В России обнаружилось биометрическое общество любителей доносов и ярма

Михаил Мельников 26.02.2020 14:25 | Общество 50
Фото: Youtube

Хвост виляет собакой, или кто, за кем, и почему, будет следить в нашей стране

Последние тридцать лет наша власть избегала слова «русский», предпочитая ему более молодые термины «российский» или «россияне». Но, похоже, ситуация меняется – с русскими начали заигрывать, причем сразу в особо извращенной форме.
Некоммерческое партнерство надсмотрщиков
Контролируемое банком ВТБ издание РБК сообщило, что МВД России разрабатывает ФИСБУ – Федеральную информационную систему биометрических учетов. Камеры видеонаблюдения будут узнавать нас по «лицу, голосу, радужной оболочке глаза и татуировкам на открытых частях тела». Сообщили об этом, что характерно, не в самом МВД, а в Русском биометрическом обществе.
Да, представьте, существует такая организация с неким Данилой Николаевым во главе (характерно, что ни биометрии, ни даже биографии этого человека в общем доступе нет). Полностью эта контора называется НП «Русское общество содействия развитию биометрических технологий, систем и коммуникаций» и является «смешанной российской собственностью с долей федеральной собственности».
Учредители этого Некоммерческого партнерства меняются с высокой скоростью, структура собственности намеренно запутана. Известно минимум пять учредителей Общества, у каждого из которых в среднем по четыре учредителя, и дальше обозреть структуру уже не представляется возможным. Занятно, что у физических лиц – учредителей и директоров – на первом уровне владения действительно практически сплошь русские фамилии. Но только на первом.

Откуда же там федеральная собственность? Оказывается, в этой прекрасной организации участвует полугосударственный Газпромбанк. Он является учредителем ООО «Управляющая компания Газпромбанк – ресурсосберегающие технологии», которому принадлежит ООО «Медиа-Гарант», которое имеет блокирующий пакет в ООО «Центр речевых технологий», и вот этот Центр – соучредитель «Русского биометрического общества»

За пять с половиной лет существования домена Rusbiometrics.com его хозяева не позаботились даже о мобильной версии или качественной адаптивности сайта, да и вообще не особенно стремились популяризировать свою деятельность. В 2019 году они вышли из тени. Зачем?
В поисках русскости
Конечно, «Русская планета» не могла проигнорировать вызывающее название Общества. Со словом «русский» в нашей редакции все понятно: в центре нашего внимания находится история, культура, жизнь русских людей во всех краях света – есть татарские, еврейские, армянские, украинские и многие другие ресурсы аналогичного содержания.
Но как «русскость» соотносится с определением походки и татуировок? Название Русского биометрического общества – лукавое и в обыденном, и в библейском смысле слова. Ничего «русского» в биометрии нет – это союз китайских технологий с банковскими капиталами, то есть типичный российский, а не русский продукт. Понятно, что в стране, где «Русснефть» принадлежит клану Гуцериевых, как-то неловко говорить о национальной идентичности большинства граждан, и все же здесь – циничная, манипулятивная попытка показать, что русские люди поддерживают слежку за собой.
Но, может быть, это действительно так? Может быть, русские – люди, потерявшие собственное достоинство до такой степени, что готовы жить под непрестанным взглядом Большого Брата?

В России есть несколько специализированных служб общественного мнения (наиболее известны ВЦИОМ и «Левада-центр»); кроме того, десятки организаций проводят собственные опросы. Удивительно, но нам не удалось найти ни одного опроса, посвященного сбору биометрических данных. По Украине, Казахстану, Кыргызстану – есть. В России – тишина

Между тем нет сомнений, что такие опросы были – тот же ВЦИОМ буквально тонет в заказах от маркетинговых служб самых разных организаций, и трудно представить, чтобы банки или госструктуры не попытались выяснить наше отношение к этому деликатному вопросу. А результаты таких опросов не опубликованы, так как оказались невыгодными заказчикам.
Последний доступный опрос по камерам видеонаблюдения датирован 2013 годом (портал Superjob), и зафиксировал равнодушно-отрицательное отношение персонала к слежению за рабочими местами. Нужно ли устанавливать камеры на улицах, нас вообще не спросили.
Так что логично объяснить название можно только одним образом: как 282-ю статью УК называют «русской статьей», так и система слежки, по логике ее организаторов, будет направлена в первую очередь против русских людей. Не секрет, что многие национальности в России живут по другим, заметно более мягким законам – некоторые пользуются специальными организационными и имущественными льготами; многоженство, педофилия, ношение оружия и другие вольности, за которые сажают русских людей, фактически узаконены в целом ряде «республик».
Заграница нам поможет
Занятно, что информация о планах МВД появилась вскоре после распространения публикаций о том, как задержание по показаниям камер происходят в Китае. В декабре там поймали подозреваемого в финансовых преступлениях Джеки Чуна, распознав его лицо в очереди на вход на концерт с 50 тысячами зрителей, и это стало поводом для широкого обсуждения – разумеется, за пределами демократического Китая. Видеокамеры в этой стране отслеживают не только лица, включая рисунок сетчатки (каково разрешение!), но и определяют татуировки, рост и примерный вес «клиента», умеют распознавать особенности его походки.
Можно предположить, что китайские товарищи активно помогают своим российским, а порой даже русским коллегам в развитии биометрической индустрии. Пекин не меньше Москвы заинтересован в том, чтобы на 1/8 части суши царил «диньдан» – предыдущие захватчики называли это «орднунг». Не исключено, что китайская техника (свое оборудование в России – это китайское с переклеенными логотипами) заодно транслирует полученные данные на родину – когда-нибудь пригодится, а то у этих русских все на одно лицо.
В ожидании антиутопии
Представьте себе власть, которая, например, покрывает реальных преступников из числа «своих» и старается под любыми предлогами изолировать от общества своих противников. Общество, где человек из числа вхожих в элиту может нарушать любые правила и законы, а у безумца, пытающегося защитить соотечественников от произвола, обязательно найдут наркотики. Где видеозаписи и данные антропометрии доступны только узкому кругу и при необходимости фальсифицируются теми же, кто должен следить за порядком. Где полицейские, увидев на мониторе уличный разбой, только зевнут и скажут – далеко ехать, как-нибудь камеры сами найдут. Власть, при которой этническое большинство будет поставлено в самые худшие условия и лишено прав на защиту собственных интересов. Власть, при которой руководить страной будут люди, нападающие на журналистов за записи в соцсетях, убивающие противников вырубки лесов, натравливающие собак на соседей, отмазывающие своих детей от тюрьмы за убийства, воспитывающие потомство за рубежом и держащее там свои конспиративные особняки.
Представьте, как они смогут использовать попавший в их недобросовестные руки инструмент абсолютной слежки за гражданами! Понятно, что в России это практически невозможно, но никогда не говори «никогда» – роман Синклера Льюиса «У нас это невозможно» остается актуальным во все времена.

Вероятно, такому тоталитарному государству придется как-то противостоять. Под таким давлением даже добропорядочные люди, живущие по христианским заповедям, научатся наносить временные татуировки, менять походку, шифровать содержимое жестких дисков компьютера (VeraCrypt, BitLocker и другие решения), с помощью запрещенных технических устройств будут обходить запрет на подключение к мировому интернету. Парадокс: пытаясь принудительно создать праведное общество, узурпаторы получат миллионы правонарушителей, которые не были бы таковыми, если бы не безумные законы

Сохранившие чувство собственного достоинства люди будут уезжать в отдаленные районы, куда еще не дотянулось сауроново око камер – и, может быть, именно так начнется новый расцвет провинциальной России.
Но это, повторимся, лишь в теоретическом случае попадания ФИСБУ в недобросовестные руки. У нас в России ничего подобного нет, а утверждать обратное – значит противопоставлять себя государству.
* * *
Беда всех этих систем видеополиции – уже без привязки к России, Китаю или Штатам – в том, что они лечат симптомы, а не болезнь. Большинство тех преступлений, которые попадают в объективы камер, совершаются не от хорошей жизни – на них идут, как правило, не вписавшиеся в социум индивиды или кипящие тестостероном подростки. Они – основные жертвы «палочной системы», их легче всего поймать и изолировать от общества.

Но, к сожалению, те деньги, которые можно было направить на реализацию права на жилье, на организацию молодежных клубов по интересам, на снижение налогов для бизнеса, идут на создание исполинских систем слежки за жертвами некомпетентного государственного управления.

 

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора