Выбор и иллюзии

СНЖ Эль Мюрид 11.02.2019 22:06 | Общество 16

«СОЮЗ НАРОДНОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ»

Если бы я преподавал Владиславу Суркову термодинамику, то, прочитав его статью «Долгое государство Путина» в Независимой газете, поставил бы ему твердый кол по предмету без права пересдачи с последующим отчислением по профнепригодности. Но так как в статье вроде бы про политику, ее неизбежно будут обсуждать и даже находить в ней «что-то такое в этом есть».

Ключевой абзац статьи находится прямо в самом начале: «Иллюзия выбора является важнейшей из иллюзий, коронным трюком западного образа жизни вообще и западной демократии в частности, давно уже приверженной идеям скорее Барнума, чем Клисфена. Отказ от этой иллюзии в пользу реализма предопределенности привел наше общество вначале к размышлениям о своем, особом, суверенном варианте демократического развития, а затем и к полной утрате интереса к дискуссиям на тему, какой должна быть демократия и должна ли она в принципе быть.»

Уже после него можно смело дальше не читать ничего, так как исходная посылка ложна, а значит, все последующие выводы не представляют ни малейшего интереса.

Выбор — это не иллюзия и быть ею не может даже теоретически. Вся жизнь (и даже бессмысленное с точки зрения эволюции появление на свет самого Суркова) — это всегда итог сделанного выбора. Осознанного или нет. Отсутствие выбора — это всегда смерть.

Есть такой крайне интересный со всех точек зрения сериал «Доктор Хаус». Не берусь судить о нем с профессиональной точки зрения, ибо не врач, но во всем остальном там очень много любопытного. Процесс принятия решений в нем показан крайне динамично, но самое главное — абсолютно верно. Впрочем, любой детектив, где следователь ищет преступника — он тоже ровно про это самое . Просто в «Хаусе» всё еще более наглядно — неверное решение автоматически убивает пациента прямо в текущей серии.

Мы всегда принимаем решения. По любому поводу и в любом качестве — в качестве обычного человека по банальному бытовому вопросу или в качестве какого-нибудь социального субъекта по проблеме, касающейся всех. И всегда это выбор. Даже если всё очевидно. Процесс принятия решений всегда выглядит одинаково: вначале мы создаем пространство решений, которое затем сужаем, в идеале — до единственного решения. Оно не всегда верное, не всегда эффективное, но оно всегда — итог выбора. Всегда существует противоречие — для того, чтобы принять одно-единственное решение, мы обязаны создать выбор из многих решений, причем не иллюзорный, а реальный. Иначе оно всегда будет неправильным, а значит — смертельным.

Меня часто упрекают в пессимистическом отношении к происходящему — и в нашей стране, и где-то еще. Хотя на самом деле всё ровно наоборот — я оптимист, причем зачастую безудержный. И мой оптимизм предельно рационален. Наш нынешний режим (равно как и все прочие диктаторские режимы) совершенно неинтересен в качестве объекта изучения. Что бы мы ни пытались обсуждать, это никак не повлияет на то, что он закончится тупиком, на стене которого будет написано: «Коллапс экономики», «Социальная катастрофа», «Крах государственности», «Распад страны». И это неизбежно, так как любая диктатура детерминирует пространство решений, загоняя его в один-единственный коридор, который всегда заканчивается тупиком и похожими надписями. Нет выбора — нет правильных решений. А ошибки, которых будет становиться все больше, и которые вызывают рост социальной энтропии, будет некуда девать: коридор с тупиком в конце — это всегда замкнутая система. Была в свое время такая казнь — человека сажали в большую стеклянную бутыль, кормили-поили, и он в конце просто тонул в своем собственном дерьме. Именно этим всегда заканчивает любая диктатура — у нее нет механизма сброса ошибок, она всегда дефективна, а потому неизбежно умирает. Тонет в накопленных ею неверных решениях.

И именно на этом основан мой оптимизм по отношению и к путинской мафиозной «вертикали» — она обязательно умрет, правда, при этом мы будем вынуждены проламывать стену тупика (движение вперед по оси времени неизбежно, а потому мы не сможем упереться в тупик и просто рассматривать стенку), проходить через катастрофический сценарий, на выходе из которого мы получим пространство решений. Не все доживут и не все переживут этот переход, но в конце концов, за все нужно платить. Если мы, как народ, с упоением орём лозунг «Есть Путин — есть Россия», то нам и платить за свой кретинизм. Всё честно.

Почему любая буржуазная демократия всегда лучше любой суверенной диктатуры? Да поэтому — там появляется выбор. Неважно, плохой или хороший, но он появляется. А вместе с ним появляется механизм сброса накопленных ошибок. И неважно, что в буржуазной демократии она всегда представляет интересы правящего класса — буржуазии. Которой, в общем-то, на народ глубоко плевать так же, как и любой диктатуре. Но помимо того, что она буржуазная, она ещё и демократия, а значит — каждая из правящих группировок вынуждена решать проблемы народа хотя бы для того, чтобы иметь шанс победы на выборах. Да, там манипуляции, обман и презрение к объекту управления, но демократия создает обратную связь, а значит — создает какой-то, но уровень ответственности народа за свой выбор. В диктатуре это всё не нужно, она лишь имитирует демократические процедуры, которые как раз и являются иллюзией, о которой пишет Сурков.

Именно поэтому чем более развита демократия, тем лучше живет народ. Не без проблем — но всегда лучше, чем при любой диктатуре. Любой Трамп всегда может сказать — мы живем плохо, потому что предыдущий президент Обама ошибся. И я пришел, чтобы исправить его ошибки. Для нас это совершенно неактуально: даже если на смену старому, больному и интеллектуально убогому президенту Путину придет молодой, подтянутый, умный и молодцеватый новый президент Путин, он не сможет спихнуть на своего предшественника его ошибки. Потому что это он и есть. Он есть, а вот механизма сброса ошибок — нет. Всё просто. И даже если нового диктатора будут звать не Путин, а к примеру, Медведев, ничего не изменится. Потому что механизм отсутствует.

Кстати, поэтому после падения режима Мадуро даже полуколониальный буржуазно-демократический режим в Венесуэле будет гигантским шагом вперед — у людей появится выбор. В наркокартеле его нет даже теоретически. Как раз Латинская Америка естественным образом тяготеет именно к демократии: только через ее механизмы можно учесть интересы трех основных социальных групп, составляющих основу каждой страны (понятно, что в каждой стране свой собственный индивидуальный набор из этих групп) — креолы, метисы и индейцы. Любая диктатура будет вынуждена подавлять интересы хотя бы одной из этих социальных групп, любая демократия будет вынуждена учитывать интересы всех. Причем исторически так сложилось, что лучше всех управляют креолы — потомки белых переселенцев. Никакого расизма — чистая эмпирика. И только при креолах возможна демократия. Дайте монопольную власть индейцам, как, к примеру, в Боливии — и вы немедленно получите наркорежим, который почти легально торгует кокаином, а ее президент — обычный обдолбанный наркот. И именно поэтому, когда режим Мадуро падет, любой другой, который придет после него, будет вынужден решать всё ту же задачу: создавать пространство решений в виде буржуазной демократии или снова загонять страну в один-единственный коридор решений без малейшего выбора. Тогда в конце снова будет тупик, катастрофа и снова выбор — только на еще более низком уровне.

Россия, кстати, тоже естественным образом тяготеет к демократии: мы слишком большие. А потому базовое противоречие, которое обеспечивает наше развитие — это противоречие между центростремительными силами сборки государства и центробежными интересами регионов. Мы — естественная демократия, и сколько бы ни пытались обойти или перепрыгнуть разные тупые диктаторы это противоречие, они его могут только разрушить. Но тогда это будет уже совсем другая страна, а точнее — много других стран. Как раз поэтому в том тупике, куда нас ведет Путин и его картель, одна из надписей на стене тупика: «Распад государства». Он ломает через колено базовое противоречие, создающее нашу страну. И оно в итоге его похоронит — к сожалению, вместе с Россией.

Именно поэтому статья Суркова основана на ложном посыле, после которого всё остальное написанное — банальная глупость. Понятно, что цель этой глупости — обосновать, почему для России диктатура лучше, чем демократия. И именно поэтому Сурков никогда бы не сдал экзамен, рискни он этот абсурд озвучить. Законы природы можно игнорировать, можно использовать, но изменить — никогда. Самолет может взлететь вопреки закону всемирного тяготения. Но он всегда будет вынужден приземляться — в целом виде или в виде обломков, отменить законы гравитации он не в состоянии.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора