Сибирь года: пытки, мемы и коррупция

Ярослав Власов 28.12.2018 14:18 | Регионы 202

Фото: © championat.com/Александр Сафонов. Матч сборных России и Франции по футболу

Выборы, издевательства над заключенными, смерти полицейских, мемы и коррупция, которая убивает детей. Тайга.инфо о главных явлениях и событиях 2018 года в Сибири.

Редакция предлагает посмотреть на прошедший год за Уралом, как на мозаику. Сложив 12 ее элементов, вы рискуете увидеть образ будущего.

Труба года

В январе стало известно, что «Сибирская генерирующая компания» олигарха Андрея Мельниченко выкупает новосибирского монополиста в сфере теплоснабжения — компанию «СИБЭКО», входившую в холдинг RU-COM, бывшим председателем совета директоров которого был экс-министр РФ по делам Открытого правительства Михаил Абызов.

После закрытия сделки СГК фактически стала единственным крупным игроком на рынке теплоснабжения жителей половины Сибири. Под ее контролем оказались ТЭЦ и ГРЭС в Новосибирской, Кемеровской областях, Алтайском и Красноярском краях, Туве и Хакасии.

Цирк года

Президентская избирательная кампания растянулась на несколько месяцев, ее основная часть прошла в феврале. Пожалуй, лучше всего ее иллюстрируют две запрещенные новосибирским облизбиркомом листовки, которые в шуточной форме призывали голосовать за Владимира Путина.

Тексты приводятся по постановлениям комиссии:

«В листовке содержится обращение от имени [главы ЦИК Эллы] Памфиловой с приглашением избирателей 18 марта 2018 года на выборы Владимира Владимировича Путина, [с] указанием, что «Мы решили не допускать к участию никого из его конкурентов, чтобы вам было легче сделать выбор и подарить друзьям президента возможность и дальше грабить нашу страну. Надеемся, что вы не станете жертвой деструктивных сил, которые призывают вас присоединиться к забастовке избирателей и не ходить на избирательные участки 18 марта».

«Содержится обращение от имени председателя <…> Памфиловой к избирателям о том, что «18 марта 2018 года состоится переназначение президента России Владимира Путина, которое мы по традиции называем выборами». «Приходите! Мы максимально упростили для вас задачу и не допустили к участию ни одного реального конкурента»».

Оппозиционера Алексея Навального не пустили на выборы, и его сторонники выбрали бойкот. Конкуренцию Путину изображали коммунист Павел Грудинин, лидер ЛДПР Владимир Жириновский, телеведущая Ксения Собчак и еще какие-то люди, о которых все уже забыли. Грудинин и Собчак даже появились в нескольких регионах Сибири.

Кампания показала и «кадровый резерв». В иркутском штабе президента заявили, что готовы «лечить» избирателей за «неправильные» слова, а сопредседатель новосибирского, экс-депутат Госдумы Сергей Дорофеев решил пошутить, что в «теплых республиках явка иногда 101%», и нам есть на кого равняться.

Кроме того, Тайга.инфо подробно рассказывала о новой технологии голосования по месту нахождения — она могла помочь увеличить проценты за Путина в традиционно нелояльных регионах, а также завысить явку за счет сокращения общего списка избирателей. Старые методы борьбы остались прежними.

Боль года

Главным событием марта могли бы стать выборы президента. Но через неделю после них в Кемерове случилась «Зимняя вишня». Во время пожара в торговом центре погибли, по официальным данным, 60 человек, большинство из которых — дети.

Трагедия оказалась жуткой миниатюрой происходящего в России. Огромный торговый центр, принадлежавший «конфетному олигарху», несколько лет работал без разрешения в самом сердце столицы Кузбасса — поблизости от областной администрации и мэрии. Прокуратура саботировала проверки по указанию «сверху», а часть погибших детей приехали посмотреть кино в ТЦ по билетам, которые их родители получили в день выборов президента на участках.

Через два дня после пожара тысячи кемеровчан собрались на стихийный митинг возле областной администрации. Но губернатор Аман Тулеев на встрече с прилетевшим Путиным обозвал их провокаторами, заявил, что среди них не было родственников жертв, и почему-то извинился не перед ними, а перед президентом. Потом выяснилось, что и скорбеть у нас теперь можно только по указу государства — в десятках городов организовали гражданские акции памяти, а когда президент объявил общенациональный траур, участников «несанкционированного» траура призвали проследовать на официальный.

В деле о пожаре оказалось с десяток фигурантов, самый высокопоставленный из которых — начальник регионального управления МЧС. Городских или областных чиновников почти не затронуло. Следствие затягивается, на судах по мерам пресечения выяснилось, что друзья обвиняемых пожарных угрожают семьям пострадавших. Главную улику по делу о пожаре — саму «Зимнюю вишню» — снесли.

Отставка года

Апрельский уход Амана Тулеева с поста губернатора — это, пожалуй, главная отставка 2018 года не только Сибири, но и страны. Она показала, что в определенный момент людей можно достать настолько, что никакие косметические меры не помогут. Россияне увидели, чем грозит абсолютная 20-летняя власть и к какой реакции общества она может привести, несмотря на все прошлые заслуги.

С 1997 года, когда Тулеев стал губернатором, в Кузбассе подавили оппозицию, уничтожили независимые СМИ, а добычу угля перевели из шахт в огромные разрезы, угрожающие городам и деревням. Регион прозвали «сибирской Чечней» не только за невероятные показатели явки и результаты «Единой России» на выборах, но и за сращивание с исполнительной властью правоохранительных и контролирующих органов.

Казалось, что Тулеев неохотно расставался с властью. После отставки его сделали спикером облсовета, и он официально потребовал от прокуратуры проверить «поток оскорблений, целенаправленной лжи и дезинформации» о его недвижимости в федеральных и региональных СМИ. Власти также запретили очередной митинг против Тулеева, а полиция задерживала его участников на подъездах к Кемерову.

На выборы в облсовет он не пошел и в сентябре получил кресло ректора одного из областных институтов. Его преемником, назначенным президентом, стал угольный олигарх Сергей Цивилёв. На выборах губернатора тот набрал привычный для тулеевских времен 81%.

Протест года

5 мая в 90 городах России тысячи жителей провели акции против федеральных властей «Он нам не царь». Участники призвали уйти в отставку президента и правительство. Если в Новосибирске акция прошла мирно, то в Красноярске и Кузбассе были массовые задержания. В регионах Сибири начали практиковать и превентивные аресты предполагаемых организаторов, как это уже давно делают в Москве.

9 сентября в Единый день голосования задержания стали еще шире. В Новосибирске полицейские заблокировали мирное шествие протестовавших против повышения пенсионного возраста, которое власти не согласовали. Применяли дубинки, задержали 10 человек. Всего же в крупных сибирских городах с улиц забрали более 100 человек.

На организаторов и участников массово заводили административки уже после акций. Аресты на 30 суток за несанкционированное с чиновниками выражение собственного мнения больше не удивляют.

Задержания проходили на фоне «официального» протеста против пенсионной реформы, который возглавили КПРФ и профсоюзы. Их, впрочем, тоже предпочитали убирать подальше от центров городов. Если протест левых сил был поначалу действительно массовым, то к зиме сошел на нет — к тому же участники почти не употребляли имя Путина всуе. Он подписал закон о повышении пенсионного возраста 3 октября.

Ах да, первомайская Монстрация в Новосибирске дала, пожалуй, лозунг года: «Севернее Кореи».

Слив года

Выборы новосибирского губернатора должны были стать центральной кампанией на политической карте России-2018. Но в июне мэр Новосибирска Анатолий Локоть (КПРФ) объявил, что не будет баллотироваться и поддержит назначенного Кремлем врио губернатора Андрей Травникова.

Кампания фактически началась еще весной. В столице региона появились баннеры с портретами Локтя и анонсом его «Стратегии 2030», в ответ были запущены массовые телефонные опросы с «черным пиаром» в отношении мэра, тогда же ярко проявили себя десятки прокремлевских телеграм-каналов, болевших за единоросса Травникова. Тот отрицал участие в дискредитации главы города и давлении на него. Травников подозревал «двойную игру» в акцентированном «набросе» на Локтя.

Капитуляция Локтя 8 июня стала не сюрпризом, а, скорее, разочарованием во всей системе, не позволившей единственному более-менее серьезному «системному» оппоненту партии власти зарегистрироваться на губернаторских выборах в России.

Преступление года

В июле на первый план вышли уголовные дела за репосты в социальных сетях. Передовиком стал Барнаул, где рассматривается сразу несколько дел об оскорблении чувств верующих и «разжигании розни» в интернете. Город из-за ретивых сотрудников центра «Э» прозвали «столицей экстремизма».

При этом россиян судят за публикации в соцсетях уже несколько лет, но дело алтайской студентки Марии Мотузной стало, вероятно, самой яркой иллюстрацией. Чуть ли ни ежедневно появлялись новости об очередном преследовании.

В конце декабря 2018 года федеральные власти частично декриминализовали самую популярную «экстремистскую» статью 282 УК РФ (возбуждение ненависти либо вражды). Теперь за первое в году «разжигание розни» будут наказывать штрафом, обязательными работами или административным арестом. Хотя само попадание под подозрение уже ведет к поражению в правах, о чем Тайга.инфо подробно рассказала.

В конце года красноярский сенатор Андрей Клишас предложил и вовсе сажать людей за «неуважение» к властям в соцсетях, а также приравнять «недостоверные новости» к экстремизму.

Насилие года

Вслед за историям о репостах общество вдруг узнало, что в российских колониях пытают и убивают заключенных, а сотрудники правоохранительных органов кулаками, током и унижениями выбивают признательные показания. «Новая газета» публиковала видео пыток из ярославской ИК №1, «Медиазона» подробно рассказывала о «Деле Сети» и роли ФСБ. Стали известны зверства бурятской полиции, в омской ИК №3 и хакасской ИК №33, истории из Барнаула и Кемерова.

В качестве итога просто приведем дело, подробности которого еще не публиковались в СМИ. В августе вступил в силу приговор Советского районного суда Улан-Удэ в отношении семерых сотрудников СИЗО №1, которых обвинили в избиении и применении спецсредств. Они заставляли арестованного отказаться от показаний против двух криминальных авторитетов. Прокуратура отделалась скупым релизом. В приговоре, как узнала Тайга.инфо, детали оказались куда красочней.

В январе 2013 года начальник пятой смены СИЗО Юрий Гостев, сотрудники Дмитрий Ткачёв, Сергей Горюнов, Александр Асташов, Цыден Доржиев и Артур Попов отвели подозреваемого в вымогательстве в подвал изолятора. Ранее тот заключил досудебное соглашение с прокуратурой о том, что даст показания против соучастников — двух «криминальных лидеров» Бурятии.

Мужчину, который в приговоре назван «П», повалили на пол. Горюнов застегнул одну пару наручников на левой руке, другую пару на правом запястье защелкнул Родионов. Они начали тянуть за наручники в разные стороны, Асташов сел на спину лежавшего. Для начала сотрудники Ткачев, Попов и Доржиев, как установил суд, нанесли не менее 40 ударов резиновыми дубинками по пояснице, ягодицам и лопаткам: «Далее Ткачев и Доржиев, с целью усиления болевого воздействия, сняли с „П“ трико и трусы. Ткачев, Попов, Доржиев <…> нанесли специальными средствами „ПР-73“ (дубинками) не менее шести ударов по оголенным ягодицам, не менее четырех ударов по оголенным бедрам ног».

Арестанта перевернули на спину, подняли сначала левую ногу и не менее 25 раз ударили дубинкой по ступне. Так же поступили с правой. Все это время Родионов и Горюнов тянули за наручники распятого на полу мужчину. Его добивали ногами в голову, били дубинками по шее, требуя изменить показания. Пострадавшего заставили под диктовку написать объяснение, что на утренней проверке камеры он препятствовал сотрудникам и оскорбил их, поэтому к нему применили спецсредства.

Старший помощник прокурора Бурятии, лично проводивший проверку по заявлению о пытках, передал материалы в СК. Все обвиняемые заявили, что их оговорили, а криминальных авторитетов, на которых дал показания арестованный, они не знают. Суд признал их виновными и приговорил каждого к четырем годам условно, запретив работать в органах три года.

В 2018 году «криминальная повестка» стала гораздо ярче отражать реальность, чем любая другая.

Провал года

«Единая Россия» провалила все крупные конкурентные кампании в сентябре. Партия проиграла по спискам выборы в Верховный Совет Хакасии (коммунистам) и горсовет Красноярска (ЛДПР). Оппозиция существенно увеличила фракции в заксобрании Забайкалья и Народном Хурале Бурятии.

В Иркутской области большинство мандатов и по спискам, и по округам получили коммунисты (хотя «ЕР» в кулуарной борьбе вырвала пост спикера). В Хакасии и Забайкалье отныне оппозиция может блокировать любое решение, например в южносибирской республике объединившиеся КПРФ и ЛДПР не дали единороссам получить своего сенатора. Время коалиций и хотя бы видимости парламентаризма вернулось в часть субъектов РФ.

На губернаторских выборах «ЕР» получила Кузбасс, Красноярск, Новосибирск и Алтайский край, где удалось зачистить всех реальных соперников. Омскую область отдали эсеру Александру Буркову, хоть он и избирался как самовыдвиженец при поддержке «ЕР» и КПРФ. Но даже за назначенных спарринг-партнеров в некоторых регионах жители голосовали охотнее, чем за единороссов — главой Хакасии, несмотря на безумное давление и фактически разрешенную кампанию по срыву второго тура выборов, стал молодой коммунист Валентин Коновалов.

В целом же Единый день голосования 9 сентября гораздо сильнее запомнился массовыми протестами, а не выборами.

Пирамида года

В октябре на совещании в сибирском полпредстве констатировали рост числа обманутых дольщиков за год на треть — до 3,6 тыс. человек. И это только официальные цифры на основе региональных реестров. Реальное же количество, по словам депутатов, выше в несколько раз в одной только Новосибирской области.

На подходе новые партии обманутых инвесторов. Федеральный закон о переводе долевого строительства на эскроу-счета, по оценкам экспертов, может только обострить ситуацию с действующими объектами. Кроме того, сами новостройки подорожают на 15−20%.

Квартиры у добросовестных застройщиков станут дороже, реальные доходы населения продолжают падать, а ставки по ипотеке не спешат снижаться.

Полицейские года

Отдельным явлением 2018-го стали жалобы полицейских на их уголовное преследование. Только в ноябре Тайга.инфо узнала о трех подобных делах в Новосибирске и городах Кемеровской области. Сотрудники правоохранительных органов заявляли о сфабрикованных доказательствах, рассказывали об угрозах от сотрудников СК.

В 2018 году произошло несколько самоубийств полицейских. Их знакомые говорили о резком увеличении бумажной работы, описывали различные способы давления на них, вспоминали о конфликтах с начальством.

Фигурантами дел и погибшими становились в основном сотрудники МВД и Росгвардии в невысоких званиях.

Поборы года

В декабре регионы принимают тарифы на обращение с отходами. В среднем в Новосибирской области вывоз и утилизация мусора обходятся в 2,5 рубля за квадратный метр. С 1 января 2019 года тариф будет 92,42 рубля с человека (это один из самых высоких показателей среди сибирских столиц). То есть, если семья из трех человек, живущая в квартире площадью 50 кв. м, сейчас платит управляющим компаниям 125 рублей, то будет отдавать 277 рублей единому регоператору «Экологии-Новосибирск», связанному с экс-депутатом Госдумы и топ-менеджером одной из компаний Игоря Ротенберга.

С 1 января традиционно вырастут тарифы на воду, тепло и электричество. Увеличивается НДС с 18% до 20%, а значит, дополнительно подорожают товары и услуги. В декабре в регионах Сибири уже существенно повысили стоимость проезда в общественном транспорте (от 10% до 150% для разных категорий граждан в разных субъектах федерации).

Реальные располагаемые доходы в январе-ноябре 2018 года в стране упали на 0,1%, по данным Росстата. В Новосибирской области падение составило 5,4%.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора