В России наблюдают за транзитом власти в Казахстане. На самом деле это дрейф Казахстана от России

Елена Рычкова 22.03.2019 1:02 | Политика 24

Сегодня, 20 марта, давний соратник Нурсултана Назарбаева Касым-Жомарт Токаев вступил в должность президента Казахстана. Одними из первых решений новых властей республики стало переименование Астаны в Нурсултан и назначение новым спикером сената старшей дочери первого президента страны Дариги Назарбаевой. По некоторым данным, в дальнейшем она может занять пост главы государства. Для публики в России эти события стали примечательны в первую очередь способом транзита власти на постсоветском пространстве. На самом деле беспокоиться следовало бы о другом.

Для России тема транзита власти тоже актуальна, у нас схожая структура экономики, и политическая система в Казахстане заставит внимательно приглядываться к такому сценарию. Наверняка в Кремле будут анализировать произошедшее у соседей, ведь Назарбаев, уйдя с поста президента, сохранил лидерство в ведущей партии «Нур Отан» и продолжит возглавлять Совбез. То есть он будет своего рода «национальным лидером», но при этом сохранит рычаги и для того, чтобы непосредственно влиять на ключевые решения.

Хотя стоит напомнить, что нечто подобное в России уже пытались реализовать, когда в 2008 году Владимир Путин передал кресло президента Дмитрию Медведеву и возглавил партию «Единая Россия». К тому же, все четыре года он оставался председателем правительства. Тем не менее, Путин решил вернуться в Кремль, и возможность такого камбэка на рубеже 2011-2012 годов не казалась очевидной при всех статусных регалиях. А уж переход гаранта на малопримечательную должность главы Совбеза может спровоцировать слишком много пересечений внутиэлитных конфликтов.

Касым-Жомарт Токаев(2019)|Фото: liter.kz

В Казахстане новая власть первыми действиями пытается показать преемственность политической системы, но это только видимость, считают эксперты, на самом деле в недалеком будущем в верхах начнутся серьезные конфликты.

«Тот сценарий транзита власти, который выбрал Нурсултан Назарбаев, и для Казахстана слишком сложен, и в России он бы сулил немало трудностей, –говорит политолог Максим Жаров. – В то же время схема, предлагаемая у нас сторонниками ускоренного транзита – с переходом сразу в полностью парламентскую республику – приведет к хаосу и нарушению государственности России».

То, что Назарбаев остается во власти, возглавляя Совет безопасности – довольно условный факт, ведь в стране остается президент, сильный премьер, в правительстве Казахстана находятся представители ключевых кланов, в парламент, помимо партии «Нур Отан», которую возглавляет Назарбаев, входят и другие достаточно сильные партии, подчеркивает эксперт, потому о сохранении власти разговор не ведется. Тем более, что есть серьезные опасения за здоровье уже бывшего президента.

«Он находится в преклонном возрасте, ведутся разговоры о том, что у него ухудшилось здоровье, и он не в состоянии выполнять роль медиатора и главного коммуникатора, потому для нас эта схема непригодна по выше обозначенным причинам. Согласование интересов внутри элит не может происходить в столь многоступенчатой схеме без каких-либо проблем и публичных конфликтов», – говорит Жаров.

Отметим, что совсем недавно, 21 февраля, президент Республики Казахстан отправил в отставку правительство, он поставил в вину своим чиновникам недостаток рабочих мест (особенно на селе), выступил с претензией, что малый и средний бизнес так и не стали драйвером роста, и развитие бизнеса не стало основной задачей министров.

«Реальные доходы населения не увеличиваются. Доля расходов на продукты питания в бюджете семьи растет. В результате формального подхода исполнительных органов часть социально уязвимых слоев населения не охвачено адресной социальной помощью. На все это накладывается неумение работать с населением со стороны членов правительства и министров», – сказал тогда Назарбаев.

Назарбаев посетовал, что экономика республики по-прежнему носит сырьевой характер, а реальные доходы граждан не растут. Он пообещал, что на ближайшем съезде партии «Нур Отан» предложит ряд мер по усилению социальной поддержки и по повышению качества жизни людей. Деньги выделят из бюджета.

В принципе, подобные сетования можно регулярно слышать и на съездах правящей партии в России, министрам и депутатам ставят прорывные задачи, но когда их спрашивают о будущем страны, они говорят, как спикер Госдумы Вячеслав Володин, «есть Путин – есть Россия, нет Путина – нет России». Так что условная политическая стабильность перевешивает экономические трудности не только у нас.

Ослабление же государства и вертикали управления – главная опасность в период перехода власти, возможность оппозиционным силам захватить руководящую роль в Казахстане оценивает известный писатель, председатель партии «Другая Россия» Эдуард Лимонов. И он считает, что положение русскоязычных людей в Казахстане может ухудшиться по «украинскому» сценарию.

«Я в принципе согласен с той точкой зрения, что дрейф Казахстана от России начался уже достаточно давно, – комментирует политолог Максим Жаров. – И вчера Назарбаев в своей прощальной речи это фактически подтвердил, потому что там он сказал такую фразу, что казахи должны быть гражданами мира. Это как раз означает ориентацию на прозападный путь развития».

Путин, Назарбаев(2017)|Фото: kremlin.ru

Эксперт уверен, что по дальнейшим отношениям Казахстана с Россией и можно будет судить о тех проблемах, которые возникнут в теперь сложных – после такого транзита власти – отношениях внутри верховных кругов Казахстана.

«Внутри элит есть и силы, придерживающиеся прозападного курса, есть сторонники китайского пути, протурецкого развития отношений, но фактически в казахской элите уже нет представителей пророссийского пути развития, отстаивающих развитие сотрудничества с Россией, соответственно, нацеленных на какую-либо интеграцию в рамках Евразийского экономического сообщества и других интеграционных проектов на постсоветском пространстве», – говорит Максим Жаров.

В момент смены власти дополнительную активность может проявить Китай, по мнению Эдуарда Лимонова, азиатский сосед может претендовать даже на часть территории и на месторождения Казахстана. А республика необычайно богата нефтью, газом, редкоземельными металлами.

«И России советую не зевать, – говорит Лимонов. – Но уверен, что российская власть не захочет вмешиваться из опасения вызвать гнев Запада».

Политолог Максим Жаров в свою очередь уверен, что как минимум Китай начнет оказывать еще большее влияние на политику Казахстана. Как в этой ситуации вести себя России?

«Я категорически против таких радикальных шагов, как возвращение городов, потому что на самом деле территориальная целостность Казахстана сейчас является для России важнейшим инструментом для обеспечения безопасности собственных границ, – говорит политолог. – Слишком большая граница у нас с Казахстаном, и такие шаги могут спровоцировать большое напряжение и в этой самой стране, и среди стран, окружающих Казахстан».

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора