Такой «антифашизм» нам не нужен

Станислав Смагин 19.01.2019 19:34 | Политика 40

Фото отсюда

19 января в Москве пройдет шествие памяти, приуроченное к десятой годовщине убийства адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой. Покойные, каждый в рамках своего поприща, занимались защитой интересов российских антифашистов, их убийство, по официальной версии, так или иначе было связано с этой деятельностью. Для антифашистов они стали своеобразной иконой, и нынешнее шествие, организованное в первую очередь антифашистскими активистами, станет не только мемориальной акцией в строгом смысле слова, но и актом пропаганды антифашистских идей.

Впрочем, слова «антифашисты» и «антифашистский» здесь лучше писать в кавычках. Ведь какие ассоциации они, произнесенные отвлеченно, вызывают у обывателя? Боец гарибальдийских бригад, воюющий против самого аутентичного фашизма – итальянского. Участник антигитлеровского заговора. Испанский республиканец с лозунгом «Но пасаран». Чилийский поэт Виктор Хара, убитый пиночетовскими палачами. Наконец, доброволец армии Новороссии, придерживающийся левых взглядов, а вообще любых – все они против русофобского необандеровского фашизма, значит, все антифашисты.

Увы, ожидание и реальность, как на известном шаблоне для демотиваторов, кардинально не совпадают друг с другом. Термины «фашизм» и «нацизм» за последние десятилетия крайне размылись, превратившись, по сути дела, в пугало, в ругательства, коими удобно обзывать оппонентов. Как остроумно заметил американский исследователь Д.Голдберг в своей книге «Либеральный фашизм»: «Член палаты представителей [США] Чарли Рэйнджел заявил, что предложенный Республиканской партией в 1994 году «контракт с Америкой» был более экстремистским, чем нацизм, «Гитлер даже не предлагал делать такие вещи» (это замечание является формально точным в том плане, что Гитлер на самом деле не пытался законодательно ограничить срок полномочий для председателей комитетов или провести закон об учете и обосновании всех затрат и потребностей при составлении бюджета».

Термин же «антифашизм», напротив, терминологически устоялся и стал как на Западе, так и у нас обозначать нечто, сильно разнящееся с изначальным содержанием. Теперь «антифашисты» более всего озабочены защитой сексуальных меньшинств, нелегальных гастарбайтеров, цыган-наркоторговцев и агрессивной молодежи с определенных национальных окраин, хамски, вызывающе, а зачастую и откровенно преступно ведущую себя в больших городах. Причем «защита» выражается в агрессивном противодействии, не только словесном, но и физическом, ладно бы каким-то скинхедам – нет, простым людям, которые неодобрительно смотрят на все перечисленные объекты «защиты». Обыватель, попавший на перекрестке под скрещенье толпы среднеазиатских рабочих и гей-парада, и судорожно осеняющий себя крестным знамением – для «антифашиста» «грязная шовинистическая свинья» и нуждается в немедленных побоях для воспитания толерантности.

Совершенно очевидно, что «антифашисты» просто выдумали себе врага, с которым легко и приятно бороться ввиду его отсутствия в реальности – и полной беззащитности тех граждан, которые ситуативно назначаются на его роль. Ксенофобия русскому человеку присуща мало и начинает расти лишь в качестве реакции, если те или иные чужаки откровенно переходят все границы и грешить таким поведением, против которого обязаны бороться настоящие антифашисты, без кавычек. Ситуация мало изменилась с конца восьмидесятых – начала девяностых, когда активист «Памяти» Константин Смирнов-Осташвили дал в ЦДЛ пару пощечин писателю Курчаткину, что было раздуто СМИ как страшное, планетарного масштаба нападение на либерализм и чуть ли не сигнал к захвату власти «красно-коричневыми», а сам Смирнов-Осташвили был отправлен за решетку и при таинственных обстоятельствах повесился.

Понятно, что против такого «врага» бороться легко и приятно. Иногда, правда, «антифашистам» наскучивает откровенно легкая добыча и слабые жертвы, и тогда они, как люди крайностей, проскакивают промежуточные остановки и переходят сразу к терроризму. Так было с раскрытой спецслужбами в прошлом году подпольным движением «Сеть», готовившем серию терактов и массовые волнения. Создали «Сеть» по образу и подобию «Правого сектора»* (запрещен в РФ) «антифашисты»-анархисты из Пензы и Санкт-Петербурга,  яростно защищали после раскрытия «антифашисты» из Москвы, включая статусных идеологов, таких как «правозащитники» Ганнушкина и Пономарев.

Кстати, о «Правом секторе»*.  Пять лет назад в соседнем государстве, где живет даже не братский, а фактически тот же народ, власть захватил настоящий фашизм. Точнее, памятуя о нами самими отмеченном факте размытости этого термина, — нечто на много порядков больше, чем взгляд исподлобья на гей-парад или цыганский табор, напоминающее фашизм в любой его адекватной трактовке.

И что наши «антифашисты»? Опережая реальных антифашистов, бросились на защиту Новороссии и русских Украины? Как бы не так. Сначала они в массе своей радостно поддерживали майдан, затем, когда он плавно перешел в «АТО», сконфуженно замолчали либо в лучшем случае стали делать заявления в духе «чума на оба ваших дома, мы против и российского и украинского национал-империализма».

Некоторые же «левые» (про «либеральных» и не говорю) ораторы «антифашистского» толка и вовсе проявили последовательность и решили до конца поддерживать «сбросивший оковы тирании и московского колониализма вольнолюбивый украинский народ». Примеры — ЖЖ-блогер buntar1917, деятель РПБ Александр Гачикус или бывший деятель РКПБ Герман Ахметшин. Читая их, узнаешь, что симпатии настоящего коммуниста должны быть: в отношении событий 1993 года на стороне «условно-прогрессивного буржуазного политика» Ельцина, а не расстрелянного им «фашистского» Белого Дома; на Ближнем Востоке – на стороне «прогрессивно-либеральных» США, а не разрушаемых ими «реакционно-феодальных» режимов типа асадовского и поддерживающей их РФ; в украинско-донбасских событиях – на стороне пусть отсталой в своей национал-шовинистической зацикленности, но «революционной» и «защищающейся» Украины, а не «белофашистского Русского Мира», инспирированного «агрессивным российским империализмом». Изуверы, сжигавшие заживо людей в Одессе в мае 2014 года, в этой оптике оказываются кем-то вроде советских солдат на территории нацистской Германии, которые может где и ведут себя не очень вежливо, но причины этой невежливости заслуживают понимания и уважения. Впрочем, и последняя параллель не для всякого из правоверных марксистов релевантна – иные и сталинский СССР считают «менее прогрессивным», чем III Рейх.

Приведу несколько характерных цитат, не только насчет Украины и Донбасса, но и по другой повестке.

К жизням и тем более к «чувствам» рашистов или самураев я бы «бережно» относиться не стал. У зверей и то больше «чувств», чем у ватников — ваш любимый Ярош не даст соврать, он это хорошо знает, ведь это его чубатые хлопцы зажарили колорадов в одесском доме профсоюзов 2 мая 2014 года (и они тогда не стали озабочиваться вопросом том, сплошь или не сплошь реакционна местная русская шатия — впрочем, реакционности и у самих правосеков хватает). Вообще, в наши дни критика Энгельсом лассальянского подхода к мелкой буржуазии больше актуальна для угнетённых стран, а не для российских либералов, у которых революционности кот наплакал, а вот реакционности — хоть отбавляй. Бережно, можно сказать, даже любовно, я буду относиться только к жизням украинцев, албанцев или мусульманских народов Востока, если мне когда-нибудь выпадет честь оказаться в их странах и сотрудничать с революционными армиями украинцев и мусульман (хотя того же Яроша не мешало бы хорошенько выпороть за его расизм, сионизм и клевету на коммунизм!). К жизням же представителей так называемых «великих» наций, всяких там россиян, поляков, сербов, французов, немцев, японцев, а также сионистских колонизаторов в Палестине, вообразивших себя «нацией» «израильтян», мы будем подходить лишь постольку, поскольку это будет содействовать грядущим военным успехам мировой революции: пока эти нации будут сильны в военном отношении, нам придётся в известном смысле считаться с обывателем, когда же эти нации ослабнут, мы обязательно избавим трудящееся и угнетённое человечество от «цивилизованных» варваров.

Вы исказили мою мысль, противопоставив меня украинским революционерам, уничтожившим врага в Доме профсоюзов в Одессе (т. н. «копчёная сотня»): я-то ведь писал о недопустимости убийства мирных жителей, а не матёрой контры, с оружием в руках выступающей против революции (ведь представители «копчёной сотни» стреляли из «огнестрелов» из-за спин милиции, охранявшей их, по «майдановцам»!). Восприятие Октябрьской революции величайшим событием в жизни человечества — проявление национальной ограниченности. «Правый сектор»* — радикальное, «якобинское», пролетарское крыло украинской революции, несмотря на имеющиеся у него недостатки. «Пролетарскость» этого крыла видна хотя бы из того, что ПС* выступил вооружённым путём против «Беркута», тогда как буржуазное крыло революции (всякие клички и К?) призывало этого не делать. К тому же, ПС* выступает за всеобщее вооружение народных масс.

В борьбе против российского империализма украинская национальная буржуазия в лице Ющенко идёт на союз с Грузией, Прибалтикой, Польшей – это верно, и неверно поступает Тимошенко, жертвуя интересами этого «антироссийского» союза ради узкокорыстных интересов украинской национальной буржуазии. С другой стороны, этот «антироссийский» союз из боязни пролетариата идёт на компромисс с Западом, а не с ваххабитами.

Нас, российских пролетариев, только радует смерть российской военщины и полицаев на Кавказе – побольше бы таких «преступлений» совершал Путин. Разве есть в Нюрнбергском процессе, в замене «шила на мыло» — германского нацизма на советский, российского на американский и т.п. — что-то прогрессивное по сути?

Поддержка сирийских повстанцев катарской и саудовской монархией никак не компрометирует сирийских повстанцев, как не компрометирует северян эпохи американской гражданской войны их поддержка со стороны русской монархии.

Конечно, это крайние случаи. Но они далеко не единичны и не маргинальны в своем лагере, и ярко показывают, что бывает с антифашистами и левыми, если их заносит в кавычки.

А что удивляться приезду российских анархистов и «антифашистов» на майдан, если многие украинские леваки там обосновались с самого начала. Речь, в частности, об одной из самых влиятельных левацких движений Украины – фанатском движении киевского футбольного клуба «Арсенал». Вот что рассказывает один из его лидеров: «Взаимная агрессия между националистами и сторонниками левого движения закончилась с началом Майдана. После неоднократных встреч фанатов «Арсенала» с представителями других футбольных (националистических) движений, совместно было решено, что проблемы страны — это общие проблемы, и лезть друг другу на рожон при такой огромной важности происходящих вокруг событий, никому не нужно: симпатий к Януковичу и его административному аппарату никто не испытывал, независимо от своих политических взглядов.

Таким образом, представители «Арсенала» под видом все тех же «ультрас», о которых любили сообщать журналисты, побывали во всех горячих событиях зимы 2014 г. несмотря на то, что визуально все протесты проходили под националистическими лозунгами и националистической символикой…Также с легкостью воспринялся лозунг «Слава Украине!», что ранее равнялся националистическому лозунгу русских националистов «Слава России!». Только теперь «Слава Украине!» воспринимался как обыкновенное выражение, не несущее никакого националистического окраса, а лозунг «Слава России!» стал восприниматься как лозунг русских ксенофобов. Теперь же, с началом российской агрессии в Украине, может показаться, что грань между антифашизмом и национализмом в «Арсенале» стирается окончательно».

Неудивительно, что начало геноцида Донбасса эти, с позволения сказать, «левые» восприняли не как перерождение, а как логическое следствие майдана, и с полным энтузиазмом в нем поучаствовали. Подробнее об этом можно узнать, например, в явно одобряющей это начинание статье «Черные гвардейцы. Как антифа воюют против сепаратистов в Украине», опубликованной на российском либеральном ресурсе TheInsider.

Конечно, у «левых» и «правых» борцов с проклятыми москалями в отношениях далеко не все гладко. «Правые» на правах старших и более сильных периодически разгоняют мероприятия «левых». А в конце лета прошлого года национал-шовинисты в Мариуполе разогнали культурный центр «Платформа ТЮ», специализирующийся на ЛГБТ-тематике и созданный ярой «украинской патриоткой» и по совместительству ЛГБТ-леволибералкой Дианой Берг. Что интересно, в интервью радио «Свобода» по этому поводу Диана, скупо пожалев о случившемся, поспешила добавить, что вообще у нее с украинскими «правыми» полное взаимопонимание, а с конкретными погромщиками она хотела бы договориться и дальше жить в мире и дружбе, к тому же, возможно, это вообще засланные из России провокаторы. Комментарии излишни.

Завтра, кстати, в Киеве тоже пройдет «антифашистское» мероприятие в связи с десятилетием гибели Бабуровой и Маркеловой. В заявлении организаторов обозначены тревожащие их тенденции современной Украины – нападения на цыган, избиения людей с «неправильными взглядами на гендер» и «гражданина Великобритании с цветными волосами». Слов «Донбасс», «Бойко», «Вышинский», «Мефедов» и других из этого же ряда, естественно, нет и близко.

Что тут добавить? Такой «антифашизм» нам не нужен. Тот, что без кавычек и приставки «анти», по крайней мере, честнее.

Станислав Смагин, главный редактор ИА «Новороссия»

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора