В ОЖИДАНИИ ТРЕТЬИХ ПЕТУХОВ

Николай ДОРОШЕНКО 26.08.2019 0:58 | Общество 91

Имя Шукшина засияло на весь мир так же случайно, как и имена многих других его ровесников, составивших ядро «деревенской», а точнее – русской литературы второй половины ХХ века. После того как родной отец Шукшина был репрессирован, а отчим погиб на войне, не то что учеба в Москве, а даже и автотехникум в городе Бийске был Шукшину не по зубам, пришлось бросить учебу и устраиваться на работу. Турбинный завод в Калуге, Тракторный завод во Владимире, стройки на станции Щербинка и на станции Голицыно… Затем, как передышка, служба на флоте, где появилась возможность прочитать много книг и где были написаны первые рассказы…

А после службы – новая попытка найти свое место под солнцем: поступил на работу в школу сельской молодежи в качестве учителя и директора, бросил, опять поступил в техникум, бросил, стал инструктором райкома партии, но и перспектива выбиться в «большие люди» была ему не по душе…

Так бы, и сгинул, как сгинули до него и после него по общагам многие – оторвавшиеся от крестьянского мира, томимые творческой искрой.

А чтобы Шукшин все-таки смог поехать в далекую Москву и поступить во ВГИК, его матери пришлось продать корову.

И после такой – для сельского уклада страшной – жертвы словно бы само провидение взяло Шукшина за руку и повело по жизни. Вот некий человек увидел Шукшина спящим на городской скамейке (места в общежитии ему не хватило) и привел к себе домой, обогрел. А после оказалось, что это знаменитый режиссер Пырьев. А во ВГИК его приняли не потому, что он, в сапогах своих, сдал блестяще экзамены, а потому что знаменитый и всесильный Ромм вдруг почувствовал в нем незаурядный характер…

Да, империя была еще жива, и судьбы людей еще могли зависеть от таких вот, как у Пырьева и Ромма, живых душ…

Но не так-то просто было в этой империи воистину живой душе Шукшина!

Москва расширяла кругозор выходца из Сросток, Москва показывала, что нужны советской империи хоть и живые души, но не совсем живые, что правда в чести только с внешнего вида нравственная, что в то время, как сам Шукшин ради поиска человеколюбивой правды позволил матери лишиться кормилицы-коровы, арбатские детки уже во все дыры прошмыгнули, уже приготовились к грядущей «приватизации»…

О неприкаянности Шукшина – вскоре знаменитого – рассказывает Василий Белов в своих воспоминаниях. Например, шли они по лесу в беловскую Тимониху и, пользуясь тем, что кроме птиц никто их не услышит, вели свою горькую беседу…

Именно в ощущении этой неприкаянности появилась самое провидческое произведение русской литературы ХХ века — шукшинская сказка «До третьих петухов».

И столько надежд было у шукшинского Ивана-дурака: вот, поставит он печать на справку о том, что умный, и появится у него право наконец-то занять свое законное место в калашном ряду!

Сам же Шукшин, добывая эту справку всем чистым душою людям, всем нашим Иванам, к сорока пяти годам надорвался и умер.

И вот уже четверть века черти правят нашим монастырем без масок, откровенно демонстрируя свои рога и копыта по всем государственным телеканалам. И битва Атамана со Змеем Горынычем, на которую Шукшин в своей сказке так надеялся, была в 91-м и в 93-м годах проиграна…

Что ж, самое болевое русское сердце, шукшинское сердце, не испытало хотя бы вот этой уже самой нестерпимой боли – при виде жадно поедаемой чертями родной Державы. Уже не в сказке поедаемой.

…Человеколюбивый и жертвенный шукшинский тип русского писателя к сегодняшнему дню оказался выброшенным на обочину жизни. Пусть мать нового Шукшина не только корову, но и избу продаст, пусть новый Пырьев приютит его на ночь, а новый Ромм даст возможность получить образование – захватившая Россию нечистая сила не позволит ему быть услышанным всем народом. И русская литература сегодня хоть как-то издается лишь в тех странах, где культурное пространство пока еще не контролируется информационной индустрией вашингтонского обкома. А если в самой России в память о Шукшине на горе Пикет все еще собираются тысячи людей, то – потому что 90% россиян, стремительно убывая в числе, ждут и ждут спасительного крика третьих петухов. Ждут и ждут. Хотя уже все сроки прошли.

Сейчас на главной
Статьи по теме