Россия выдвинула предложение СБ ООН о миротворцах в Донбассе

Геноцид Русов 1.11.2017 18:41 | Политика 285

31 октября 2017 года Россия выдвинула предложение СБ ООН, согласно которому миротворцы должны охранять миссию ОБСЕ на Украине везде, где она действует. 

Об этом рассказал заявил глава МИД РФ Сергей Лавров на брифинге с Ассоциацией европейского бизнеса (АЕБ) «Отношения между Россией и Европейским Союзом на современном этапе», передает РИА Новости.
 
Это заявление поступило не смотря на то, что ДНР и ЛНР, комментируя слова спецпредставителя США по Украине Курта Волкера, заявили, что без их согласия сил ООН в Донбассе не будет. За 4 года войны в Донбассе погибло более, чем 11 000 тысяч мирных граждан и один сотрудник ОБСЕ. Возникает закономерный вопрос: так кого надо охранять на этой многострадальной территории? 

Рассмотрим развитие ситуации с вводом миротворцев. 

22 августа 2017 года Порошенко заявил, что Украина во время сессии Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций выступит с инициативой ввести в Донбасс миротворцев. Он объявил, что представит идею о введении миротворцев в Донбасс на сессии Генассамблеи ООН, которая пройдет в Нью-Йорке в сентябре. 

В Министерстве иностранных дел России заявиляли в марте, что миротворческая миссия ООН в зоне конфликта в Донбассе «нецелесообразна». Как сказал тогда заместитель министра иностранных дел Геннадий Гатилов, новые контингенты на юго-востоке Украины не нужны, потому что минские соглашения предусматривают мониторинг, который осуществляет ОБСЕ. 

Ещё апреле пресс-секретарь российского лидера Дмитрий Песков заявлял, что вопрос о размещении миротворческого контингента нужно сначала обсудить между сторонами украинского конфликта. Он отметил, что об этом должны поговорить Украина и самопровозглашенные Донецкая и Луганская республики. По словам Пескова, решение о миссии ООН должно приниматься с учетом их мнения. 

Украинский президент тогда, в августе, напомнил, что Россия — постоянный член Совета Безопасности Организации Объединенных Наций и может наложить вето на ввод миротворцев. По мнению Порошенко, принятие решения о миротворческой миссии в Донбассе покажет, «кто есть кто», в частности если Россия воспользуется правом вето. Но Россия не только не наложила вето на ввод миротворцев, но и опередила Украину с этой инициативой. 

5 сентября Владимир Путин поручил министру иностранных дел Сергею Лаврову внести в Совет Безопасности ООН резолюцию о размещении миротворцев ООН в Донбассе. Об этом он заявил на пресс-конференции по итогам саммита БРИКС в китайском Сямэне. Но, по словам Путина, эти силы должны заниматься вооруженной охраной миссии ОБСЕ на линии разграничения. 

«Но разумеется, речь может идти только о функции обеспечения безопасности сотрудников ОБСЕ, первое. Второе – эти силы должны находиться в этой связи на линии разграничения и ни на каких других территориях. Третье – решение этого вопроса должно состояться не иначе, как после разведения сторон и отвода тяжелой техники. Но и это не может быть решено без прямого контакта с представителями самопровозглашенных республик ДНР и ЛНР», – заявил Путин. 

В Германии с энтузиазмом поддержали поручение Путина российскому министерству иностранных дел о внесении в Совбез ООН резолюции о миротворцах в Донбассе. Глава МИД ФРГ назвал заявление Путина «неожиданным». «Если действительно есть шанс, им нужно воспользоваться. Нам нужно больше, а не меньше политики разрядки, это наша задача», – заявил Зигмар Габриэль на последнем заседании бундестага текущего созыва, пишет Associated Press. 

США тоже отреагировали на инициативу Путина о миротворцах на Донбассе. Соединенные Штаты считают, что миротворцы на востоке Украины должны быть не только на линии столкновения, а на всей территории Донбасса. Об этом заявили в Государственном департаменте, передает Associated Press. 

Представитель Госдепа Хезер Нойерт отметила, что США с осторожностью приветствовали предложение России о направлении миротворцев ООН на восток Украины. «Любая такая сила должна иметь широкий мандат для обеспечения мира и безопасности на всей оккупированной территории Украины», – резюмировала Нойерт. 

МИД РФ выполнил поручение Владимира Путина, и 5 сентября представители России направили председателю Совета Безопасности ООН проект резолюции о введении на линию разграничения воюющих сторон – Украины и ДНР/ЛНР – «миссии по содействию защите наблюдателей ОБСЕ на юго-востоке Украины». 
«Сегодня нами направлен соответствующий проект резолюции председателю Совета Безопасности и Генеральному секретарю ООН. Надеемся, что в ближайшее время он будет распространён среди членов Совета. Намерены созвать соответствующие консультации на уровне экспертов и затем, после возвращения миссии СБ ООН из Эфиопии, на уровне постпредов», – сообщил постоянный представитель России при ООН Василий Небензя. 

Процесс ввода миротворцев в Донбасс Россией запущен. 

По этому поводу высказался постпред Украины при ООН Владимир Ельченко. «У нас уже есть наработка своей резолюции, она есть на руках наших партнёров. Я думаю, мы посмотрим, и в течение одного-двух дней, если будет такая необходимость, мы напишем свой и обнародуем свой альтернативный проект. Другой вариант — это работать на базе российского проекта, это же не означает, что там должно всё остаться так, как они написали», — заявил Ельченко в интервью телеканалу «112. Украина». По словам украинского дипломата, Киев настаивает на том, что мандат миссии должен касаться не только охраны специальной мониторинговой миссии ОБСЕ и миротворцы должны размещаться на территории вплоть до границы с Россией. 

Депутат украинского парламента Игорь Попов призывал добиваться в СБ ООН, «чтобы мандат миротворцев распространялся на Крым» и российскую границу. 

И уже 1 сентября 2017 Путин согласился разместить миротворцев ООН на всей территории Донбасса. Президент России Владимир Путин предложил канцлеру Германии Ангеле Меркель разместить миротворцев ООН не только вдоль линии разграничения в Донбассе, а также «в других местах, где СММ ОБСЕ проводит свои инспекционные поездки». Об итогах телефонных переговоров лидеров двух стран сообщается на сайте Кремля. 

«Владимир Путин подробно остановился на российской инициативе об учреждении миссии ООН по содействию охране Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ (СММ ОБСЕ). С учетом высказанных Ангелой Меркель соображений российский лидер отметил готовность дополнить предлагаемые в российском проекте резолюции Совета Безопасности функции упомянутой миссии ООН», — говорится в сообщении. 

 
И 31 октября 2017 года Россия выдвинула предложение СБ ООН, согласно которому миротворцы должны охранять миссию ОБСЕ на Украине везде, где она действует. 

Чем грозит Донбассу ввод миротворцев? 

Об этом сказал и сам президент, правда, при этом подменив понятия. Москва опасается, что закрытие границы между Россией и непризнанными народными республиками на востоке Украины до решения политических вопросов приведет к трагедии в Донбассе подобно той, что случилась в Сребренице, заявил Владимир Путин. Он предположил, что в Донбассе может произойти резня, заверив, что Россия этого не допустит. 

 
Достаточно вспомнить историю резни в Сребренице, чтобы сделать вывод, что по словам президента РФ, ополченцы способны вырезать соседние сёла Украины в зоне, контролируемой ООН. Обвинение сербов-это знак равенства между шахтёрами Донбасса и боснийскими головорезами. Напомним историю резни в Сребренице и попытаемся понять, куда ведут путинские параллели. 

Массовая резня в Сребренице в июле 1995 года стала одним из самых печально известных эпизодов Боснийской войны. По решению ООН этот город был объявлен зоной безопасности, где мирные жители могли спокойной переждать кровопролитие. В 1993 году город был занят боснийской армией, которой командовал Насер Орич. Так возник Сребреницкий анклав – небольшой кусок земли, контролировавшийся мусульманами, но полностью окруженный территорией Республики Сербской. Отсюда боснийцы начинали карательные рейды на соседние поселения. В ходе атак погибли десятки сербов. В 1992 – 1993 гг. боснийцы сжигали сербские села. Всего было уничтожено около 50 поселений. В марте 1993 года на Сребреницу обратили внимание в ООН. Организация объявила этот город зоной безопасности. Туда были введены голландские миротворцы. События в Сребренице 1995 года произошли ровно тогда, когда боснийская армия сдала город и окрестности. В июле 1995 года Армия Республики Сербской приступила к операции по установлению контроля над Сребреницей. Атака велась силами Дринского корпуса. Голландцы практически не пытались остановить сербов. Все что они делали – стреляли над головами наступавших, для того чтобы напугать их. В атаке участвовало около 10 тысяч солдат. Они продолжали двигаться на Сребреницу, из-за чего миротворцы решили эвакуироваться на свою базу. В отличие от сил ООН авиация НАТО попыталась обстрелять сербские танки. Между сербами и военными боснийцами завязался бой. Мирные жители разбежались. 

Когда Армия Республики Сербской установила контроль над анклавом, солдаты приступили к массовым расстрелам босняков, не успевших сбежать в безопасные районы. Поводом к расстрелам послужила ненависть, вызванная резнёй, которой занимались боснийцы вокруг Сребреницы три года. Список зверски замученных сербов включает более 3500 фамилий. Недавно был помилован, Насер Орич возглавлявший отряд территориальной обороны в районе села Потокари близ Сребреницы. Позже этот отряд стал ядром боснийской оперативной группы «Сребреница». «Насер Орич установил в городе режим, который можно назвать только одним словом — этнический террор. Это были даже не чистки. Чистки предполагают «окончательное решение вопроса», а Оричу не нужно было решать вопрос с сербами кардинально. Ему нужен был непрекращающийся конвейер жертв — люди, которые попадали в руки головорезов Орича, страдали долго, иногда месяцами. Их бросали в застенки, пытали, потом отпускали, затем снова хватали, и ад повторялся снова.Боевиков Орича называли «поколи» — так на Балканах именуют вампиров. Как вампиры, они приходили ночью в сербские дома, окружали сербские хутора, убивали и расчленяли трупы. У мирных жителей — в том числе и у единоверцев — они вызывали ужас. Это были существа, действительно упивавшиеся кровью и чужими страданиями.» 

Чем закончился ввод миротворцев для сербов? 

О кровавых «миротворцах» Сербской Краины. 

В марте 1995 года Хорватия требует вывести войска ООН с территории Краины, после чего войска ООН не ушли, но поредели почти наполовину. 

В первых числах мая хорваты оккупируют стратегически важную Западную Славонию. 18-й корпус сербов в количестве 5 тысяч человек терпит поражение. В течение 40 часов хорватская армия и вооружённые формирования взяли Ясеновац, Окучани и Стару Градишку. Это поражение не опечалило сербскую общественность. Все были уверены в том, что Западная Славония в самое ближайшее время будет возвращена. Усиление армии Сербской Краины в то время было вполне достижимо, ведь, как и прежде, на её вооружении находилось много новых танков, артиллерии, самолётов и вертолётов. 

В июне 1995 года французские спецслужбы отмечают крупные поступления оружия в порты Хорватии из США и Германии. 

В июле в Лондоне встречаются немецкий министр иностранных дел Клаус Кинкель, госсекретарь США Уоррен Кристофер и хорватский дипломат Миромир Зузуло. На встрече они рассматривают план вторжения, и западные дипломаты хорватам гарантировали невмешательство со стороны Сербии, так как Слободан Милошевич ставил целью снятие экономических санкций к октябрю и не был готов к войне. В том же месяце объединённые силы сербов проводят наступление на Бихач. 

27 июля американское посольство в Хорватии посоветовало покинуть страну гражданам Америки, в тот же день сербы объявили о введении военного положения в республике. На следующий день армия Хорватской республики Герцеговины-Боснии совместно с регулярными частями армии Хорватии нанесла удар южнее Книна, на территории Республики Сербской в Боснии, захватив два города: Гламач и Босанско Грахово. Эти 2 города представляли исключительную, жизненную важность для сербов. Именно здесь проходила главная магистраль Баня-Лука — Книн. Захват этих городов в корне менял стратегическое положение в пользу хорватов и мусульман. Из осаждаемой стороны они превратились в осаждающую. Теперь хорваты располагали возможностью нанести удар по Сербской Краине с двух выгодных плацдармов: с северного из Западной Славонии, и с южного — из района Гламоча и Грахова. В тот же день лидер боснийских сербов Радован Караджич объявил введение военного положения и полную мобилизацию. 

29 июля президент Краины Милан Мартич выступает по телевидению и говорит об обещанной поддержке Милошевича и Караджича. 30 июля в Книне выступает сербский Патриарх Павле и обещает поддержку со стороны Сербии. 

1 августа 1995 года встречаются Мартич, Младич и Караджич. Мартич ещё раз просит помощь, и ему её обещают. В Хорватии в тот же день проводится полная мобилизация. На границах с Краиной начинают сосредотачиваться войска. Хорваты не приезжают на обговоренную встречу с командующим Краины. Сербы соглашаются на встречу с хорватами в Женеве. 

2 августа правительство Сербской Краины покидает Книн. 

3 августа поступает информация из Генштаба армии Югославии и от руководства Сербии о предстоящей агрессии. Данные также поступали от собственной разведки и от сочувствующих сербам канадских и французских офицеров «голубых касок». Были даже случаи, когда хорватские гражданские и военные лица переходили границу и предупреждали сербов о грядущем нападении. В этот же день американский посол в Хорватии Питер Гэлбрейт уверяет хорватов, что Милошевич дал гарантии не вступления Югославии в войну, и что Югославия не будет наносить удары по хорватским городам. 

Операция «Олуя» («Шторм») началась утром 4 августа 1995 года массированным наступлением 200-тысячной хорватской армии (самой крупной армии в Европе после Второй Мировой войны) на Книн. Регулярная армия состояла из 80 тысяч человек, 70 тысяч были мобилизованы дополнительно, и 50 тысяч были готовы вступить в бой в третьем эшелоне. Не было ни одного населённого пункта в Хорватии, который не провёл бы мобилизацию. При этом таинственно испарились размещённые в Краине «голубые каски» ООН. 

Сербская Краина пала в течение 5 дней. Армия краинских сербов, в реальности состоявшая из 15 тысяч боеспособных солдат с устаревшим оружием, сражалась героически. У Велебита окружённые сербы оказали героическое сопротивление хорватам, беспрепятственно прошедшим сквозь французских «миротворцев». 

Когда на помощь сербам выдвинулась резервная часть, французы под угрозой применения оружия не пропустили сербов. После было привезено 24 тела сербских героев. Этот эпизод с «миротворцами» люди не могут забыть до сих пор. 

В битве за древний Книн разгорелось настоящее танковое сражение. После 9-часовой ожесточённой битвы сербы стали оставлять позиции. Сербские танки, лавируя, постепенно отступали. Сербы храбро обороняли район Топуско — Двор — Войнич, Дрниш, Бенковац и Теслинград. Местом героической обороны был котёл Пакрац — Горешница — Ораховац. Ожесточённые бои шли за Петринью и Глину. 

Из Белграда никакой помощи не поступало: Милошевич в телефонном разговоре сказал Мартичу, чтобы Краина «продержалась сама 5—6 дней», а он «что-нибудь придумает». 
В 16:45 был подписан приказ Мартича о плановой эвакуации Книна, Бенковаца, Оброваца, Дрниша и Грачаца. Во время обсуждения приказа в штабе было задано 2 вопроса: «Есть ли гарантии, что Милошевич и Караджич придут на помощь?» и «Кто будет вести трактор с семьёй во время отступления, если я буду на фронте?». На оба вопроса Мартич ответил молчанием. До сих пор не утихают споры, был ли приказ преступным и предательским, или же всё же благодаря этому приказу удалось вывести из-под хорватского огня сотни тысяч жителей. 

В 19:00 2 самолёта НАТО с авианосца «Теодор Рузвельт» атаковали сербские ракетные позиции под Книном. Ещё два самолёта с итальянской авиабазы бомбят сербскую авиабазу Удбина. В НАТО бомбардировку оправдали тем, что возникла угроза жизни пакистанским «миротворцам», и по запросу пакистанских военных необходимо было действовать «решительно». Что касается Удбины, то здесь было заявлено, что «самолёты НАТО при патрулировании были обнаружены сербскими радарами и захвачены в цель». Также с этого дня и на протяжении всей операции НАТО глушит все сербские средства связи. 

Хорваты за сутки проникли вглубь от 5 до 15 километров, атакуя на протяжении линии фронта в 630 — 700 км. По хорватским данным, в первый день наступления они смогли оккупировать 720 кв. км. В 20:00 началось совещание Штаба Краинской армии, где принято решение об обороне Книна силами 7-го корпуса генерала Ковачевича. Север Книна защищала 75 бригада Владимира Давидовича. Было решено перенести штаб обороны в Срб, были приняты решения об организованном отступлении и формировании новых боевых формирований. Паники не было. 

В 23:20 Штаб был эвакуировал в Срб. 
Хорватские ракетные установки и артиллерия разбомбили радио и телевизионный передатчик в Челаваце. После этого центр был захвачен наземными войсками с боем. 
К ночи 4 августа бои затихли. 

5 августа сербские войска стали покидать Книн. В городе начинается паника. После двух дней непрерывных обстрелов от города остались одни руины, улицы были завалены убитыми и умирающими ранеными. Вот воспоминания канадских «голубых касок»: 
«Снаряды падали повсюду, в том числе и на жилые дома. Количество пострадавших людей было очень большим. По моим подсчётам было убито около 500 сербов за 2 дня обстрела Книна. Около 50 трупов были свалены в коридорах госпиталя Книна. От 20% до 30% всех домов в Книне были разрушены. Только семь целей с натяжкой можно было назвать военными. Среди них железнодорожное депо и здание правительства. Из 3000 снарядов только 250 попали в эти цели. С моей точки зрения, хорваты специально уничтожали жилые дома». 

«Я видел старую женщину, у которой были выбиты глаза. Она держала мертвого мужа на руках и отказывалась уходить с нами… Мы подняли одного человека, чтобы положить его в мешок, и его мозги вылились мне на ботинок… Мешки с телами были сложены в траве рядом с оградой, появившийся неожиданно хорватский танк несколько раз специально проехался по ним, даже не зная, были ли там трупы сербов, хорватов или мусульман». 
«Подвал Книнского госпиталя был забит трупами. Больных выбрасывали из окон». 

5 августа в 10:00 хорваты врываются на окраины Книна. Бригадир Иван Кораде, командир 7-й хорватской бригады, водружает усташеско-нацистский флаг — «шаховницу» над крепостью Книна. К этому времени уже пали Грачац, Любово, Житник, Дубица. Сербы отступают на Срб и Лика Калдрма, Дрвар, Петровац, далее на Баня-Луку. Хорваты к полудню также занимают Врлику, Киево, Дрниш. 

В 15.00 хорваты и 5-й корпус боснийских мусульман, наступающих от Бихача на запад, встречаются у Тржачких Растела, на реке Корана. Хорватский генерал Марьян Марекович и боснийский генерал Ариф Дудакович пожимают руки. 
В 18:00 захвачен Бенковац и окружена Петринья. 

Министр иностранных дел Германии Клаус Кинкель в своём обращении заявил: «Мы не должны забывать о годах сербской агрессии… Сербы слишком долго испытывали терпение Хорватии». Позже немцы также скажут, что «Германия разделяет радость военного успеха и выражает вам похвалу за эту войну». 

А что сербы? 

Всего после нескольких дней агрессии в Краине их осталось не более 5 тысяч человек населения из почти полумиллиона!!! Остальные бежали в Баня-Луку и далее в Белград. Как свидетельствует С.Гайич, дороги были запружены бесконечными потоками людей, около 250 тысяч — столько было изгнано за несколько дней. В течение нескольких дней десятки тысяч погибших и пропавших безвести. Беженцев бомбят самолёты НАТО (хотя НАТО, естественно, и отрицает эти преступления) и хорватская авиация, ведётся артиллерийский обстрел сербов на дорогах, расстрел из стрелкового оружия и танков. Бесконечные колонны сербов атакуются хорватами непрестанно. Хорватские подростки и католические священники забивают женщин кирпичами и арматурой, закалывают вилами. Такое количество людей никогда не гибло в Европе после Второй Мировой за такой короткий отрезок времени. 

А в Европе в то время организовывались экстрим-туры с предложениями настоящей охоты на людей. Неделя «сафари» стоила около 3 тыс. долларов. Была создана известная хорватская интербригада. Наёмникам-убийцам беспрепятственно разрешалось фотографироваться над трупами сербов, убивать, насиловать. В основном в Хорватию приехали немцы, голландцы, англичане, американцы, датчане, венгры. Организацией наёмников-убийц занимались «турфирмы» в Лондоне и в Берлине. Приехавшие нелюди заявляли о своей принадлежности к «неонацистам» и европейским «правым». Интербригада в Хорватии носила форму Вермахата и СС. 

Опустим перечень гигантских материальных потерь. Сожжены и разрушены тысячи домов, уничтожены техника и скот. Уничтожены древнейшие сербские монастыри Крк (1350) и Круп (1317). 

Волна митингов с осуждением предательства проходят по всей Сербии. Ведь югославская армия по ряду соглашений обязана была защитить Книнскую Краину. Но этого не последовало. И падение РСК стало огромным шоком для всего сербского народа. Страшная неуверенность появилась у жителей РС, Воеводины, Космета. В Белградской печати появилось множество карт раздела Сербии. 

Еще в марте—феврале 1995 года упорно циркулировали слухи о договоре между Тудждманом и Милошевичем под присмотром Запада, что за признание РС, отдачу сербам Среберницы и отмену экономических санкций против Сербии Милошевич сдавал РСК. Можно предположить, что руководство РСК знало о хорватском наступлении задолго до его начала, так как большую часть имущества оно перевезло в Югославию в первом полугодии 1995 года, семьи их тоже к началу наступления были в Югославии. Постепенно имущество краишников отправлялось на восток, в Сербию или РС, к родственникам. Семьи военных уехали раньше операции. Но санкции против Сербии после предательства Милошевича и падения РСК так никто и не отменил. 

 
Трагедия Сербской Краины имеет и военные и политические и гуманитарные составляющие. Целый комплекс факторов усугубил катастрофу. 

Повторим, югославская армия обязана была защитить Книнскую Краину. Но этого не последовало. Места для беженцев в огромных количествах были уже готовы заранее. Но Милошевич медлил и бездействовал. Никому в Белграде не нужно было защищать то, что давно продано. Многое говорит о запланированности падения Краины. 

 
Исчерпывающе его охарактеризовал Стеван Гайич: «Позорно молчал и президент Сербии Слободан Милошевич в Белграде, который Сербам Краины не помог в беде, думая, что его спасет договор с президентом Хорватии Фрянйом Туджманом и Западом (в это время о помощи Ельцинско-Козыревской России и речи даже не могло быть). Милошевича такие люди, как американский дипломат Ричард Холбрук называли „фактором мира и стабильности на Балканах“ всегда, когда он шел против интересов Сербского народа, а потом называли „балканским мясником“, когда он пытался как-то отстаивать интересы Сербского народа. Эти люди его потом посадили в Гаагу и в итоге „неправильными“ лекарствами он был убит в тюрме Схевенингена. Но во время погрома Крайины он молчал, и может быть поэтому на государственном первом канале появилась драматическая новость, о том что „хорватские войска были на 10 километров“ от Книна (столица Сербской Краины), на частном телевидению „БК“ город Книн уже давно попал в хорватские руки, и мы смотрели кадры, на которых хорватские солдаты празднуют, стреляя в воздух на центральных улицах Сербской народной республики». 
 
НАТО изначально заняла сторону нападавших хорватов, даже предоставляя им данные своих разведсамолетов. Более того, в этой операции хорваты использовали «живой щит» из сербов. Хорваты даже катили перед собой сербских стариков-инвалидов в инвалидных креслах, а потом расстреливали их. 

А силы ООН либо ушли сразу, либо не вмешивались. 10 тысяч «миротворцев» в Хорватии и Краине выбрали тактику пассивного наблюдения. На их глазах горела, истязалась и грабилась страна, которую эти горе-миротворцы были призваны защищать. Миротворцы не ударили палец о палец, а в ряде случаев выступили на стороне агрессора. Так «голубые каски» обычно защищают мир. 

 
Но, несмотря на много горьких упреков и тяжелых обвинений, которые можно предъявить Слободану Милошовичу (с которого Запад снял все обвинения только после того, как уморил в гаагской тюрьме), надо понимать и политический контекст его нерешительности и стреноженности. Как сам Милошевич сказал незадолго до смерти: «В конце девяностых у меня появилось предчувствие, что мир разваливается прямо рядом со мной. Так и случилось. Я был покинут всеми. И первыми, кто покинул меня, были именно бывшие друзья, среди которых и Россия, которая решила повернуться ко мне спиной, чтобы разыграть карту глобализации. Москва предала саму себя, предав меня и сербский народ, который является сердцем ее же истории». И актуален еще один его призыв к нам: «Русские! Я сейчас обращаюсь ко всем русским, жителей Украины и Белоруссии на Балканах тоже считают русскими. Посмотрите на нас и запомните — с вами сделают тоже самое, когда вы разобщитесь и дадите слабину. Запад — цепная бешеная собака вцепится вам в горло. Братья, помните о судьбе Югославии! Не дайте поступить с вами так же!»  

Итоги операции «Олуjа»: – до 2 000 сербов убито или пропало без вести – от 2 500 до 3 000 человек получили ранения разной степени тяжести, как среди сербских военных, так и среди мирного населения – 40 000 домов в Лике и Далмации и около 20 000 в остальных частях страны разрушено. Также по различным оценкам от 150 000 до 300 000 сербов стали беженцами без Родины, без крова, без будущего. 

За уничтожение Сербской Краины так никто и не ответил, а для многих сама ее судьба есть малоизвестный факт новейшей истории. 

Над чьей головой волей международного сообщества либо с молчаливого его попустительства в следующий раз разразится «Олуjа», предположить трудно, но она повторится снова, ибо безнаказанность неизбежно порождает беззаконие. 

Редакция «Народного журналиста»

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора