим как розничные покупатели. Так что это просто закамуфлированная форма инфляции. Кстати, сейчас Набиуллина заявила о росте и возможном разгоне инфляции. Центральный банк вынужден включать печатный станок, и таким образом возникает эта самая инфляция. А все мантры насчёт «таргетирования инфляции» — это что-то из разряда нейролингвистического программирования нашего сознания, потому что любой грамотный экономист понимает, что такое инфляция. Инфляция — это нарушение баланса между денежной и товарной массами. Если вы действительно хотите бороться с инфляцией, то должны обеспечивать не только поддержание на определённом уровне денежной массы, но обязаны наращивать товарную массу. И лучшим способом борьбы с инфляцией является наращивание производства товаров и услуг. А вот об этом как раз Набиуллина вообще никогда не вспоминает. Более того, она делает всё возможное, чтобы уничтожить товарное производство в России. Таким образом, Набиуллина поступает с точностью до наоборот — она обесценивает российский рубль.

Как это можно охарактеризовать то, что было совершено в области так называемого «налогового манёвра» в нефтяной отрасли, что привело к удорожанию цен на топливо? Вряд ли в правительстве сидят совсем безумные люди — какую-то цель они всё же преследовали? Эту цель многие описывают как усиление потока дани на Запад. И я думаю, что речь идёт именно о выкачивании денег из Российской Федерации. Причём в этом манёвре самый главный элемент, который почему-то оказывается в тени — это отмена экспортных пошлин на вывоз чёрного золота. Это приведёт и уже приводит к тому, что у нас на внутреннем рынке не останется нефти. Или она (естественно, в переработанном виде бензина и дизельного топлива) будет продаваться по ценам мирового рынка. А основная часть добытой нефти, которая уйдёт за пределы Российской Федерации, тоже, соответственно, будет реализована по высоким ценам мирового рынка. И, как вы сами понимаете, вся эта выручка останется за пределами РФ, она осядет на счетах иностранных банков.

Как вы помните, в начале текущего десятилетия, когда Путин начинал свою предвыборную кампанию после президентства Медведева, он на одно из первых мест поставил такую задачу, как деоффшоризация российской экономики. А сегодня в своих выступлениях Путин уже не упоминает эту задачу. А это означает, что существует ничем не ограниченный вывоз капитала из России, вывоз инвестиционных доходов. Это и есть как раз то самое ограбление России в совершенно законченном варианте.

А та мера, которую правительство озвучило в целях борьбы с удорожанием бензина — снижение акцизов, — это для отвода глаз. И тут я опять вспомню Набиуллину — даже железная Эльвира вынуждена была признать, что акцизы не смогут спасти ситуацию, они только немного затормозят рост цен на чёрное золото.

7 июня на прямой линии с президентом Российской Федерации был задан вопрос: не стоит ли принять законопроект о повышении пошлин на экспорт нефти для урегулирования цен на внутреннем рынке? И Путин ответил: «Готовьте этот законопроект, я его поддержу». Но до того заявил: «Это только стимул, это, скорее, угроза в адрес нефтяных компаний, надеюсь, ничего подобного нам не потребуется, у нас был конструктивный диалог с нефтяниками и газовиками, но то, что понимание с их стороны есть, понимание того, что проблему нельзя загонять в угол, её надо решать — это очень хорошо». Так всё-таки поняли власти, что нужно изменить «бюджетные манёвры» — или не поняли? И что мы должны из этого понять?

Формулировка оруэлловская — двоемыслие, если не троемыслие. Казнить нельзя помиловать. Я ничего не понял из этой формулировки. Думаю, что всё останется в рамках прежнего решения, я имею в виду, что не вернут они экспортную пошлину. Главное, на что намекнул президент: всё решается в ручном режиме. Вызовет Путин Сечина и скажет: «Вот столько-то на экспорт, столько-то на внутренний рынок». Но управление в ручном режиме — это самый тухлый вариант, он приводит к очень печальным последствиям. Честно говоря, лишний раз убеждаюсь в том, что «наверху» всё очень субъективно и конъюнктурно.

Все «непопулярные меры», которых, видимо, не избежать, которые нам уже объявлены, были известны всем специалистам ещё до президентских выборов. Все прекрасно понимали, что эти «непопулярные меры» отложены на послемартовские времена. Но сейчас это всё связывается с так называемыми «майскими указами». Якобы именно для реализации этих майских благих пожеланий правительству нужно откуда-то взять 8 триллионов, этим и объясняются все «непопулярные меры». Но тут получается парадокс: «майские указы-2», по идее, должны быть реализованы для того, чтобы облегчить, улучшить, в том числе в социальном плане, жизнь каждой конкретной российской семьи, каждого человека. А для их реализации предлагается значительное ухудшение этой самой жизни.

«Майские указы» мало кто читает из граждан России. Вообще, мало кто читает те документы, которые выходят из недр правительства и администрации президента. Если бы люди их читали, у них бы волосы дыбом встали. Там концы с концами не сходятся. Люди во власти окончательно обнаглели. Они уже считают, что «пипл всё схавает», поэтому он не особенно заботятся о сохранении какой-то даже формальной логики. Что касается цифры 8 триллионов рублей, то деньги есть — и даже гораздо более серьёзные деньги. Просто об этом никто не говорит, существует своеобразное табу на обсуждение тех источников, которые у нас под рукой. Первый источник — это действительно большие остатки денежных средств на счетах Минфина, даже не говоря про те деньги, которые хранятся в кубышке под названием «суверенный фонд», Фонд национального благосостояния. До тех пор, пока эти деньги будут находиться в кубышке, мы должны признавать, что Минфин финансирует и кредитует американскую экономику, а также экономику наших закадычных «друзей» — ближайших союзников США.

Во-вторых, я хотел бы сказать, что у нас каждый год происходит утечка финансовых ресурсов, примерно составляющая 100 миллиардов долларов. Если взять по нынешнему курсу, то это почти те самые 8 триллионов, которые необходимы для выполнения «майских указов». Для того, чтобы воспользоваться этими деньгами, нам просто необходимо принять новый указ. Даже не надо закона — это можно сделать указом президента о введении контроля над трансграничным движением капитала. Затем уже не спеша можно это оформить в виде закона. Собственно, закон с таким названием есть — это федеральный закон «О валютном регулировании и валютном контроле», но в середине нулевых годов этот закон был окончательно выхолощен, и практически все шлагбаумы, все ворота были снесены. Поэтому спекулянты могут сюда приходить, здесь заниматься мародёрством и выезжать за пределы страны, образно выражаясь, с полными чемоданами. Так что это безобразие можно закончить буквально завтра, но этого никто не делает. И более того, это никто даже не рискует озвучивать, даже в Государственной Думе, даже те партии, которые мы называем оппозиционными. Так что возможностей более, чем достаточно, но власть, которая сегодня у руля в России — это компрадорская бюрократия, которая обслуживает интересы метрополии.

Интересна стилистика слов, которые мы слышим о том, что для выполнения майских указов, которые должны улучшить положение народа России, для начала нужно это положение народа ухудшить. Эти слова являются калькой с того, что мы слышали в начале 90-х — один к одному. «Дорогие россияне, — говорил Ельцин, — потерпите немножко». Мы помним, как Гайдар и Чубайс увещевали — «буквально один месяц будет плохо, зато потом мы будем жить как в Швейцарии». Потом речь шла о двух месяцах, потом речь шла о трёх месяцах, потом заклинали — «всего год осталось потерпеть, и мы заживём, ну, как в раю». Так как очевидно стилистическое сходство того, что происходит сейчас, и того, что происходило тогда, очевидно ли и то, что это обещанное райское завтра так же никогда не наступит, как не наступило вследствие обещаний Гайдара, Чубайса и Ельцина?

Понятно, что все эти обещания — просто нейролингвистическое программирование, некая форма массового гипноза. Достаточно, например, обратиться к «майским указам», которые упоминались во время предыдущего срока Путина. Давайте мы с вами посмотрим, насколько эти майские указы были выполнены. По некоторым позициям — ноль, по некоторым позициям, как говорят «ответственные лица», 20%, по некоторым позициям — 50%. Извините, если выполнено 50% или ноль, то кто-то за это должен отвечать? А поскольку ни один волос с головы ни одного чиновника не упал, то, соответственно, налицо полная безответственность. Соответственно, такова же цена и нынешних «майских указов-2».

В общем-то, это такой отработанный уже столетиями приём — погружать человека или в какую-то ностальгию, или, наоборот, питать его какими-то надеждами будущего. Человек всё-таки должен жить сегодня, сейчас. «Есть только миг между прошлым и будущим, именно он называется жизнь», как сказано в песне. Это очень серьёзный вопрос, выходящий за темы финансов и экономики. В основе нашей русской цивилизации — Слово с большой буквы. И уничтожение нашей цивилизации началось именно с уничтожения Слова. Слово с большой буквы — это вторая ипостась Бога, это Христос, это Евангелие. Но, к сожалению, нас захватила чума под названием «число». Собственно, то, что мы называем капитализмом — это погоня за числом, это совершенно сумасшедшая страсть приумножения нулей, это общество числократии. А сегодня, после того, как человечество уже пожило в сумасшедшем доме под названием числократия, наступает следующая фаза уничтожения человека и человечества — это цифра. Цифра имеет несколько смыслов — например, цифра как буква, обозначающая число. А сейчас цифра понимается как некий управляющий сигнал, «диджит». И с помощью так называемой «цифровой экономики» (на самом деле, здесь тоже сплошные подмены понятий) нас пытаются загнать в электронный концлагерь.

Для того, чтобы нам всё-таки противостоять этим тенденциям, мы должны возвращаться к Слову. Мы должны возвращаться к Пушкину, мы должны возвращаться к Священному писанию. И я думаю, что это действительно очень серьёзное наше оружие обороны и последующего наступления.

 

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора